Архиепископ Гурий: пропаганда эвтаназии – крайняя степень отпадения от Бога

гурийЕсли больной сам «заказал» эвтаназию — это само­убийство, если это сделали другие — это убийство, и по-другому рас­ценивать эвтаназию нельзя, считает православный архиепископ Новогрудский и Лидский Гурий. Он подчеркивает, что пропаганда самоубийства (чем по сути является эвтаназия) явля­ется крайней степенью отпадения от Бога.

Свои мысли об эвтаназии архиепископ  высказал в интервью eparhia.by.

Он считает, что надо на­зывать вещи своими именами: то, что в Европе узаконили эвтаназию (более десяти лет назад ) означает, что “та­ким образом узаконено самоубий­ство“.

По словам архиепископа, мобильные бригады приезжают к пациенту на дом, чтобы сделать смертельный укол, а набор для са­моубийцы продают в аптеках. Он напомнил, что Нидерландах даже легализо­вана детская эвтаназия. Бельгия, где добровольная смерть для взрослых тяжелоболь­ных разрешена еще 12 лет назад, стала второй страной в мире, узаконившей детскую эвтаназию, и первой, которая не ввела возраст­ных ограничений. Вопрос уже на повестке дня и в других европейских странах, отметил архиепископ.

Комментируя перевод слова «эвтаназия» (с греческого – «лег­кая, достойная смерть»), представитель Православной Церкви рассуждает, можно ли достойным назвать соз­нательное действие врача, приво­дящее к смерти пусть и безнадеж­но больного человека.

В клятве Гип­пократа, которую дает каждый врач, есть такие слова: «Никому не дам, даже если меня об этом попросят, никакого смертельного средства и никогда никому не укажу никакого пути для осуществления подобного замысла», напомнил архиепископ.

Увы, в данном случае моральное падение столь глубоко, что клятва Гиппократа утратила свое значение, сокрушается он. В противовес ей легализация эвта­назии может привести к переори­ентации медицины, превратив ее в отрасль смертеобеспечения. Нужно заметить, что развивается она бы­стрыми темпами, добавил архиепископ Гурий.

Пропаганда самоубийства явля­ется крайней степенью отпадения от Бога. Люди, выступающие за его ле­гализацию, совершают тяжкий грех против Творца — Источника жизни, сказал он.

Смерть — это великое таинство, и после него каждого человека ожидает встреча с Богом. На эту встречу мы можем прийти лишь тог­да, когда позовет Сам Господь. Са­мовольно уходя из полной проблем жизни, чело­век думает, что избавляется от страданий, но не осознает глав­ного: жизнь не заканчивается смер­тью, и там, за гранью, откроется но­вая форма вечного бытия, продолжил архиепископ.

Тот, кто не подчиняется воле Бога, не исполняет Законов Божиих, становится противоес­тественным существом и, впадая в антижизненное состояние, уходит во мрак и гибнет.

Христианину не следует бояться смерти, какой бы мучительной она ни была: ведь это только миг по сравнению с вечной жизнью, напоминает священнослужитель. По его словам, верующим просто нужно искренним покаяни­ем освободить душу свою от жи­тейских тяжестей, чтобы “взлетела она птицей в Горние обители и прославила Создателя за все, что Он дал нам испытать на земном пути”.

Господь бесконечно больше лю­бит человека, нежели те люди, ко­торые под видом сочувствия пы­таются вмешаться в Промысел Бо­жий о спасении страдальца, сказал архиепископ.

По его словам, страдающий человек, окружен­ный христианской заботой, в по­следние дни земного бытия спосо­бен пережить благодатное измене­ние, связанное с новым осмысле­нием пройденного пути и покаян­ным предстоянием перед Вечно­стью. Поэтому если больной сам «заказал» эвтаназию — это само­убийство, если это сделали другие — это убийство, и по-другому рас­ценивать эвтаназию нельзя, подчеркнул архиепископ Гурий.

Церковь, оставаясь верной соб­людению Заповеди Божией «Не убий», не может признать нрав­ственно приемлемыми распростра­ненные ныне в светском обществе попытки легализации эвтаназии.

По словам архиепископа, мы многое в жизни пытаемся за­вуалировать, нарядить в светлые одежды, чтобы не бередить душу горькой правдой, рассуждает представитель Церкви. Хотя надо бы на­оборот. Скажем, женщине, которая пришла в консультацию, было бы уместно задать вопрос: «Будете ро­жать —  ребеночка или убьем его?», полагает представитель Церкви.

И ответом ее на этот страшный во­прос должна была бы стать распи­ска: «Прошу убить моего ребенка». Тогда, может быть, это многих остановило бы.

Так и в случае с эвтаназией, продолжает священнослужитель, надо бы употребить прямой вопрос: «Вы действительно проси­те убить вашего родственника?». Не каждый внешне «жалеющий» стра­дальца, а на деле просто изба­вляющий себя от хлопот по уходу за ним, все же подпишется под таким заявлением. В такие мгновения часто начинает просыпаться совесть.

Не нам распоряжаться своей жиз­нью, а тем более чужой — великим даром Божиим. Заповедь «Не убий!» Господь не отменял, подчеркнул архиепископ Гурий.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги