Почему не все добрые католики обрадовались Папской “Радости любви”?

428f130450f200fc22668ee7f2d34eefbc5f6c150016184

Почему не все добрые католики обрадовались Папской “Радости любви”? Наверное, космическое испытание для “по заповедям верующего”, – адекватно относится к людям, которые сознательно живут грешно, не обрушивая на них стрелы воображаемого презрения. Иначе как объяснить, почему Папская “Радость любви”, расширяющая дверные проемы храмов для этих грешных, не вызывает однозначной радости у добрых католиков?

Во многих-многих сегодняшних мелодрамах обязательно есть сцена, где героиня пришла к священнику и через сеточку конфессионала пытается рассказать священнику о своей жизни. Понятно, что она с кем-то спит, что она ранимая и тонкая, что она много лет не приходила к священнику… иначе это не была бы мелодрама. И, скорее всего, у нее не получается рассказать о своей жизни, и она уходит неудовлетворенной, и никто не уберег героиню от чего-нибудь эдакого.

Хотя нет, в бестселлере “Большие глаза” все по-другому. Ничего, конечно, не получилось через сеточку, потому что священник не услышал, не понял, и сама она рассказчица никудышная, и начала не с того, и вот ушла героиня назад в свой капкан к мужу-садисту, а потом подвернулись иеговисты, и научили не лгать, и не бояться, и стали рядом, и подали руку, и вернула героиня себе достоинство и доброе имя… это я к тому, что не обязательно читать в оригинале все 200 страниц Папского увещания «Amoris Laetitia» (“Радость любви”), чтобы понять – что именно возмутило “стерильных верующих”. “Стерильные верующие” – это верующие, у которых все хорошо. У них не пьют мужья, не наркоманят дети, они не влюбляются на стороне, не рожают от первого встречного, не имеют производственных романов, и, да, наверное, не пропускают Воскресной Мессы.

Иногда они очень благостные, просветленные, и их приходы в гости в тягость, потому что с ними нельзя поговорить о том, что “на самом деле”. Можно, конечно, поговорить о Боге. Но есть интроверты, которые почти никогда и ни с кем не хотят говорить о Боге, кроме Него самого, – если это, конечно, не спор о том, умер Он или нет, и нужно ли перегрызать глотку ближнему, который молится не так и не в той одежде.

А иногда злые. Злые настолько, что им всюду мерещится блуд. То есть не мерещится, он и на самом деле есть, но они говорят – “блуд” – с такой интонацией Высокой Чистоты Веры, что понятно, что Магдалина уже не поднимется и никуда не пойдет. Ибо в песок ее затоптали так, что в нем и задохнулась.

На очень многих полотнах встреча Магдалины и Христа после Воскресения изображена так, что выглядит, будто Он от нее шарахается как от чумной (мысль не моя, но мне полюбившаяся). Думаю, что руке художника ментально передалось в этих случаях ощущение Стерильных верующих. Как-то так случилось за столетия, что Чистая вера сначала стала Чистотой веры, а потом – Чистыми верующими. И, думаю, Стерильные верующие сегодня христианство не спасут, потому что… потому что их очень мало.

Кто-то из европейских моих друзей сказал, что средний показатель на Воскресной Мессе в туристическом итальянском городе – 6-8 человек “деятельного” возраста и статуса, т.е. зрелых гламурных добротных мужчин и женщин в схематической планке лет 30-40. Но Папское Увещание написано все же не для них, а для их друзей. Должны же у них быть друзья.

Наверное, религия кончается, когда для нее выделяется какое-то особенное время. Не на поход на Мессу, а на что-то еще. На молодежную пилигримку, на участие в молитвенном движении, на собрание волонтеров.. в общем, на что-то, к чему можно принадлежать не только на Мессе. Круг людей. Ну а за пределами круга? И “у нас”, и “не у нас” совершенно исчезла бытовая вера. Когда никуда особенно не ходишь, ни в чем таком не участвуешь, но кратко молишься перед собеседованием, например, – или когда печешь блины, или даже когда моешь машину, – потому что больше некогда. Проще говоря, когда твои мысли совсем ничем и никем не заняты, оказывается, что в них не пусто, потому что в них Бог.

Наверное, нездорово, что так популярны сегодня всевозможные общие формы времяпровождения для католической молодежи, – потому что молодежь потом вырастает и формат отпадает, а навыков бытовой веры – т.е. жить неправильно и все-таки жить с Богом – никто в таких сообществах не учит. Жить учат правильно. Кто-то живет, а кто-то вырастает. И из Бога тоже.

Думаю, у большинства людей сохранился загнанный глубоко внутрь трепет перед верой и перед культурой веры, иначе не было бы такого количества людей, обходящих церковь за версту. Можно выбрать “чистоту веры”, – или можно выбрать свою неправильную бестолковую жизнь, и как-то так устроен человек, что выбирает свою неправильную бестолковую жизнь, усвоив накрепко, что в его такой вот жизни Бог не происходит. А Папа уверяет, и пишет об этом 200 страниц, что очень даже происходит. И даже обязывает священников донести до сведения тех, кто “просто-живет”, что – очень даже происходит. И объявляет, что разведенки, нерадивые домохозяйки и подпрыгивающие офисные лысеющие мальчики с животиками, мало похожие на Стерильных верующих, тоже могут придти назад в церковь. Или даже никуда не идти для начала, а просто позвать. Бога.

Удивляет нерадостность Стерильных верующих тому факту, что к их Богу может придти кто-то еще. Кто-то, кто не находит удовольствия в молитвенных встречах дам-благотворительниц, а вспоминает о Боге, отправлясь на свидание или в лунапарк. Просто вспоминает и улыбается от того, что знает – Бог есть.

…Ругаясь сегодня в сетях с теткой, потрясенной тем фактом, что, возможно, с какого-нибудь перепугу какой-нибудь неопытный священник причастит разведенку, не решилась ее спросить – общается ли она, на работе, например, с неверующими людьми, с разведенными, с секулярами, с диджеями гендера… Наверное, да. Понятно, что да. Одно ведь дело жизнь, другое – Церковь. Церковь – это заповедник, в котором не место всем всяким. Церковь сильно отличается от жизни – говорят хорошие верующие. Церковь – это как бы отповедь обычной жизни, – говорят совсем хорошие верующие. А недо-верующие, которые разучились ходить в церковь, крепко усвоив, что им там не место, возможно, – иногда улавливают Бога в дуновении ветерка над кухонной плитой и точно знают, что когда-нибудь они в церковь обязательно сходят. Но потом.

Наверное, от Увещания Папы было бы больше пользы, если бы ватиканские курьеры распихали по почтовым ящикам всего мира краткий реферат в двух страничках, оставив самое главное – вы не там, вы тут, и скамеечка ваша в костеле полном порядке и никем не занята. Никем. И это нездорово, что она пустая, поэтому надо придти и занять, – как можно скорее. И это будет не больно и не стыдно. Что до статистики невысокого показателя верующих в странах, совершенно разных по менталитету, – допускаю, что для многих ответ напрашивается по принципу “не хожу, значит, не верю”.

Многие люди на самом деле хотели бы получить дар веры все же больше, чем новую майку. И, в случае реального прихода в храм людей, которые прежде старательно этого избегали, – в храм, не к причастию, – допускаю поступательное влияние зависти: если кто-то идет к причастию, так почему не привести и свои дела в норму настолько, чтобы тоже пойти? Ведь количество “сожителей”, имеющих за плечами еще и опыт сакраментального брака, не настолько уже и определяющее.

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

210 (1)

Автор krynica.info, католичка, переводчик, мать двоих детей

10 апреля 2016 | Блоги | Теги: , ,



Блоги