О плохом и благом, о славе и слове

біблія

Белорусский язык на протяжении всей своей истории существования обогащался лексикой из других языков. Этот процесс является естественным для любого языка, особенно, если речь идет о терминологической лексике, которая часто представляет собой готовые языковые единицы определенного значения. Следует также отметить, что немало белорусских терминов из белорусских словообразовательных элементов через калькирование пришли из русского языка по образцу соответствующих в других языках.

Именно через калькирование в белорусском через южнославянские языки появился греческий термин εὐλογία, об этом пишет в контексте церковнославянского и русского языков лингвист Смирнова.

В языке оригинала это слово состоит из εὖ — «добро» и λόγος — «слово». Похоже построено и латинское benedicere: bene — «хорошо» и dictum — «сказанное». В еврейской Библии это слово имеет другую этимологию: корень БРХ связан с БеРеХ — «колено», а глагол БаРаХ применяется в значении как «становиться на колени», так и греческого глагола εὐλογέω.

Путь в современный белорусский язык этого термина не был простым. Это слово пришло из греческого и закрепилась в древней литературе (главным образом церковной) как сложное слово в первой своей части с «благ-». Лингвист Филин утверждает, что широкое применение в книжных памятниках, где встречались термины с «благ-» чаще всего принадлежали текстом христианской религии, тем не менее в поздних рукописях эта часть слова часто заменялось на «дабра-».

Обратимся к церковнославянскому (староболгарскому) языку, откуда и калькировалось это слово, как и много других с «благ-» в первой части сложных слов. Оказывается, что существует полярность значений и производных лексем в южнославянских языках и западно-, восточнославянских ареалах. Например, в современном болгарском языке «блажá» — есть жирную пищу, в македонском «блажи» — иметь сладковатый вкус, в словенской «blážiti» — осчастливить, в чешской «blažiti» — приносить радость, добро, но в белорусском языке единственное слово с «благ-» — прилагательное «благі», которое имеет отрицательное значение «плохой, дурной» (ср. литовское blõgas — «плохой, слабый»).

Возникает вопрос — все же имеют ли общее происхождение эти слова в славянских языках? Существует мнение таких лингвистов, как Миклош, Бернекер, Машек, Покорны и других, что праславянское *bolgъ привело к словообразованию в восточнославянских языках с положительным значением, а в белорусском до появления таких слов, как «балазе», «балазей», «незбалазь», «паблажлівасць», а праславянское *blag — «плохой, слабый» (греч. βλáξ — вялый), привело к образованию прилагательного «благі» в значении «плохой». Оказывается, что происходят эти противоположные слова из других источников! Кстати, в белорусском языке можно выделить антонимы: «балагі» в значении счастливый, которое встречаем в переводе Евангелий Василия Тяпинского, и современное прилагательное «благі» в значении «плохой».

Что же, если эта теория, которой придерживаются известные лингвисты, не опровергнута до сих пор, и при наличии в белорусском языке антонимов «балагі» и «благі», можно утверждать о различном происхождении этих слов — при таком раскладе, латинскому срока benedictum и его антонимы maledictum в белорусском языке теоретически могли бы соответствовать сложные слова в первой части с «балаг-» и «благ-». Возможно, проблема кроется в созвучии этих двух противоположных слов, в редкости слов с «балаг-» и в четком негативном оттенке слова «благі», отсутствия анализа происхождения этих слов, и бездумном калькировании.

Современный белорусский язык практически все заимствованные сложные слова с греческого языка в первой своей части с εὖ- усвоила через «дабра-»: дабрабыт, дабравеснік, дабраволец, дабрадайнасць, дабрадзейнасць, дабрадумнасць, дабрадушнасць, добразычлівасць, дабрамыснасць, дабрароднасць, дабратворнасць, дабратлівасць, дабрачыннасць, дабрашчаснасць, дабраякаснасць… Многие термины в белорусском языке не требуют заимствования, им соответствуют собственные белорусские слова (благоволение — ласка, спрыянне, зычлівасць, прыхільнасць; благодарение — падзяка, дзякаванне, падзякаванне, удзячанне…). Практически единственным исключением является слово «благаслаўленне» (в последнее время в лексике Православной Церкви появился термин «благадаць»).

Споры о уместности использования «благ-» в первой части слова «благаслаўленне» не утихают. Следует заметить, что термин, как и в древние времена с компонентом «благ-», принадлежит преимущественно к церковной лексике, хотя используется теперь и в светской литературе. Среди переводчиков религиозных текстов разных конфессий термин не имеет однозначности. Приведем примеры глаголов от греческого существительного εὐλογία: блаславіць — Я. Купала, словарь братьев Горецких, словарь Байкова и Некрашевича, А. Надсон; благаславіць — Православная и Римско-католические Церкви, официальная литература; багаславіць — А. Луцкевич, П. Татаринович, некоторые издания БАПЦ, В. Чернявский. Анализируя эти варианты слов, надо заметить, что они далеки от греческого глагола εὐλογέω, где существительное εὖ — имеет значение «добро», не может быть однокоренным с «блага-», сокращенным от этого слова «бла-», или тем более от «Бога ».

Необходимо ли дальше искать соответствие церковнославянскому «благ-» в виде «блага-», «бла-», «бага-», либо единственное слово-исключение «благаслаўленне» следовало бы калькировать по принципу других заимствованных сложных слов из греческого языка с εὖ- в первой части, через «дабра-»? Подобный вариант слова тоже существует в белорусском языке дабраславіць — В.Семуха, Я. Станкевич и другие, но проблема заимствования греческого εὐλογία этим не решается. Сосредоточившись на первой части слова, мало кто обращает внимание на другую, которую составляет греческое слово λόγος — «слово», но ни в коем случае не «слава» (греч. Δόξα). Надо подчеркнуть, что вышеупомянутые варианты являются точной калькой греческого εὐδοξία, где εὖ — «добро», δόξα — «слава», но не термина εὐλογία, где εὖ — «добро» и λόγος — «слово». Являются ли в белорусском языке слова «слава» и «слово» однокоренными, что позволило бы в глагольной форме засуществованию «славіць» от «слова»? Нет, эти слова не однокоренные. Глагольная форма от «слова» все же должно иметь вид как «словіць», а не «славіць». Согласно правилам белорусского словообразования греческое εὐλογία должно быть «дабраслоўленнем», где корень второго слова в сложном -слоў- с «о» в сильной позиции, которое по всем правилам исторической грамматики никак не может переходить в «а», а не -слаў .

Ни в коем случае не хотелось бы привести этой статьей к углубленію уже существующих споров и обсуждений подобной лексики, но все же стоит обращать внимание на способы усвоения заимствованной лексики в нашем языке и на значение собственных слов, участвующих в процессе словообразования тех или иных терминов.

О.Сергей Суринович для Krynica.info

VK

Коментарии





Блоги