Эксперты: это конец христианской общины Ирака

ІракРазвязанная джихадистами из Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ) война знаменует собой окончание истории христианской общины Ирака, которая возникла здесь еще во времена апостолов. Об этом в интервью КРЫНІЦА.INFO заявили сразу два белорусских эксперта, специализирующихся на ближневосточной проблематике.

ИГИЛ – улучшенная версия Талибана, или новая Аль-Каида

Как отмечает докторант Свободного университета Берлина Сергей Богдан, ИГИЛ — это сильно улучшенная версия талибского государства в Афганистане. «Сильно улучшенная в том смысле, что там намного больше денег, там намного больше людей из Европы – то есть тех, кто имеет лучшее образование, может лучше проводить более сложные военные операции, обращаться с более сложными видами оружия», — заявляет он.

Более того, добавляет руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий, ИГИЛ — это не просто группа вооруженных людей, но высокоорганизованная социальная структура. «Исламское государство способно наладить снабжение и хозяйственную жизнь городов, оно восстанавливает разрушенную инфраструктуру, добывает, перерабатывает и продает нефть с захваченных месторождений в Сирии и Ираке. Имитируя власть, ИГ выплачивает своим боевикам зарплату и пособия безработным, собирает налоги, в конце концов, оно даже собственные паспорта печатает», — отмечает собеседник.

По его словам, ИГИЛ начала зарождатьсяв 2003 году как реакция на американское вторжение в Ирак. Первоначально оно было связано с иракским подразделением Аль-Каиды и осуществляло свою террористическую деятельность под руководством Абу Мусаба аз-Заркави. После ликвидации аз-Заркави в 2006 году произошла перегруппировка джихадистских ячеек, и в результате слияния более 15 различных террористических групп образовалось «Исламское государство Ирак» (ИГИ). После подключения ИГИ в 2013 году к борьбе против режима Башара Асада в Сирии оно стало называться Исламское государство Ирака и Леванта.

Росту популярности организации среди суннитского населения Ирака, считает Сергей Богдан, способствовал тот факт, что пришедшее на смену Саддаму Хусейну новое руководство Ирака, преимущественно прошиитское, вместо налаживания жизни в стране занималось зачастую сведением личных счетов. Активизации и победам ИГИЛ во многом способствовал и образовавшийся вакуум безопасности в результате вывода американских войск из Ирака, добавляет Арсений Сивицкий. По его мнению, дополнительный импульс развитию ИГИЛ придали ливийский и сирийский кризисы, в результате чего в регион стеклись десятки тысяч джихадистов со всего мира.

Вступление ИГИЛ в войну против Башара Асада, отмечает эксперт, спровоцировало конфликт с лидером Аль-Каиды Айманом аз-Завахири, который приказал отрядам ИГИЛ вернуться обратно в Ирак. Вместо этого ИГИЛ начало объединять под своим флагом другие террористические организации, участвуя в боевых действиях как против режима Башара Асада, так и других повстанческих группировок, отказавшимся присягать ИГИЛ – Джабхат ан-Нусры (представителя Аль-Каиды в Сирии), Сирийской свободной армии и др. После ряда поражений аффилированная с Аль-Каидой Джабхат ан-Нусра была вынуждена присягнуть ИГИЛ.

«По сути, в лице ИГИЛ возникает «новая Аль-Каида», превосходящая по своим масштабам известную нам ранее Аль-Каиду под руководством Усамы бен Ладена и его преемника – Аймана аз-Завахири. На наших глазах ИГИЛ из террористической организации превращается в самое настоящее квазигосударство сетевого типа – «Исламский халифат» (Исламское государство – ИГ). Хотя ИГ сегодня и локализовалось на территории так называемого суннитского треугольника, оно опирается на сеть своих последователей по всему миру», — заявляет руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований.

По его словам, на сегодняшний день ИГ контролирует северные сирийские и иракские территории площадью более 40 тыс. квадратных км и с населением более 3,5 млн человек. Ряды бойцов ИГ насчитывают более 80 тыс. боевиков. «Особенность ИГ заключается в том, что оно является самодостаточной сущностью и не зависит от внешних финансовых поступлений. По оценкам ближневосточных аналитиков, сегодня ИГ обладает бюджетом в $7 млрд. Часть из этих финансовых ресурсов ИГ смогло консолидировать в результате установления контроля над рядом иракских банков, включая филиал Центрального банка Ирака в Мосуле. По имеющейся информации, некоторые государства региона покупают нефть и нефтепродукты у ИГ по ценам ниже рыночных, что приносит доход в их казну. Иранские аналитики полагают, что ИГ также финансируется Саудовской Аравией и другими монархиями Персидского залива», — подчеркивает собеседник.

В свою очередь Сергей Богдан пока не видит возможности преобразования ИГИЛ в полноценное государство. «Безусловно, это очень мощное движение, на уровне намного выше Талибана, но у них нет очертаний государства. И идеологии, на которой можно было бы строить государство в современном мире, у этих людей нет. Но в условиях слабости иракского государства, фактически его отсутствия, в условиях существующей в Ираке конфронтации многие сунниты поддерживают Исламское государство, чтобы, в конце концов, кто-то начал управлять», — отмечает он.

По его мнению, Исламское государство не сможет выполнять ряд важных функций, но лишь «излучать насилие террористического типа«: «в нем могут быть размещены лагеря для обучения лиц, которые будут устраивать теракты в Европе или еще где-нибудь, но более серьезные государственные структуры там возникнуть не смогут».

Геноцид всех иноверцев

Целью ИГ, по словам Арсения Сивицкого,является создание исламского суннитского государства на территории Сирии, Ирака и Ливана, а потом распространение его до границ бывшего Аббасидского халифата, который охватывал территории от Испании на западе до Индии на востоке. «По крайне мере, нынешний «халиф» ИГ Абу Бакр Аль-Багдади облачается в черные одеяния, что отсылает к стилю правителей Аббасидского халифата и подчеркивает преемственность этой традиции», — отмечает собеседник.

Тем не менее, считает Сергей Богдан, ИГИЛ, приблизившись к шиитским районам, уже фактически достигло своих естественных границ. По его мнению, исламисты еще могут закрепиться в слабо модернизированных районах Восточной Сирии и продвинуться к Тикриту в центральном Ираке, но не более. «ИГ очень негибкое в идеологическом смысле. У него нет шансов понравиться не суннитам и даже более-менее секуляризированным суннитам», — полагает он.

«Война происходит на суннитско-шиитском пограничье, а для шиитов халифат — это воплощение всех грехов, того, что пошло неправильно. И стремление построить халифат вызывает у шиитов мобилизацию по конфессиональному признаку, а также истерику в Тегеране и среди ливанских шиитов», — заявляет эксперт.

Поэтому, по его словам, в регионы, населенные преимущественно шиитами и курдами, которые смогли организовать вооруженное ополчение,  «сторонники ИГИЛ особенно не могут продвинуться». Те же религиозные меньшинства, которые своей вооруженной милиции не имеют, прежде всего, христиане и езиды, оказываются на захваченных исламистами территориях на грани выживания.

«А некоторым из них, как например езидам, грозит полное уничтожение в случае, ели они откажутся присягать на верность ИГ и принять ислам и нормы шариата. Боевики ИГ жестко и беспощадно расправляются со всеми, кто не пожелал примкнуть к их рядам. Их действия можно охарактеризовать как геноцид, так как они направлены на полное уничтожение всех религиозных групп, придерживающихся иных религиозных взглядов», — отмечает Арсений Сивицкий.

«Фактически сейчас мы наблюдаем конец и езидской, и христианской общин на севере Ирака. Возможно, некоторые общины и останутся, но по большому счету, я думаю, все это поняли. И сами сообщества работают не над тем, чтобы как-то добиться возвращения и установления порядка, но ориентируются на то, чтобы просто выехать из Ирака. Насколько я понимаю, после начала американского вторжения особо никто ни на что уже не надеялся», — считает Сергей Богдан.

При этом, отмечает он, христианская община Ирака не была некой маленькой кучкой, но насчитывала до миллиона человек, существовала здесь со времен апостолов и были укоренена в местное общества. Многие ее представители, как например один из идеологов партии БААС православный христианин Мишель Афляк или глава МИД Ирака при Саддаме Хусейне, католик-халдей Тарик Азиз, входили в руководство страны.

Разбить можно, победить нельзя

На сегодняшний день наиболее успешное сопротивление ИГ оказывают отряды Пешмерга –  курдские военизированные формирования в Иракском Курдистане, заявляет Арсений Сивицкий. Именно на них, полагает Сергей Богдан, решил сделать ставку Запад в этом конфликте. «Курдам уже пошли серьезные поставки оружия, которое позволит сформировать настоящие вооруженные силы. Оружие идет прямиком в автономию, минуя иракские власти, тогда как в Багдад идут только документы», — добавляет он.

Также, отмечает руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований,  военную и техническую помощь в борьбе с боевиками ИГ оказывает Иран, который послал для борьбы с ИГ элитное подразделение Корпуса стражей исламской революции – бригаду Эль-Кудс под руководством опытного бригадного генерала Касема Сулеймани. «Кстати, именно благодаря содействию «эль-Кудс» в Сирии в прошлом году удалось разгромить основные силы исламистских боевиков и укрепить позиции Башара Асада», — подчеркивает эксперт.

По его словам, серьезную поддержку оказывают и США, нанося ракетные удары с дронов по позициям исламистов. К тому же в кризисном штабе в Багдаде уже работают 300 американских советников, еще около 1000 находятся в штабе Курдского ополчения Пешмерга.

«На мой взгляд, эффективное противостояние ИГ сегодня невозможно без координации усилий между Ираком, США и Ираном. Судя по недавно проведенной успешной операции по освобождению иракского города Тикрит, такая координация действий между США, Ираном и Ираком уже осуществляется и она будет только усиливаться», — считает Арсений Сивицкий.

Однако, добавляет он, терпя поражения в Ираке, боевики ИГ проводят сейчас перегруппировку на территории Сирии. «Светское государство разрушить возможно. Но с религиозными движениями другая ситуация. Его можно задавить огневой мощью, но его уничтожить невозможно», — заявляет в свою очередь Сергей Богдан, предрекая развитие ситуации по сомалийскому сценарию.

А что Беларусь?

Не остается в стороне от иракского кризиса и Беларусь. Так, глава МИД нашей страны Владимир Макей посетил 23-24 августа Ирак с официальным визитом, осудив действия террористических групп, которые привели к масштабным жертвам среди иракского населения. Президент Ирака Ирака Мухаммед Фуад Массум оценил визит главы белорусского внешнеполитического ведомства как сигнал поддержки иракского руководства в борьбе с экстремистами, напоминает Арсений Сивицкий.

«Поэтому Беларусь готова оказать любую помощь в соответствие с запросами иракской стороны. Сейчас речь может идти о некоторых видах гуманитарной помощи. Говорить об оказании военно-технической помощи преждевременно«, — заявляет он, не исключая, что для реализации совместных промышленных проектов на территории Ирака и при наличии запросов с иракской стороны Беларусь может рассмотреть варианты военно-технического сотрудничества, «тем более, если оно будет способствовать защите экономических интересов Беларуси в этой стране».

Вместе с тем помочь христианским беженцам, приютив их на своей территории, как это сделала, например Франция, Беларусь не в состоянии, считает Сергей Богдан. По его словам, иракские христиане могли бы стать созидательными членами белорусского общества, но для Беларуси будет очень сложно привлечь чужие мозги. «А для массового принятия беженцев и возможностей нет. Для этого необходимо иметь соответствующие структуры, как в Западной Европе, которые бы обеспечили интеграцию. У нас же либо человек сам интегрируется, или он мучается в Беларуси», — считает он.

Говоря же о возможном участии Беларуси в нормализации ситуации в Ираке, Сергей Богдан заявил, что этим должен заниматься тот, «кто это все создал или позволил этому всему возникнуть«.

«ИГИЛ — без финансовых вливаний никогда не могла бы возникнуть. А эти финансовые вливания идут и сейчас. И если возникла такая острая проблема, то нужно было пересекать сразу финансовые потоки. И тогда бы это государство очень быстро сдулось. А чтобы эти финансовые потоки пересечь, нужно чтобы Вашингтон действительно нормально поработал с определенными арабскими товарищами. Но это не делается. И тут встает вопрос: какая все же поставлена ​​задача? Я боюсь, что задача поставлена ​​устранить острую проблему, которая возникла с Исламским государством, а задачи осушить это болото нет, так как для этого нужно шевелиться», — полагает собеседник.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги