Другая сторона операции «Висла»

Перенос груза польских репатриантов из советских ширококолейных вагонов в европейские узкоколейные на границе между СССР и Польшей, 1946 год

В эти благословенные Пасхальные дни в Украине (и, частично, в Беларуси) отмечается печальный юбилей – 70-я годовщина операции «Висла», которая является завершением одного из наиболее трагических событий ХХ века в истории польского, украинского и белорусского народов. К сожалению, в моей родной Украине, события трактуются однобоко, жертвами политической депортации представляют только украинцев, что явно не соответствует исторической правде, оставляя в забвении другую сторону – выселение «поляков», а в этот термин необходимо включить и достаточно большое число римо-католиков иных национальностей (белорусов и украинцев), с территории УССР и БССР.

В отличии от многочисленных экспертов и историков, мы не будем проводить исторических экскурсов в польско-украинские, польско-белорусские и белорусско-украинские отношения. Ибо каждая из сторон имеет свою «правду» и свой политический интерес. Остановимся только на некоторых трагических моментах.

9 сентября 1944 года, было заключено т. н. «Люблинское соглашение». Польский комитет национального освобождения (ПКНО) заключил три международных соглашения с тремя республиками СССР – Белорусской ССР, Украинской ССР и Литовской ССР. Оно предоставляло возможность отъезда украинцам, белорусам, русским и русинам в СССР и возвращение в Польскую республику поляков, которые по состоянию на 17 сентября 1939 года (момент ввода советских войск на польскую территорию) были гражданами Польского государства. Выполнение данного соглашения спецслужбами СССР и Польши началось уже 23 сентября и, фактически, официально продолжалось до 6 мая 1947 года, когда польское и советское правительства дали совместное заявление об окончании переселения украинского и белорусского населения с территории Польши в СССР и переселения поляков с территории СССР в Польшу. И если действия Польши, как официальных властей, так и антисоветского сопротивления, освящаются в украинской и белорусской прессе достаточно хорошо, то аналогичные действия властей СССР, Украинской Повстанческой Армии и ОУН (б), практически остаются малоизвестными в целом, а особенно их религиозная сторона.

Мало кто знает, что под термином «поляки», руководство СССР, а также ОУН (б) (и руководимая ей УПА) подразумевала не только людей польской национальности, а римо-католиков вообще. Именно через этот фактор трагедия «Волынской резни» коснулась не только поляков, но и достаточно большого числа белорусов-католиков в тех областях, где действовали отряды УПА или их вооружённое подполье. Поэтому и при осуществлении переселения учитывался не только национальный, но и религиозный фактор.

Так, открывшиеся архивы КГБ УССР позволяют сделать вывод, что среди лиц, подлежащих депортации в Польшу с территории СССР, этничные поляки составляли не более 75%. Остальные – римо-католики украинской или белорусской национальности. При этом подавляющее большинство людей, подлежащих депортации, проживало в городах. Так, согласно данным НКВД, на 1 сентября 1945 года, польское (римо-католическое) население Львова составляло 47,8 — 51, 9%. Подобный процент актуален и для иных городов Галиции и Западной Беларуси. В городах Волыни процент был несколько меньший, но не ниже 38,4-39,6%.

Для осуществления массовой депортации «польского населения», в тому числе и большого количества римо-католиков, с территории СССР в Польшу, в Западные Украину и Беларусь были переброшены армейские подразделения, которые были приданы НКГБ. Задачу упрощал и тот факт, что антипольские акции были выгодны и украинскому национальному подполью, которое давно стремилось к вытеснению поляков и римо-католиков из Галиции и Волыни. Фактически, как показали дальнейшие события, было заключено негласное соглашение между спецслужбами СССР и УПА-ОУН по терроризации польского населения.

Первый удар советских переселенческих миссий был нанесён по структурам Римо-Католический Церкви. Уже к началу весны 1946 года, были закрыты все монастыри, а монахам и монахиням был предоставлен «выбор»: переселение в Польшу или арест «за религиозную антисоветскую деятельность». Подобные репрессии были предприняты и против римо-католических священников на территории Украины и Беларуси, 90% которых были принудительно депортированы в Польшу уже к началу лета 1946 года. Как информировал Москву начальник НКВД УССР Тимофей Строкач 18 июня 1946 года, «меры, принятые к римо-католическому духовенству и польской интеллигенции в плане их переселения на территорию Польши, значительно облегчили работу переселенческих миссий в районах Западной Украины».

Многие представители римо-католического духовенства не желали оставлять свою паству. Так, несмотря на угрозы ареста, Львовский архиепископ Евгениуш Базяк согласился на депортацию только в апреле 1946 года, когда НКВД пригрозило взять в заложники не менее 10 тыс. римо-католиков Львова и отправить на работы вглубь СССР.

Масштабы репрессий против граждан римо-католического вероисповедания и этничных поляков поражают. Только с января по конец октября 1946 года, в Польшу из СССР переселили около 1,1 млн. человек (из них более 850 тыс. человек с украинской территории). При этом украинцев с Польши в УССР было депортировано примерно 500 тыс. человек.

Однако даже такой массовый «обмен» населением не удовлетворял советские и польские власти, ибо на начало 1947 года, в УССР (главным образом в Галиции) осталось около 270 тыс. польского населения (главным образом смешанных семей, людей старшего возраста и одиноких женщин). В тоже время, на территории Польши – около 150 тыс. украинцев.

Именно эти 270 тыс. римо-католиков и этничных поляков стали другой стороной операции «Висла». Их депортировали из расчета до 50 человек на вагон, потому из вещей многое взять не удавалось. Хотя поляки-селяне поначалу пытались забрать с собой скотину,  сельхозинвентарь, но им это просто не дали сделать. В итоге, например, на Галицких базарах и даже прямо на вокзалах в те дни можно было купить что угодно за бесценок….

К сожалению, трагедия более миллиона людей, которые были вынуждены покинуть свои дома и имущество в СССР, остаётся практически неизвестной украинцам и белорусам. А ведь они тоже стали жертвами тоталитарных коммунистических режимов СССР и Польши, которые заслуживают памяти на своей исторической родине — Беларуси и Украине.

Ричард Желенский

VK

Коментарии





Блоги