Очередное игнорирование священниками нуждающихся. Этого ли хочет Христос?

Асвячэнне крыжа ў Курапатах 64

Когда длился украинский «Майдан», пасторы и священники многоконфессионального Киева были вместе с людьми на площади. Когда прошлыми неделями страдали Куропаты, открыто разделить с людьми холод и отчаяние отважился только пастор церкви «Иоанн Предтеча».

Мне приводят контрааргумент, мол, много священников возмутительно высказалась насчет стройки в Куропатах. «Нужно защищать», — все как один говорили они. И ребята защищали. А священники и пасторы молились и высказывались в социальных сетях. Но этого ли хотел Христос?

Суббота. Утро. В Куропаты зашел один православный священник. То, что он священник, мужчина не афишировал. Его могли узнать, пожалуй, только те, кто когда-то ходил на службы в его приход. Алесь Киркевич, парень, которому в одну ночь разбили голову, узнал священника и подбежал к нему с надеждой: «Было бы так хорошо, если бы вы пришли и отслужили здесь… Возможно, можно это как-то организовать? Парням это нужно… У нас бы поднялся дух». Священник стыдливо опускает глаза. Говорит, мол, что за это отвечает другой священник и «давайте не будем ему мешать». Действительно, совсем недалеко от Куропат есть приход. И мне уже после объясняют, мол, понимаешь, у каждого ведь своя территория и не по правилам это лезть сюда чужому священнику… Нет. Не понимаю, так как из православных священников так никто не пришел в лагерь, чтобы духовно поддержать парней.

Беру комментарий у пресс-секретаря Православной Церкви в Беларуси. С болью спрашиваю: «Почему вы не можете провести молебен в лагере? Им это надо». Слышу ответ: «Молебны проводятся в установленных для этого местах, понимаете?» Нет. Не понимаю. Ничего не помешало прийти в неустановленное место пастору Антонию Бокуну и провести молитву за Беларусь. Это было богослужение для тех, кто сутками на морозе защищал святыню. Для тех, кто, возможно, уже отчаивался. Для тех, кто, возможно, никогда не участвовал в чем-то подобном.

Мне говорят: «Куропаты — это политическая акция, понимаете?» Нет. Не понимаю. Для меня, как и для всех моих знакомых, у кого болело сердце за Куропаты и кто ездил туда и соединялся с духом тех, кто там стоял, это был просто шаг совести: быть вместе со скорбящими. Быть вместе с десятками тысяч пострадавших там, в Куропатах, и ​​быть вместе с теми, кто страдал там почти две недели.

Но я догадываюсь, что мне бы ответили на предложение приехать и поддержать молитвенно каждый из епископов нашей многоконфессиональной Беларуси. Православные слишком связаны с государством. У меня складывается такое ощущение, что государство и православные шагают нога в ногу. Тогда встает вопрос: «это государство у нас настолько живет по Евангелию или РПЦ давно уже наплевала на евангельские принципы?» Но не мне на него отвечать. Я знаю, что мне бы ответили католики, с учетом того, что нужно отбивать новые земли под храмы, учебные заведения и боятся за польских ксендзов, которым в любой момент могут отказать продолжать визы. Я понимаю, что мне ответили бы греко-католики, которые почему-то в глазах государства считаются самыми неблагонадежными, хотя никакой оппозиционной и подпольной деятельности они не ведут. Я понимаю, что мне ответили бы протестанты, которые вообще стараются не вникать в общественные дела Беларуси, заведомо приравняв их к политике. Только этого ли хочет Христос?

На это мне снова говорят: «Вы не понимаете…». Да, я действительно не понимаю, как может Церковь закрывать свои двери тогда, когда открытые двери могут быть наиболее нужны нуждающимся. Я не понимаю того, когда общественным и политическим деятелем иногда лучше не появляться в храмах, чтобы церковные иерархи не ощущали себя неловко. Не понимаю, так как, согласно отцам Церкви, епископ должен быть открытым для всех. Для всех — это означает для бедных и богатых, для интеллигентов и рабочих, для власти и оппозиции. А получается так, что люди, которые много делают для белорусов и для Церкви в том числе, сами признаются, что публичного приветствия с иерархами часто можешь не дождаться. Только этого ли хочет Христос?

Все Священное Писание пропитано призывом «Не бойтесь!». Только деятельность наших многих иерархов пропитано оправданием «Мы боимся». Никогда не забуду, как мы с еще одной журналисткой пытались разобраться в судебном деле, где парень был осужден на десять лет по показаниям пятидесятнического пастора, который выдал на суде тайну исповеди. А в разговорах с нами он признался, что тайну исповеди он не выдавал, так как не было никакой исповеди, потому что ему просто нужно было что-то сказать. «Это же Органы, вы понимаете? Ко мне же приходили Органы!»… Нет, не понимаю. На запись разговора пастырь согласия не дал. Доказательств никаких не было. И мы пошли искать справедливости у епископа. Ведь единственная возможность освободить невиновного парня из колонии — признание пастора в том, что он солгал на суде и что не было никакой исповеди, как он нам сказал. Епископ выслушал наши пламенные заявления и спокойно ответил: «Я знаю эту историю. Понимаете, пастор просто испугался… Думаю, что Господь разберется в этом. Ну а вообще, этот пастор — мой хороший друг, я даже его венчал «. Здесь церковь даже помогла Органом поймать опасного преступника. Только этого ли хочет Христос?

В Куропатах ребята больше недели боролись за правду, а значит — за Христа. За ними, словно за циркачами, с экранов компьютеров и телефонов наблюдали священники, а после защищали их в социальных сетях. А можно было бы сделать вахту дежурств, объединиться, наконец, священниками разных конфессий, договориться между собой, кто когда молится и исповедует. Но у нас же можно молиться только в установленных местах… Только Бог везде. А об этом, наверное, часто забывают.

А в головах тех, кто боролся за Христа, вставали разные вопросы. И на некоторые из них, возможно, они так и не нашли ответ. Вашей поддержки, пастыри, требовали местные жители, для которых только сейчас стала открываться правда. Вашего слова требовали те сотни белорусов, которые приезжали в Куропаты. Вашего слова, священники, требовали и рабочие, которые еще не встретились с правдой. Это были важные дни для всех нас. Они были мрачные, порой, безнадежные и кровавые. И вас не было рядом со скорбящими. Этого ли хотел Христос? Абсурдно думать, что если бы Он жил в наше время, то Он не пришел бы в Куропаты и не молился бы с нуждающимися.

Мы просто боимся быть христианами. Ведь истинное христианство — это брать свой крест и следовать за Христом. А за Христом далеко ходить не надо. Мы можем увидеть Его в глазах утративших веру и нуждающихся, если только не закрываем перед ними дверь, не бросаем трубку и, не отписываемся от них комментариями.

Богу не важно, сколько у нас будет красивых костелов и церквей. Ему важно, чтобы мы выполняли Его Волю. А Его воля — служить Ему, а не кому-то еще. Ведь невозможно служить двум господам: Богу и маммоне.

Так давайте, наконец, примем тот факт, что путь христианина — это путь мученика. И перестанем бегать от этой правды. Давайте, наконец, смело начнем выполнять то, к чему призваны — бороться за правду, исповедовать Христа и быть рядом с нуждающимися. Ведь этого как раз и хочет Христос.

FacebookTwitterGoogle+VKLiveJournal

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

vika

студентка, журналист, член БАЖ, верующая, греко-католичка

Коментарии




Блоги