Что стоит за словом? Еще раз о заявлении Светланы Алексиевич

Алексиевич

Нобелевский лауреат, писательница Светлана Алексиевич уже неоднократно шокирует белорусское общество своими, скажем прямо, провокационными заявлениями. Не стало исключением и заявление о том, что «католики будут убивать православных или кого угодно«. Заявление, прозвучавшее из уст одного из наиболее публичных лиц современности, достаточно серьезно, тем более она озвучено не где-нибудь, а в России, которая давно является инициатором различных межнациональных и религиозных конфликтов во многих странах. Вполне естественно, что сразу появилось море комментариев как в СМИ, так и в социальных сетях, большинство которых обвиняет писательницу не только в нападении на католиков, а и в попытке провокации социально-религиозного конфликта в Беларуси. В этой небольшой статье мы попытаемся проанализировать как суть самого заявления, так и ее истинность, а также почему оно было озвучено именно сейчас.

Уже с самого начала нам нужно принять несколько тезисов.

Во-первых, историческое сосуществование различных конфессий и юрисдикций на территории Беларуси не было всегда мирным. Как правильно отметил в своем комментарии Анатолий Сидоревич, горячих конфликтов хватало и далеко не всегда их инициаторами были государственные власти. Именно архиереи и священнослужители наиболее часто выступали не только инициаторами, но и активными участниками межконфессионального противостояния. Память об этих конфликтах не ушла в прошлое, а реально присутствует в нашей жизни. Достаточно почитать в ленте белорусских новостей о молебнах православных о жертвах межвоенной и послевоенной пацификации в Польше (явный или скрытый заброс в сторону католиков), или о молитвах католиков за деятелей АК и плач поляков (читай католиков) о страдающих на «кресах всходних» (такой же заброс против православных). Даже исключительно конфессиональные события вызывают болезненные рефлексии «противоположной стороны» (чествование памяти Иосафата Кунцевича или Андрея Боболи католиками или почитание православными прп. Афанасия Брестского или прп. Леонтия Карповича).

Во-вторых, внешнее отсутствие религиозных конфликтов (противостояния, активной конкуренции) в современной Беларуси является не результатом толерантности верующих, а результатом жесткого государственного управления процессом регистрации новых Церковных юрисдикций и объединений, выделения земли и распределения исторических храмов. Более-менее комфортные условия существования иерархии двух основных конфессий, католиков и православных, обусловлены исключительно государственным «уничтожением конкурентов». При этом мы не случайно употребили словосочетание «внешнее отсутствие», так как для понимания истинного отношения тех же католиков к православным (православных и католиков), или к неопротестантам, не говоря уже о нехристианских конфессиях, достаточно искренне поговорить с большинством практикующих верующих или внимательно почитать конфессиональные форумы и дискуссии в социальных сетях. И это отношение не «падает с неба», не «выползает из земли», а является результатом различия вероучения, догматики, богословия — все это приобретает соответствующий вид в нормальной священнической работе. Естественно, сегодня никто не призывает «разрушать схизматические церкви (или костелы) и убивать еретиков», но достаточно объяснений священника о невозможности брать в крестные родители иноверцев, ошибочности их веры, изучения катехизиса и основ конфессионального вероисповедания.

В конце концов, и на католических, и на православных конфессиональных белорусских (и не только белорусских) сайтах подается очень много методических материалов о «противостоянии» и «борьбе» с сектантами, в роли которых на сегодня выступают неопротестантские сообщества. Также достаточно много места уделяется и православно-католической полемике, объяснению истинности собственной догматики и критике (научной) иноверцев.

В-третьих, наличие «межконфессиональных браков» как доказательство полной религиозной толерантности белорусов не является корректным. Ведь очень трудно представить себе счастливую семью практикующих верующих, которые все делают вместе, но в воскресенье расходятся по разным храмам, не могут вместе принимать причастие (стать у одной чаши), а дома молятся по отдельности разными молитвами. Особенно проблематичен подобный брак в деле религиозного воспитания детей. Практика показывает, что в подобных семьях, как минимум, одна из конфессий становится доминирующей, а в большинстве случаев вообще кто-то переходит в веру супруга.

В-четвертых, современный демократический строй, существующий в Свободном Мире, никак не убирает межконфессиональное противостояние (конкуренцию). Например, в демократической и либеральной Великобритании до сегодня продолжается религиозное противостояние в Северной Ирландии, конфликты происходят во Франции, ФРГ, Италии… Основой даже самого демократического религиозного законодательства является именно «принуждение к миру», а т.н. экуменизм — это, прежде всего, именно наука мирного сосуществования и сотрудничества.

Таким образом, Светлана Алексиевич, говоря о наличии противостояния между конфессиями, не сделалоа большого открытия и явно не получит за это еще одну Нобелевскую премию. Другое дело — это вопрос о том, почему это противостояние описано такими кровавыми красками и почему агрессором выбраны именно католики.

Для ответа на эти вопросы необходимо затронуть личность самой Светланы Алексиевич и ее творчества.

На наш взгляд, писательница не просто «продукт российской культуры и мышления», как это говорят некоторые критики, она вообще до сегодняшнего дня не может вырваться из парадигмы СССР, не может понять, что война в Украине, освободительная борьба в Беларуси — это не просто открытая или тайная агрессия России (или гражданский конфликт), а именно борьба мира с тьмой, нового со старым, Правды с ложью. Непонимание нового человека, который уже свободен от советских штампов, для нее является страшным тупиком… Ведь новых «цинковых мальчиков» или «у войны не женское лицо» невозможно написать на реалиях украинско-российской войны, здесь другое измерение жизни и смерти, другое измерение подвига — здесь во всех явлениях человеческой жизни доминирует то, что Светлане Алексиевич, как она сама признает, непонятно — вера в Бога. Именно на глубокой вере основан тезис «Герои не умирают» — в Господа все живы, и «Нет больше той любви, если кто душу положит свою за друзей своих» (Иоанн 15:13). Вера и понимание Божьей Правды полностью изменили мировоззрение, родили нового человека — который является действительно образом и подобием Божиим.

Источник популярности и востребованности произведений Светланы Алексиевич — это не просто талантливая препарация советского сознания. Ее книги сильны, так как это сознание самой писательницы, раздумья и ощущения героев ее интервью — это ее ощущения и размышления. При этом ее герои в сегодняшней мировой политической парадигме, в украинских событиях, не просто находятся на стороне зла (безбожной и бездуховной советской системы или российского имперского шовинизма), им исторически суждено уйти в небытие.

Да, мы полностью согласны с Светланой Алексиевич, в Беларусь можно привезти российских боевиков и оружие, разжечь военный конфликт. Но это будет конфликт, в котором инициатором и двигателем будет Россия, где здоровые силы Беларуси будут бороться со вчерашним днем, с «гомосоветикусом», за Божественную Истину быть хозяевами своей земли и своей судьбы… Именно это не может признать писательница, ведь победа «человека нового» является поражением ее мировоззрения. Вот здесь, чувствуя наступление «последней битвы» и собственного духовного поражения, в природном ужасе человека перед войной, Светлана Алексиевич начинает моделировать не социальный конфликт, не конфликт глобальных мировоззрений, а привычное для нее ментальности и известное с советских учебников, «кровавое межконфессиональное противостояние».

Что касается выбора «страшилки» в виде католиков, которые «начнут убивать православных», то и этому есть простое и логичное объяснение.

По нашему мнению, в «избрании на роль агрессора» католиков как традиционно чего-то чужого и экспансивного для «большинства белорусов» (о россиянах даже можно не говорить) не вызывает удивления — это обычный психологический прием для людей с определенным сознанием и складом мышления.

Советуем не забывать, Светлана Алексиевич, как она сама неоднократно заявляла, — «человек русской культуры». Последний факт заставляет нас думать, что и на историю она смотрит преимущественно «глазами русского человека». А кто для Московии (России) был всегда историческим врагом? — поляки (читай католики). Какая идеология была всегда у агрессивных войн Московии? — Защита православных от католиков. При этом даже в современных российских учебниках не говорится о том, что православные ВКЛ или Речи Посполитой абсолютно не желали «московского освобождения». «Освобождали», и точка!

Также, на наш взгляд, не плохо поработали и пиарщики писательницы, направляя данный тезис о «католиках-агрессорах» именно к «белорусскому» читательскому электорату Светланы Алексиевич. Ведь реально Римско-Католическая Церковь в Беларуси, так сказать более-менее «повернулась к белорусам лицом» лишь несколько десятков лет назад. До этого римо-католичество было на белорусских землях не просто вероисповедание, а инструмент польской экспансии. Изменение вероисповедания на римо-католичество для жителей ВКЛ в подавляющем большинстве случаев означало и смену национальной самоидентификации. Те католики-белорусы, которые появились в XIX в. и существуют сейчас, являются бывшими униатами и их потомками. Но и здесь, если смотреть исторически, наблюдаем четкий процесс церковной полонизации (ксендзы-белорусы были скорее исключением, чем правилом), которая продолжалась, фактически, до конца 80-х годов ХХ в. Все это веками формировало у белорусов образ католичества как чего-то чужого, экспансивного, польского и, естественно, опасного… Очень сомнительно, что подобный негативный взгляд на католичество как-то изменился не только у «человека русской культуры», а и вообще у большинства читательского электората Светланы Алексиевич, не только России, но и в Беларуси…

Таким образом, по нашему мнению, не нужно искать какой-то конспирологии, антикатолической интриги, следа ФСБ или еще чьего-либо подобного в заявлениях Алексиевич. Они полностью натуральны и прогнозируемы для «человека русской (читай советской) культуры», который не понимает, да и не хочет понять, что время изменилось, и отказывается посмотреть на мир глазами «человека Божия». В конце концов, Господь дал людям свободу воли, и каждый выбирает свой путь.

А что касается возможного конфессионального конфликта, то должны всегда помнить, что, несмотря на все наши расхождения, мы дети Беларуси. Мы хозяева на своей, Богом данной земле, а значит имеем большую хозяйскую ответственность за ее пред Всевышним.

прот. Сергей Горбик

VK

Коментарии





Блоги