К выходу в свет работы Германа Бидера про Антона Луцкевича

97AEE907-E23E-45CB-8E0C-4574BFD9AE99_w1023_r1_s

Публикуя в январе и феврале 1991 года очерки из жизни Антона Луцкевича, я обратил внимание читателей, что в Библиотеке Академии наук Литвы лежит рукопись его работы «Беларуская граматыка». Это рукопись по лекциям, которые Луцкевич читал на белорусских учительских курсах в 1915-1916 гг. в Вильно.

Хотя я выпустил три книги произведений Луцкевича, помещать в какой-либо из них эту работу я не решился хотя бы по той причине, что не имею надлежащих знаний в языкознании. А работу надо же не только опубликовать (это не проблема, это работа механическая), но и обеспечить комментариями.

Была надежда, что за изучение языковедческого наследия Луцкевича возьмутся наши лингвисты. Каково же было мое разочарование, когда в энциклопедии «Беларуская мова», вышедшей в 1994 г. в Минске, я не увидел даже крохотный статейки о Луцкевиче. А потом появился двухтомник, посвященный белорусским языковедам. И снова я не нашел хотя бы крохотной статейки о Луцкевиче. Но однажды Сергей Запрудский, с которым я нередко встречаюсь в Национальной библиотеке, сказал мне, что немецкий языковед Карл Гутшмидт (Karl Gutschmidt) посвятил грамматике Луцкевича отдельную статью. Эта статья – «Кто написал первую грамматику белорусского литературного языка?» — мой земляк профессор Николай Пригодич опубликовал в 2010 г. в книге “Беларуская мова ў працах замежных лінгвістаў”.

Вот так (кто написал первую грамматику белорусского литературного языка?) сформулировал вопрос профессор университета имени Гумбольдта в Берлине Карл Гутшмидт. И в такой постановке вопроса прочитывается ответ: первую грамматику нашего языка написал не Бронислав Тарашкевич, как это было принято считать. Тарашкевич первым опубликовал грамматику. И не без поддержки Луцкевича.

Антон Луцкевич анонсировал выход Тарашкевичевой грамматики в своей статье «Рэформа правапісу» (Гоман. 1918. 10 сентября). В той статье он писал: «Понимая, какой вес имеет однородность правописания в белорусских изданиях, мы с этого номера вводим в «Гомане» систему п. Тарашкевича и призываем всех издателей и работников на литературном поприще придерживаться этого же правописания».

Интересный факт, не правда ли? Автор первой белорусской грамматики уступает первенство своему младшему товарищу. Нет по той ли причине, что это братья Луцкевичи надавили на юного Тараса (прозвище Тарашкевича), чтобы тот шел учиться на историко-филологический факультет? Поэтому и давили на него, что надеялись: окончив университет, Тарашкевич напишет так желаемую грамматику родного языка.

А пока Тарас учился, пока линией фронта был оторван от родного Вильна, писать грамматику взялся Антон Луцкевич. Ведь в этом была нужда. В 1915-м в западные уезды Беларуси пришли немцы и признали равные права белорусского языка. И позволили белорусскую школу. Надо было готовить учителей для работы в этих школах. А грамматики не было. И людей, которые бы имели специальную подготовку, — тоже. Вот и взялся составлять грамматику белорусского языка человек, который изучал в университете математику и юриспруденцию. Поблагодарим классические гимназии, которые давали основательную филологическую подготовку: древнегреческий, латинский, старославянский, русский, немецкий и французский языки. Учили так, что выпускник гимназии хорошо чувствовал себя и в Берлине, и в Париже. Знания, приобретенные Луцкевичем в гимназии и путем самообразования, помогли ему.

Зная, что Луцкевичева грамматика была первой, я хотел почитать, что о ней думают специалисты. Имеет ли она хоть какое, хотя историческое значение? Голос профессора Гутшмидта уже прозвучал. И все? Не все. Теперь я знаю, что еще в июне 2007 профессор Гутшмидт на славистической конференции в Ольденбургском университете встретил доктора Германа Бидера (Hermann Bieder), профессора Зальцбургского университета (Австрия), и предложил ему вместе выпустить грамматику Луцкевича в форме комментированного издания. К сожалению, доктор Гутшмилт в 2012 году умер, и совместно начатую работу профессор Бидер продолжал один.

В этом году эта работа — два тома на 934 страницы — вышла в Ольденбурге в серии «Studia Slavica Oldenburgensia».

Публикации лекций А. Луцкевича предшествует предисловие доктора Бидера. Потом он дает биографию Луцкевича со следующими разделами: «Семья» (об отце, матери, братьях, сестрах, учебе), «Политика» (Луцкевич же едва ли не в первый очередь был политиком), «Культура» (Луцкевич же был и деятелем белорусской культуры, творцом культурных ценностей) и «Луцкевич в современности».

Далее подана избранная библиография филологических, исторических и публицистических работ Луцкевича. После этого доктор Бидер знакомит читателей с рукописью Луцкевича, отмечая его простой каллиграфический почерк, и с принципами публикации.

Сам текст работы Луцкевича занимает в 1-м томе страницы 47-100. После него идет объяснение языковедческих терминов, встречающихся в работе Луцкевича. Однако доктор Бидер объясняет не только терминологию в «грамматике» Луцкевича. Он объясняет также языковедческую терминологию Луцкевича и в его книге “Выбраныя творы. Праблемы культуры, літаратуры і мастацтва” (Минск, 2006).

Вторая часть 1-го тома — это комментарий к «Грамматике» Луцкевича. В нем такие разделы: орфография, фонетика, акцентуации, морфология, словообразование, стилистика, терминология.

2-й том работы доктора Бидера начинается с раздела «Комментарий к белорусскому литературному языку». Речь здесь и о языке нашенивского периода, и о графических системах, и орфографии XIX в., и об орфографии нашенивской пары, и о лексике, и о стиле (беллетристическом, публицистическом, канцелярском, научном). Потом в этом разделе рассматривается, что делали в области грамматики нашего языка Павел Шпилевский, Евфимий Карский, Карусь Каганец, Антон Луцкевич, Рудольф Абихт, Бронислав Тарашкевич, Иосиф Лесик и другие. Уделяется внимание и лексикографии 1840-1930 гг., работам Павла Шпилевского, Ивана Носовича, Иосифа Тихинского, Николая Байкова, Степана Некрашевича, Яна Станкевича.

Второй раздел во 2-м томе труда профессора Бидера имеет заголовок «Комментарий к языковой политике и языковой ситуации в Беларуси (1795-1939)». Это то время, которое предшествовало Антону Луцкевичу и в котором Антон Луцкевич жил и работал (как известно, в 1939-м большевики вырвали его из нормальной жизни и лишили возможности работать).

Такой поверхностный обзор работы доктора Германа Бидера, которая вышла в этом году в Ольденбурге. Первое впечатление такое, что написана она основательно (по-немецки говоря, gründlich).

Руки белорусских лингвистов до скромной рукописи Антона Луцкевича не дошли. Австрийский же ученый не только взял ту рукопись в руки, не только напечатал ее, но и проанализировал, и сопоставил работу Луцкевича с работами других авторов грамматик, рассмотрел ее в историческом контексте. И сейчас 2 тома профессора Бидера становятся в ряд тех работ по белорусоведению, белорусского языкознания и луцкевичезнания, которые нельзя будет не учитывать следующим поколениям исследователей. Хорошо было бы, если бы эту работу перевели на белорусский язык.

29 июня 2-томник доктора Бидера будет представлен ученым и заинтересованной публике в библиотеке имени Якуба Коласа Академии наук. Начнется презентация в 15 часов.

VK

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

сідарэвіч

Белорусский историк, политолог, философ. Один из инициаторов возрождения социал-демократического движения в Беларуси. Председатель БСДП в 2010-2011 годах.

Коментарии




Блоги