Как Революция 1905 года христианские партии создала

    рэвалюцыя 1905Энциклика Папы Римского Льва ХІІІ от 15 мая 1891 года Rerum Novarum дала мощный толчок к развитию новой идеологии – христианской демократии, основополагающим документом которой и считается энциклика. Христианская демократия, как и социализм, признавала наличие проблем в обществе, но видела их решение не в революции и борьбе классов, а в реформах, самоорганизации общества, сохранении частной собственности и соблюдении христианских принципов.

    Примерно в это же время подобное движение развилось в протестантизме, получив название социального евангелизма. Среди русских православных философов идеи, близкие к христианской демократии, выказывали Владимир Соловьев, Сергей Булгаков, Георгий Федотов, Николай Бердяев и другие.

    В поддержку своих идей сторонники христианской демократии начали создавать партии. Первой такой партией стала немецкая Партия Центра, которая была основана еще в 1870 году и выражала интересы католического населения в преимущественно протестантской Германской империи. Партия Центра была первопроходцем среди христианско-демократических партий. Ее пример и энциклика Rerum Novarum подвигли христиан других стран встать в защиту своих убеждений, отличных как от монархического деспотизма, так и набирающих все большую популярность либеральных и социалистических идей.

    Между тем в Беларуси и соседних с нею странах, которые на то время входили в состав Российской империи, становлению христианской демократии мешал общественно-политический строй, не принимавший ни парламентаризма, ни религиозной веротерпимости. Однако в 1905 году в связи с революционными событиями император Николай II подписал ряд документов, расширяющих гражданские права и свободы населения. Так, 17 апреля был подписан манифест “Об укреплении начал веротерпимости”, а 17 октября – манифест об усовершенствовании государственного порядка, которые объявляли о создании Государственной Думы и предоставляли населению свободу совести, слова, собраний и союзов.

    Все это дало толчок к созданию легальных партий различной направленности: от черносотенных до социалистических. Не преминули воспользоваться этой возможности и христиане различных уголков Российской империи. Уже 21 октября 1905 года  в Севастополе была принята политическая платформа протестантской партии „Союз свободы, истины и мира“, инициаторами который были менонитский богослов Петр Фризен, баптист Николай Одинцов (председатель Федеративного союза баптистов СССР в 1929-1933 годах) и евангельский христианин Иван Проханов (руководитель Всероссийского союза евангельских христиан в 1909-1928 годах). Большинство членов Союза были жителями меннонитских колоний Крыма. Местоприбыванием Центрального бюро, которое возглавил Мартин Фризен, стал Севастополь.

    Союз выступал за конституционную парламентскую монархию, всеобщее избирательное право, цельность и нераздельность государства, развитие местного самоуправления, сильную государственную оборону, отказ от завоевательных войн, реформу суда и карательных органов, обязательное бесплатное образование для детей, постепенную отмену госсубсидирования религиозных организаций, свободное соревнование в евангельской проповеди и «делах любви», свободу слова, совести, союзов и собраний, земельную реформу.

    „Союз свободы, истины и мира“ поддержал кадетов (конституционных демократов) на выборах в Госдуму, но затем между партиями возникли трения. Последнее упоминание о Союзе датируется мартом 1906 года. Особой роли в политической жизни Российской империи и региона партия не сыграла.

    Схожая судьба была и у Литовского христианско-демократического союза, который был основан в ноябре 1905 года  католическими священниками Юозасом Тумасом (председатель общества литовских писателей в 1932-1933 годах), Франтишком Бучисом (будущий генерал ордена мариан в 1927-1933 и 1939-1951 годах), Адомасом Дамбраускасам (президент Литовской католической академии наук в 1926-1938 годах) и Йонасом Мачюлисом (ректор Ковенской духовной семинарии в 1909-1932 годах). Партия выступала за сохранение влияния Католической Церкви в Литве, автономию Литвы, аграрную реформу, борьбу против левых, в первую очередь социал-демократов. Однако лидеры партии не смогли заручиться поддержкой Католической Церкви, и в 1906 году ЛХДС прекратил своё существование.

    На волне революции в январе 1906 года возникла и Конституционно-католическая партия Литвы и Беларуси. Ее инициаторами были католический епископ Виленский Эдвард фон Ропп, директор Земского банка в Вильно Юзеф Монтвилл, председатель Витебского сельскохозяйственного общества Станислав Лопацинский, священники Миронас и Мацеевич, виленский аптекарь Стефановский, студент Юзеф Змитрович и Ян Ляхович.

    Создавалась ККПЛиБ, прежде всего, для защиты и продвижения интересов католического населения Северо-Западного края Российской империи: поляков, белорусов и литовцев. Основой ее деятельности объявлялись христианские ценности как «применение абсолютной справедливости в отношении всех — независимо от национальности, веры и сословия».

    Члены ККПЛиБ выступали за конституционную монархию парламентского типа, а Российскую империю предлагали превратить в федерацию с широкой автономией для субъектов. Партия выступала за свободу совести, образования, слова и печати, собраний и объединений, за неприкосновенность жилья и личности, создание бесплатной народной школы с обучением на родном языке и обязательным изучением религии. В сфере сельского хозяйства ККПЛиБ объявляла право на частную собственность фундаментальным, но предлагала аграрную реформу. Программа партии предусматривала право рабочих на забастовку и митинги, на создание профсоюзов, введение восьмичасового рабочего дня, ограничение ночной работы, защиту работающих женщин, детей и лиц, работающих в опасных для здоровья условиях, запрет труда детей в возрасте до 14 лет, на получение пенсий и пособий.

    Авторы программы требовали возвращения Католической церкви церковного имущества, конфискованного российскими властями или компенсации утраченного, выступали за восстановление ликвидированных епархий, роспуск Римско-католической духовной коллегии при МВД, свободных контактов с Ватиканом и так далее.

    Главной опорой ККПЛиБ были крестьяне-католики Виленской и Гродненской губерний, часть мелкой шляхты и интеллигенции. В 1906 году партия приняла участие в выборах в Государственную думу и добилась значительного успеха. Ее идеи в думе поддерживали 17 депутатов-автономистов, среди них: епископ Эдвард Ропп, «король узкоколейки» Болеслав Яловецкий, ксендз Антоний Сонгайло и другие.

    Однако в начале марта 1906 года епископу Эдварду Роппу под давлением властей пришлось оставить руководство партией, а литовский генерал-губернатор Константин Кршивицкий запретил все собрания членов партии. Тем не менее, есть основания полагать, что собрания партии проходили вплоть до 1907 года.

    В 1906 году возникла и первая христианско-демократическая партия Финляндии, которая на тот момент обладала широкой автономией в рамках Российской империи. В отличие от уже упомянутых партий, которые занимали правоцентристские позиции и были близки к кадетам, Рабочий христианский союз Финляндии занимал радикальные христианско-социальные позиции. Партия была создана при Евангелическо-Лютеранской Церкви Финляндии в ответ на растущее влияние социал-демократов среди рабочих. Программа РХСФ была во многом схожа с Социал-демократической партией Финляндии, но была непримирима к атеизму социалистов. Ее девизом было «на основе христианской веры, освободить наших людей от ига капитализма». В партии долгое время противостояли друг другу клерикальное течение, надеявшееся найти сторонников в борьбе  с атеизмом, и реформистское течения, требовавшее социальных реформ на основе христианских ценностей. Последнее в конце концов победило. В 1907-1919 годах партия регулярно завоевывала один-два мандата в финском парламенте, однако вступление лидеров РХСФ (с 1917 года она  носила название Христианской рабочей партии) в ряды социал-демократов привело к тому, что в 1923 году партия прекратила существование.

    Манифест “Об укреплении начал веротерпимости”, который был анонсирован  12 декабря 1904 года, вызвал брожение и в Православной Церкви, которая хотя и была господствующей в Российской империи, но находилась под жестким контролем государственной власти.

    Еще до опубликования манифеста митрополит Антоний (Вадковский) Санкт-Петебургский 22 марта 1905 года преподнес Николаю II синодальный доклад, предлагавший созвать архиерейский собор, избрать Патриарха, ввести регулярность поместных соборов и смену членов Синода. Резолюция царя, одобряя доклад, заявляла о неуместности собора в “переживаемое ныне тревожное время”.

    27 июля 1905 года Синод разослал по всем епархиальным архиереям опросник относительно желаемых реформ в Церкви. Авторы большинства ответов предлагали разделить Русскую Церковь на самоуправляющиеся митрополичьи округа, в которых было бы восстановлено каноническое правило регулярных соборов не реже раза в год. Предлагалось восстановить самоуправляющийся приход как юридическое лицо и основную ячейку церковной соборности, расширить и углубить участие Церкви в общественной жизни страны; немало было требований реформировать церковный суд и школьное дело, повысить уровень богословского образования, как в общеобразовательных гражданских, так и в собственно церковных учебных заведениях. Выражалось беспокойство по поводу того, что миряне богослужения не понимают. Предлагались литургические реформы.

    15 марта 1905 года митрополиту Антонию Петербургскому была представлена первая записка “О неотложности восстановления канонической свободы Православной Церкви в России” от имени 32-х столичных священников, которую митрополит разрешил опубликовать в “Церковном вестнике”.

    Первая записка требовала широкой и принципиальной автономии Церкви от правительства и его политики, восстановления соборности управления на всех уровнях, свободы учительства, проповеди и общественной деятельности. Священники требовали, чтобы Церковь “возвратила себе всю силу плодотворного влияния на все стороны жизни человеческой”, отмены внешних наград для духовенства, постоянства пребывания епископа на одной кафедре.

    Дальнейшие записки “32-х”, или “Союза церковного обновления”, как он вскоре стал называться, осуждали связанность Церкви с государственной властью, ибо Церковь “должна быть свободна … при всех формах правления. Церковь выше и шире всякого государства, всякой национальности, всякой партийности”. “Союз” выступал против ограничения состава поместного собора епископатом, за восстановление выборности духовенства на всех уровнях, свободу в Церкви, внешней и внутренней. Также предлагалось восстановить брачный епископат и отменить монашескую монополию в руководстве Церковью.

    «Кружок 32-х священников» опирался на викарного епископа Нарвского Антонина (Грановского) и просуществовал до 1908 года, когда его деятельность была прекращена, а епископ Антонин отправлен на покой.

    Таким образом, становление христианских партий в Российской империи, возникших на волне революции 1905 года, несмотря на некоторые успехи, закончилось неудачей, и все они в скором времени прекратили свое существование (за исключением финских христианских демократов). Возрождение христианско-демократического движения на территории Российской империи пришлось на 1917 год после Февральской революции, но об этом читайте в следующем материале КРЫНІЦА.INFO.

    На основании того, что в Российской империи христианско-демократические партии возникали лишь на волне революционных брожений 1905 и 1917 годов может сложиться ошибочное мнение, что христианская демократия – это идеология революции. На самом же деле возникновение христианско-демократического движения в Российской империи просто отражало те процессы, которые происходили в стране.

    Так, в соседней Западной Украине, которая в то время входила в состав Австро-Венгрии, первая христианско-демократическая партия возникла еще в 1896 году при поддержке предстоятеля Греко-Католической Церкви, кардинала Сильвестра Сембратовича. Католический руско-народный союз (с 1911 года – Христианско-общественный союз) выступал за национальную и культурную автономию украинских земель в составе Австро-венгерской монархии, критиковал москвофилов среди украинского национального движения. Между тем саму партию критиковали за полонофильство. В 1897 году партия завоевала шесть мест в австро-венгерском парламенте (всего украинские организации получили девять мандатов) и создала коалицию с христианскими депутатами чехов, словаков, хорватов и сербов.

    Однако уже в 1907 году КРНС не смог получить ни одного места в парламенте. Влияние партии все время снижалось. Ряд ее деятелей входили в состав Рады Западно-Украинской Народной Республики. В 1920-е годы партия самораспустилась. В 1930 году на ее основе возникла Украинская народная католическая партия. Ее опекуном был греко-католический епископ Станиславский блаженный Григорий Хомишин. Партия имела представителей в польском сейме, но большого влияния не оказывала.

    Максим Гацак