Жыццё пад сэрцам. Ларыса Жыбрык. Я доверилась Богу…

малітваКрыніца.INFO працягвае публікацыю матэрыялаў, дасланых на конкурс “Жыццё пад сэрцам”. Матэрыялы публікуюцца на мове арыгіналу.

Каждая молодая семья строит радужные планы совместной жизни,
ставит перед собой определенные цели. Наши герои хотели иметь много детей,
видя в них Божье благословение. Но им  пришлось преодолеть  немало трудностей,
прежде чем долгожданные дети появились в семье. «Каждый из наших детей –
это подарок от Господа», – говорят Наташа и Сергей Гончар.

 

Наташа, как и каждая девушка, ты, наверное, думала о замужестве?

Да, конечно, я мечтала о замужестве, но думала, что это случится ближе к 25 годам, после того, как образование получу, что­то успею сделать для Господа. Но в 17 лет я познакомилась с Сергеем, моим будущим мужем. Не знаю, чем я ему приглянулась, но он говорит, что сразу же обратил на меня внимание и стал искать повод для знакомства. Сергей пел в молодежной группе, иногда помогал моей маме, которая была ответственной за воскресную школу в нашей церкви, решать возникавшие вопросы. Однажды, когда я проходила мимо комнаты, в которой они репетировали, Сергей попросил меня назвать номер маминого телефона и имя. Я очень удивилась, подумав, что он же знает, как зовут маму – Валентина Сергеевна. Но Сергей говорит: «Да не ее имя, а твое». Помню, шла домой и всю дорогу думала о том, с какой стати он спрашивал номер телефона мамы, а как зовут – меня. В то время у нас были только домашние телефоны. Своей сестре Юле все рассказала, и сказала, что если он мне позвонит, отвечать ни за что не буду. Но через неделю я уже отвечала на его частые звонки, мы общались, встречались на молодежных мероприятиях в церкви. Потом последовало предложение руки и сердца, и мы поженились. Мне было 19 лет.

Наташа, я знаю, что у вас какое-­то время не было детей. Вы переживали по этому поводу?

С мужем мы с самого начала хотели, чтобы у нас была большая семья, так как оба любим детей. Шло время, я не беременела, но нас это особенно не волновало, потому что я тогда еще училась. Через полгода после замужества мне нужно было пройти медкомиссию, чтобы получить права. Когда я попала к гинекологу, она сказала, что не может дать справку из­за того, что у меня очень большая киста правого яичника. Хотели делать операцию, но она срывалась на протяжении целого года: то анализы были плохие, то врач отсутствовала. На тот момент я не понимала, почему этот процесс тянулся так долго. Мы с Сергеем мечтали о детях, но думали, что это должно произойти само собой, и что все обязательно будет хорошо, поэтому молились об этом мало. Теперь же стали молиться и за рождение детей, и за предстоящую операцию. Господь проговорил к нам в сердце, что если мы доверимся Ему в вопросе рождения детей, то Он сам позаботится о них.

Потом мы случайно узнали, что эту операцию можно делать лапароскопическим методом, тогда это были еще единичные случаи в Беларуси, и этим занимались профессор Правдин и его команда. Консультация была платной, операция тоже, и родителям нужно было искать деньги. Во время консультации мама попросила объяснить, можно ли делать такую операцию подобным образом, поможет ли мне это, будет ли так безопаснее, потому что другие врачи были категорически против лапароскопии, считая, что так нельзя проверить, доброкачественное там образование или нет. Но Правдин маме сказал: «Послушайте, все новое вначале воспринимается с опаской, люди держатся за то, что они знают и умеют. Я вам говорю это как женщине, у которой маленький ребенок, так как считаю, что 20 лет – это еще дитя. И если вы меня сейчас не послушаете, то можете испортить ей жизнь навсегда. Лапароскопия намного лучше для нее, она быстрее поправится, а во время полостной операции существует вероятность удаления всего яичника». Мы поняли, что Господь вмешивается в нашу ситуацию, и это Он допускал препятствия в течение года, чтобы мне не сделали полостную операцию.

Операция длилась долго, 2,5 часа. Врач сказал, что старался, как мог, чтобы хоть что-­то там оставить, настолько большой была киста. У него возникло предположение, что левый яичник работает плохо, иначе я бы уже давно забеременела. В течение 7 дней я была в больнице. При выписке врач сказал, что уже через месяц можно пробовать забеременеть. И через месяц я забеременела! Прошло чуть больше 2-­х лет после нашей свадьбы. Это была огромная радость для нас – родилась наша старшая дочка. Врач сказал мне: «Если хотите еще детей – беременейте сразу, иначе могут быть проблемы». Для нас это был как голос Божий, чтобы мы не откладывали процесс рождения детей надолго. И еще одно доказательство Божьей заботы о нас – Правдин сделал операцию бесплатно.

Расскажи, пожалуйста, о рождении ваших детей.

Сначала Бог подарил нам Аниту, потом Никиту, они погодки. А через полтора года родился Матвей, уже тогда, когда мы переехали жить в Америку. Когда Матвейке было полтора года, я забеременела снова, но к врачу пошла не сразу, подумала, что еще рано. А когда срок был уже около десяти недель, почувствовала, что со мной что-­то не так: пропали все признаки беременности. Врач отправил меня на УЗИ. После обследования мне ничего не сказали, результат должны были сообщить на приеме у гинеколога. Я испугалась этой неизвестности, переживала и всю дорогу молилась. Когда приехала к врачу, он сказал, что ребенок две недели как перестал развиваться и замер. Так я потеряла нашего четвертого малыша. Потом, естественно, пошла к врачам узнать, в чем причина происшедшего. С самого начала я знала, что у нас с мужем разные резусы, у него положительный, у меня отрицательный. Слышала от других, что в таком случае могут быть проблемы, но особенно не вникала в этот вопрос. Выяснилось, что у меня образовалось большое количество антител, скорее всего, это и спровоцировало выкидыш, и, как врач объяснил, антитела теперь постоянно будут у меня в крови. Что­-то произошло после третьих родов, словно мне сделали прививку от «положительных» детей: теперь всегда будут выкидыши, либо могут быть проблемы с развитием плода. Услышав это, я не очень расстроилась. Подумала: «Вы, врачи, слишком много знаете, но вы не знаете Бога и того, что Он может сделать!» У моей мамы тоже отрицательный резус, а у папы положительный, и у них родилось пять «отрицательных» детей. Для меня это был лучший пример того, что Господу несложно дать «положительных» или «отрицательных» детей. Врачи советовали удовлетвориться тремя здоровыми детьми. Но мы хотели иметь еще. Мы стали еще больше молиться, доверяя наших будущих детей Богу.

После этого у меня еще раз была беременность, которую я тоже не смогла выносить. Но и мы, и дети молились каждый день, чтобы у них еще появились братики или сестрички. Помню, последний год, перед тем как я вновь забеременела, мы каждый вечер упоминали об этой нужде в молитве. Я говорила: «Господи, Тебе ведь не трудно дать мне «отрицательного» ребенка. Но если Ты дашь мне «положительного» и позволишь его выносить, я буду рассказывать людям о Твоей милости к нам, чтобы они знали о тех чудесах, которые Ты можешь творить». Прошло буквально месяц­два, и я забеременела. Матвею было уже 4 года. Я очень боялась, что опять что-­нибудь пойдет не так, но уповала на Господа. До 30 недель у меня практически не было проблем. Было повышенное количество антител, но, как говорили врачи, вполне допустимое. А потом внезапно произошел резкий рост количества антител, и мне два раза в неделю пришлось ездить на УЗИ. Врачи постоянно контролировали головной мозг ребенка, проверяли, достаточно ли ему кислорода, решали, что можно сделать, чтобы девочка родилась раньше и не испытывала кислородного голодания. Но, слава Богу, я доносила ее до срока, сама родила, и все было замечательно. У дочки было чуть больше билирубина в крови, чем у других детей, сутки она лежала под ультрафиолетовой лампой. Самым неоспоримым доказательством Божьего участия в ее рождении был тот факт, что Александра родилась с положительным резус-­фактором крови!

Рождение дочки было большой радостью для нас. Бог ответил на наши молитвы, и мы ее назвали Александра Джойс. Второе имя от английского слова «Joy» – радость. Анита молилась, чтобы родилась девочка, потому что у нее были только братья, и ей очень хотелось сестричку. После рождения Александры Анита всем говорила, что именно по ее молитве Бог дал нам дочку, потому что хотя о рождении ребенка молились все, но никто, кроме нее, не просил девочку.

Наташа, а как протекала твоя последняя беременность?

Приблизительно через год после рождения Александры я снова забеременела. Я была очень удивлена, потому что 4 года у меня не было детей, а тут 2 беременности подряд. Это казалось невероятным! Снова появился страх, что что­то пойдет не так, но при этом хотелось надеяться на лучшее. Первые анализы были неутешительные. Врач сказал, что уровень антител в пять раз выше, чем в случае с Александрой на последних сроках беременности. Лечения никакого мне не назначали, нужно было ждать до 16 недель, и если я доношу до этого срока, можно будет сделать внутриутробное переливание крови ребенку. Меня отправили домой, сказав: что будет, то будет. После 15 недель начались мои хождения по врачам. Первое УЗИ было не очень хорошим. Через два дня назначили повторное, которое показало, что все нормально. Я ходила на УЗИ по два раза каждую неделю до конца беременности. Врачи постоянно проверяли головной мозг ребенка, достаточно ли он обогащен кислородом.

Кульминационный момент был в 16 недель. УЗИ опять было не очень хорошим, и мне сказали: «Завтра повторим, если будет нормально, поедете домой, а если плохо, то поговорите с мужем, вы должны быть готовы к переливанию крови ребенку». На следующий день, во вторник, я пришла на УЗИ. Результат был неутешительный, встал вопрос о переливании крови. Но эту процедуру делают не сразу. Сначала берут околоплодную жидкость и точно устанавливают, есть кислородное голодание или нет. И только на следующий день в случае необходимости приступают к переливанию крови, иначе количество антител в организме матери станет еще больше, ребенок может умереть, и нужно будет срочно предпринять какие­то меры. У меня были опасения, что все эти вмешательства могут еще больше навредить ребенку. Мой малыш весил на то время всего 120 грамм. Хотелось верить, что на следующий день анализы будут хорошие, но, к сожалению, перемен в лучшую сторону не произошло. Врачи уже приготовили инструменты и предложили начать процедуру.

Я была в панике, так как очень верила, что результаты будут хорошими. Даже с мужем толком не поговорила, просто поставила его в известность, но решения никакого мы вместе так и не приняли. Я спросила у врачей, можно ли отложить переливание крови еще хотя бы на день, так как должна обсудить все с мужем и помолиться. Объяснила, что мы люди верующие, и что как раз по средам у нас в церкви проходит богослужение, где есть возможность помолиться со служителями, и потом мы примем решение. Врачи дали мне еще один день, но предупредили, что до выходных обязательно нужно все сделать.

Это был очень тяжелый день. У меня просто голова разрывалась от разных мыслей. Я понимала, Господь все может, Он дал этого ребенка, я его доносила до 16 недель, и, значит, Он может Сам поставить защиту и охрану для малыша. Я просила наших с мужем родителей и всех родственников молиться об этой нужде. В церкви вечером подошла к служителям, тоже попросила молиться. Они помолились с елеепомазанием, как написано в Библии, за меня и ребенка. И в моем сердце звучали слова: «Ты знаешь, в Кого веришь, ты знаешь, что Я силен, доверь все Мне». Вечером, придя домой, уже готовая принять решение, я снова обратилась к Богу. Молясь, говорила: «Господи, если завтра в больнице все-­таки будут настаивать на переливании крови, я соглашусь, потому что мою проблему с кистой Ты разрешил, действуя через врачей, поэтому я понимаю, что подобное возможно и в этом случае. Но если допускать врачебного вмешательства не нужно, поставь преграду, чтобы этой процедурой не навредить нашему ребенку». Все родные, мама, муж были против вмешательства врачей, но я понимала, что ответственность за жизнь и здоровье малыша в тот момент была на мне. И чтобы потом не корить себя всю жизнь за то, что могла что-­то сделать для своего ребенка, а не сделала, я в молитве просила: «Господи, Ты видишь все мои тревоги и переживания, Ты мой Отец, устрой все по Своей воле».

В четверг врач делала УЗИ мол­ча. Прошло 10 минут – молчит, 15 ми­нут – молчит, думаю, что такое? Сразу вспомнился случай с беременностью, которая закончилась выкидышем. Я не выдержала и спросила, все ли хорошо с ребенком. Врач ответила: «Подождите, сейчас я все проверю, сделаю тесты и потом вам все расскажу». Через некоторое время она повернулась ко мне, помолчала, пристально глядя на меня секунд десять, а затем сказала: «Я не представляю, что произошло, но показатели идеальные. У вас таких показателей не было с момента, как вы к нам пришли, будто ваш ребенок просто суперздоров. Я десять раз повторила анализы, а молчала, потому что не могла в это поверить. Сейчас позову коллегу, пусть посмотрит на это чудо!» Она вышла и отсутствовала минут 30. Когда она вошла в кабинет, то была просто в восторге: «Я просмотрела всю вашу историю болезни и не могла поверить! Я не понимаю, такие прекрасные показатели… просто невероятно! Ну разве это не восхитительно?!» Я ей объяснила, что за меня вчера молились служители и вся церковь, и я знаю, что в этот процесс вмешался сам Господь, чтобы я удостоверилась в Его силе. Врач согласилась: «Да, Бог творит чудеса, продолжайте молиться».

Вот так проходила вся беременность: один раз анализы были хорошие, другой раз не очень, но все в пределах допустимого. А с 30­й недели опять резко ухудшились показатели. Но, слава Богу, я смогла доносить ребенка до полного срока. В 37 недель мне вызвали роды, и на свет появился наш чудесный Марк с положительным резус­фактором крови! Это ли не Божье чудо? Бог дает детей, и Сам заботится о них.

Марку дали 10 баллов по шкале Апгар. Но анализ крови показал очень высокий билирубин. За нашего сына продолжали молиться не только мы, но и вся церковь. Билирубин начал немножко падать, но тут же стал падать и гемоглобин, и этот баланс постоянно был не очень хороший. Врач говорил: «Будьте готовы к переливанию крови, потому что если гемоглобин упадет ниже 7 (70 в Беларуси), то ничего другого не остается». Ребенок выглядел и ел хорошо, все вроде как в норме, а гемоглобин падает. На 10­й день гемоглобин упал до 6,9. Врач сказал: «Мы сделали все, что можно, и мы должны вас выписывать (лечение в Америке дорогостоящее, и они не имеют права по страховке держать в больнице дольше необходимого срока), но я не хочу вас выписывать с такими анализами, так как наступают выходные. Давайте делать переливание крови».

Беременность и первые дни жизни Марка казались мне долгой битвой, на протяжении которой Бог многократно вмешивался в эту ситуацию и Сам сохранял нашего сына от врачебного вмешательства. Я верила, что Марк шел на поправку, билирубин падал, а гемоглобин просто не успевал подняться. И поэтому в разговоре с мужем сказала: «Получается, как будто мы сражались, сражались, а потом опустили руки и сказали: ладно, пусть будет, как будет. Я вижу, что все пошло на поправку, билирубин падает, просто гемоглобин не успевает подняться». Муж согласился: «Если мы сейчас сдадимся, то тем самым как бы выскажем свое недоверие Богу». Мы отказались от переливания крови в тот день. Врач оставил нас в клинике на свой страх и риск еще на день, сказав, что попробует сделать какой-­то укол. Но уже в субботу у сына гемоглобин был 8,4, и нас выписали, заверив, что теперь все будет хорошо. Сын еще 2 недели лежал под световой лампой дома, а к месяцу у него все восстановилось, и сейчас все прекрасно, никаких отклонений от нормы.

Наташа, но ведь не посоветуешь же всем так поступать? Это во многом зависит от уровня отношений человека с Богом.

Естественно, очень сложно было принимать подобного рода решения, потому что, на самом деле, все зависит от уровня общения с Богом и от того, насколько Ему доверяешь. Если бы я согласилась сделать переливание крови ребенку внутриутробно в 16 недель, то просто не представляю, как бы прошла моя беременность. Может быть, что-­нибудь нарушилось бы в формировании и развитии мальчика. Позже я узнала, что если кровь вливают хотя бы один раз, то потом в течение беременности иногда приходится делать это снова и снова.

Каждый из наших детей – это подарок от Господа. И мы с радостью и благодарением принимали их. Бог дает жизнь и отнимает. Человеку не дано знать, когда он родится и когда покинет эту землю. Но его шанс прожить эту жизнь и состояться как личности – часто зависит от нас, родителей. Вердикты врачей могут быть разными, но это наш ребенок, и его судьбу мы решали, как верующие люди, вместе с Богом. Мы с мужем очень благодарны Господу за то, что Он верен Своим обетованиям. Было трудно, но это наш путь, и мы должны были его пройти, доверяя Богу.

Лариса Жибрик, журнал «Надежда ля тебя» №2-2014

Шаноўныя чытачы! Krynica.info з’яўляецца валанцёрскім праектам. Нашы журналісты не атрымліваюць заробкаў. Разам з тым праца сайту патрабуе розных выдаткаў: аплата дамену, хостынгу, тэлефонных званкоў і іншага. Таму будзем радыя, калі Вы знойдзеце магчымасць ахвяраваць сродкі на дзейнасць хрысціянскага інфармацыйнага парталу. Пералічыць сродкі можна на тэлефонны нумар Velcom: +375 29 6011791. Па магчымых пытаннях звяртайцеся на krynica.editor@gmail.com




Блогі