*Заўвагі па аргументацыі прыхільнікаў захавання цяперашняга заканадаўства ў дачыненні да абортаў

канстытуцыя

Вопрос совместимости существующего законодательства с Конституцией и декларированными в качестве базисных для государства христианскими ценностями (и соответствующего понимания ст. 24 Конституции)   – с одной стороны, и с Концепцией Национальной безопасности и созданным ею аксиологическим полем приоритета демографического прироста – с другой, является остро дискуссионным, нередко поднимается как в официальных (например, газета «Медицинский вестник», так и в независимых (например, сайт «Крыница») СМИ, и тем более в социальных сетях. Поскольку среди апологетов статус-кво официальные представители излагают свою позицию безапелляционно, уклоняясь от прямой дискуссии с оппонентами, а пользователи интернета ограничиваются матерной бранью и поношением сторонников изменений, мы решили подвергнуть анализу излагаемые первыми аргументы.

Целью работы являлся  анализ соответствия аргументации  в пользу сохранения статус-кво фактам статистики, медицины и социальной реальности.

Методы: нами были использованы более 30 официальных ответов соответствующих должностных лиц и/или депутатов жизнезащитным активистам и организациям, и выступлений этих лиц в СМИ, в период 2013-2015 гг. Представленные в них аргументы (стереотипно повторяемые в различных выступлениях/типовых ответах, поэтому ввиду формата статьи не видим смысла перечислять  источники[1]) подвергнуты фактологическому анализу с названных аксиологических позиций.

Результаты и их обсуждение: «Искусственный аборт по требованию беременной разрешён в 57 странах, на долю которых приходится почти 40% женского населения земного шара. В этих странах окончательное решение, сохранять или прерывать беременность, принадлежит исключительно женщине».

Таким образом, аборт является уголовным преступлением в 72% стран (среди них и европейские), где проживает большинство населения мира. Утверждение, что «решение принадлежит исключительно женщине» игнорирует реальность социальных взаимодействий – хорошо знакомую каждому в мире – когда в условиях полной легальности аборта «решение» может исходить от любого обладающего ресурсом давления на женщину фактора: муж/сожитель, родные, медики, работодатели (см. https://krynica.info/2014/07/26/merkvanne-demograficheskoe-polozhenie-rb-v-nemedlennojj-perspektive/).

В Китае же, на долю которого приходится львиная доля «40% женского населения» – судьбу беременности после первой решают «исключительно» власти страны, а не беременная женщина.

«Всемирная организация здравоохранения считает, что правовые ограничения к медицинской помощи по прерыванию беременности не снижают потребности в ней, а увеличивают  число женщин, выполняющих криминальные и небезопасные аборты, что ведёт к повышению частоты осложнений и летальных исходов».

Позиция ВОЗ отражает взгляд на аборт по желанию как на неотъемлемую часть т.н. «репродуктивных прав», считает его разновидностью «медицинской помощи» и говорит о «потребности» в ней. Эта (анти)ценностная позиция находится в лобовом столкновении с фундаментальными ценностями христианства, а также с Декларацией прав ребёнка, призывающей защищать жизнь ребёнка «как до, так и после зачатия», и со ст. 181 Кодекса о браке и семье РБ. Некритичная ссылка на таковую позицию ВОЗ свидетельствует о нахождении апологетов статус-кво под концептуальной властью, чуждой ценностям, провозглашённым базисными в стране.

Следует отметить, что в своих публикациях ВОЗ провозглашает прямую связь законодательств об абортах в мире с материнской смертностью, увязывая данные стран с совершенно разным уровнем развития – что является очевидной подтасовкой [1]: смертность зависит от уровня развития здравоохранения, а вовсе не от «либеральности законодательства». Понятно, что сравнению могут подлежать лишь находящиеся на сходном уровне развития страны. Так, например, материнская смертность в абортивно-«нелиберальной» Ирландии  в два раза ниже, чем в абортивно-«либеральной» Англии [2]. В Чили на протяжении долгих лет неуклонно улучшаются все показатели материнского здоровья с тех пор, как аборты запрещены, а государство устойчиво развивает систему здравоохранения [3].

«Принятие радикальных мер, разрешающих проведение абортов только по медицинским и социальным показаниям, может привести к ситуации, аналогичной той, которая была в СССР в 1936-1955 годах, когда аборты были запрещены. В те времена женщины шли на всевозможные ухищрения, чтобы избавиться от нежелательной беременности: обращались в домашние абортарии к лекарям-самоучкам, студентам медицинских институтов, делали аборты ветеринарными инструментами, также была широко распространена практика самоабортов». Отметив, что львиную долю подпольных абортов в СССР осуществляли коллеги апологета, не только «студенты», поставим вопрос: на чём основывается утверждение, что ситуация в РБ в 21 веке «может» быть аналогичной таковой в СССР 30-50-х гг. прошлого? Проигнорирована несопоставимость (см. https://krynica.info/blogi/kriminal-ne-prichina-dekriminalizacii/, https://krynica.info/blogi/ocenki-v-otnoshenii-opasnosti-kriminalnykh-abortov-so-storony-tekh-kto-ispoveduet-kredo/) социальных, правовых, здравоохранительных, географических контекстов и обстоятельств; нигде не приводятся   никакие цифровые выражения «оценок» «опасности» «криминальных абортов», никаких исследований/опросов, на которых могла бы быть основана позиция апологетов.

Вместе с тем, запрет абортов в СССР в 1936 г. привёл вовсе не к «ухудшению демографической ситуации и репродуктивного здоровья женщин», а наоборот: привёл к резкому росту рождаемости в 1936-38 гг., способствовал невероятно быстрому демографическому возрождению после войны[2]; смертность от криминальных абортов не имела никакого демографического значения [4].

Рядом с Беларусью находится культурно близкая Польша, где после продуманной государственной кампании при Лехе Валенсе на протяжении нескольких лет резко упал «спрос на аборты», а затем они были запрещены, и при этом «Не исполнилось ни одно из предостережений противников закона, опасавшихся широкого развития сети подпольных, криминальных абортов, массового развития «абортивного туризма», тюрем, заполненных гинекологами, растущей материнской смертности вследствие осложнений после нелегальных абортов, массового отказа от новорожденных младенцев и растущего числа детоубийств..» [5].

Опыт Чили, Польши, Ирландии – игнорируется апологетами статус-кво: «Безусловно, введение указанного запрета сократит число легальных абортов…приведёт к повышению уровня материнской сметности, росту количества детоубийств, увеличению числа бесплодных женщин, детей, оставшихся без попечения родителей…”абортный туризм”». Резкое сокращение числа абортов приведёт как раз к уменьшению бесплодия; не приведены числовые оценки возможных нелегальных и «туристических» абортов – но очевидно, что их будет в разы или на порядок меньше, чем ныне «легальных». «Увеличение числа детей» некой категории не за счёт сокращения других категорий также означает прирост населения. Результаты вовсе не будут «…противоположны заявленным интересам».

«Туризм» же с целью получения/предоставления «услуг», запрещённых в Беларуси (нарко- и сексбизнес) – реальность, которая не влияет на ценностные решения белорусских законодателей  (а лишь укрепляет их решимость отстаивать белорусские ценности).

Выводы: интеллектуальная – с ценностных позиций  аксиологического поля заявленных интересов Республики Беларусь – критика аргументации апологетов статус-кво, выявляет:

1. Тенденциозное представление общемировых фактов.

Игнорирование общеизвестных медицинских и социальных фактов.

Игнорирование опыта стран, чей уровень развития сходни белорусскому, а законодательство об абортах резко отлично.

2. Ссылку исключительно на иностранные глобалистские факторы, отсутствие обоснованных опросами/исследованиями оценок в отношении развития ситуации на Беларуси при возможных изменениях законодательства. Искажённое представление фактов прошлого.

3. Игнорирование аксиологического поля базисных ценностей и национального демографического интереса Республики Беларусь.

Литература:

1. World Health Organization Falsely Claims Legalizing Abortions Reduces Maternal Mortality [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.lifenews.com/2015/05/21/world-health-organization-falsely-claims-legalizing-abortions-reduces-maternal-mortality/. – Дата доступа: 28.09.2015.

2. Исследование: аборты увеличивают материнскую смертность [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pro-life.by/bioetika/medicine/issledovanie-aborty-uvelichivayut-materinskuyu-smertnost/. – Дата доступа: 28.09.2015.

3. Доклад на международной научной конференции «Репродуктивное здоровье семьи», Санкт-Петербург, 15-17 мая 2013 года [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://demographia.ru/node/25. – Дата доступа: 28.09.2015.

4. Игорь Белобородов. Аборты в России: история, последствия, альтернативы [электронный ресурс]. – Режим доступа:. – http://www.za-zhizn.ru/node/44 – Дата доступа: 28.09.2015.

5. Защита зачатого ребёнка в Польше [электронный ресурс]. – Режим доступа:. http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=59&idArt=17345 . – Дата доступа: 28.09.2015.

Примечания

[1] Цитаты из апологетов статус-кво поданы курсивом.

[2] младенческая смертность – являющаяся функцией и репродуктивного здоровья женщин (недоношенность и т.д.) – в 1950 упала более чем вдвое против 1940 (см. http://istmat.info/files/uploads/37166/rgae_1562.33.1053_-_19-24.pdf)

*Друкуецца на мове арыгіналу

Меркаванні аўтараў блогаў могуць не супадаць з меркаваннем рэдакцыі Krynica.info

казаран

Лідар руху “За забарону абортаў у Рэспубліцы Беларусь”

02 студзеня 2016 | Блогі | Тэгі: ,



Блогі