Что не так с религиозным разделом программы «Свободная Беларусь» Позняка

c8292-clip-39kb

24 апреля в Варшаве состоялась официальная презентация коллективной работы «Народная программа «Вольная Беларусь», разработанной коллективом авторов во главе с председателем Консервативно-христианской партии-БНФ Зеноном Пазняком.

Как заявляется, программа предлагает систему политических, экономических и культурных отношений, на которых может основываться свободное белорусское государство. Документ акцентирован на ключевых принципиальных подходах, которые определяют уровень и качество общественных отношений и характер государственной власти, заявляют авторы. На одном из них, а именно на разделе №5 — «Религия», мы и остановимся. Его авторами являются Зенон Позняк и политолог Павел Усов.

Хотя документ и заявляет, что гражданину Беларуси гарантирована свобода совести, как и равенство всех конфессий, в значительной степени он является дискриминационным. Более того, хотя сам Зенон Позняк и возглавляет консервативную партию, религиозная часть программы была бы более свойственной для либеральных или даже социал-демократических политиков.

Прежде всего, это выражается в запрете обучения религии в школе. «Обучение религии в школе запрещается. Могут быть факультативы по истории религии. Факультативный предмет не входит в обязательную школьную программу, но контролируется Министерством образования. Обучение религии — это дело церкви, а не школы. Церковь может открыть свои воскресные религиозные школы при храмах и иметь свои религиозные училища (лицеи, коллегиумы, университеты, семинарии, академии)», — говорится в документе.

И это при том, что обучение религии в обычных учреждениях образования никак не противоречит ни демократическому, ни светскому характеру государства. Так, в Германии религия может преподаваться и в общеобразовательных школах и в университетах.

Согласно Основному закону ФРГ, преподавание религии в школах страны гарантировано государством, хотя и есть свои особенности на уровне отдельных земель. Как правило, выбор ограничивается двумя направлениями — католическим и евангелическим в соответствии с основной конфессиональной принадлежностью учеников. Но и у других конфессий есть право организовать обучение основам своей веры. При этом Церковь или религиозная организация участвует в составлении программы и подготовке учителей.

Самостоятельно принимать решение о том, основы какой религии они хотят изучать, школьники могут только по достижении 14 лет. До этого вопросы религии решают за них родители. Дети атеистов или представителей тех конфессий, которые пока не могут организовать религиозное обучение, могут выбрать внеконфессиональный предмет: этику или философию в зависимости от региона.

В Беларуси же в лучших большевистских традициях религиозное образование и религию полностью предлагают загнать в церковное гетто.

Также программа предусматривает запрет Церкви «проводить не связанную с содержанием церкви коммерческую деятельность», но границы этой деятельности не уточняются. В результате не ясно, что конкретно запрещено делать церквам, а что разрешено.

Государство, согласно программе, может выделять средства церкви для восстановления, реставрации и охраны памятников архитектуры и духовного наследия. На другую деятельность — образовательную, благотворительную и так далее — помощь запрещена.

Также непонятен смысл пункта 5.8. о том, что Рождество и Воскресение Христовы по календарю католической и православных конфессий, Деды и Радуница «снова станут официальными выходными днями и будут учитываться государством». На сегодняшний день они и так, помимо Дедов, являются выходными. Единственные вопросы, которые есть у людей на этот счет, это упразднение в 1990-е выходного понедельника на второй день после Пасхи, а также практика переноса рабочего дня с понедельника перед Радуницей на субботу. Однако о возможности сделать эти понедельники выходными не говорится ничего.

Особую обеспокоенность вызывает пункт о том, что «ни коммунистическая, ни посткоммунистическая власть» юридически не должна была никому возвращать в собственность храмовые здания, так как и в Российской империи, и в СССР «церковные здания, которыми пользовалась православная церковь, были на балансе Российского государства». «Демократическая власть в Беларуси должна будет пересмотреть отношении государственной собственности на здания, переданные Российской Православной Церкви с нарушением прав собственности, и вернуть положение юридических норм в правовое поле», — говорится в программе.

Таким образом, мы имеем очевидную дискриминацию определенной конфессии — в данном случае Русской Православной Церкви, которая в случае реализации документа может лишиться своих церковных зданий. Также выглядит удивительной апелляция к нормам оккупационных в отношении Беларуси Российской империи и коммунистического СССР. При этом в перспективе осуществление этих норм может нести опасность и для других конфессий, храмы которых в последние два столетия также «были на балансе» государства.

Более того, результатом этого может стать рост межконфессиональной и вообще социальной напряженности в стране, когда десятки, если не сотни приходов будут лишены своих храмов. Всем этим может воспользоваться в своих интересах все та же Россия, которая с XVI века присвоила себе роль защитника православного населения белорусских земель.

Остается необъясненным и то, как «демократическая власть в Беларуси должна будет пересмотреть отношении государственной собственности на здания, переданные Российской Православной Церкви с нарушением прав собственности, и вернуть положение юридических норм в правовое поле». Будут ли храмовые здания снова переделаны под спортивные залы, бассейны, дома культуры и так далее? Будут ли там образованы музеи? Или они будут переданы другим конфессиям, в частности тем, которые владели ими ранее? В связи с этим возникает вопрос, смогут ли новые собственники (в том числе государство и другие конфессии) найти средства на достойное владение памятниками истории и архитектуры, так как именно к этой категории относится большинство храмов, которые существовали во время Российской империи и СССР.

Еще одна норма программы, которая касается исключительно РПЦ, заключается в том, что она «должна будет исправить испорченные неграмотными переделками за времена антинародного режима памятники сакральной белорусской архитектуры». Не опровергая важности и серьезности проблемы «луковизации» белорусских храмов, все же следует отметить, что вопросы относительно сохранности храмов есть и к другим конфессиям. Исключительный же акцент внимания только на РПЦ вновь ставит ее в дискриминуемое положение.

Также непонятно возвращение, хотя и в доработанном виде закона 1992 года «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях», когда наилучшей формой, как кажется, является изменение и реформирование уже действующего законодательства, в том числе и с учетом норм, которые были прописаны в 1992 году.

Из положительных норм религиозной части программы «Свободная Беларусь» стоит отметить гарантирование гражданину Беларуси свободы совести, а конфессиям — равенства, подчиненность Церквей общему законодательству, а также возможность конкордата «конфессий с государством относительно деятельности церкви в обществе, в том числе в образовании, армии и других сферах». Но детализация этих норм, так же как и ряд других, нивелируют их, оставляя лишь на уровне деклараций.

Максим Гацак

VK

Коментарии





Блоги