Ковалькова: существование абортов противоречит Конституции и законам Беларуси

КавальковаВ белорусском законодательстве существует коллизия права в законодательном регулировании процедуры аборта. Об этом КРЫНІЦА.INFO заявила юрист, координатор кампании «В защиту жизни» оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Ольга Ковалькова, комментируя новые изменения, вступившие в силу в декабре 2014 года и регламентирующие проведение абортов в стране.

Так, согласно ст. 24 Конституции Беларуси «Каждый имеет право на жизнь», согласно ст. 181 Кодекса о браке и семье — «Государство гарантирует защиту прав ребенка как до, так и после рождения», а согласно п.1 ст. 1037 Гражданского кодекса — «Наследниками по завещанию и закону могут быть граждане, находящиеся в живых в момент открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства».

Как мы видим из нормы Гражданского кодекса, юридические последствия возникают еще до рождения ребенка. Декларативно белорусское законодательство признает права ребенка еще до рождения, но на деле согласно статье 27 Закона «О здравоохранении» «женщине предоставляется право самой решать вопрос о материнстве». Юридически статья 27 противоречит вышеперечисленным нормам, поскольку согласно Закону «О нормативных правовых актах» Конституции и кодексы имеют большую юридическую силу», — отметила юрист.

«Для устранения этой коллизии права необходимо конституционное толкование статьи 24 «Каждый имеет право на жизнь», как право на жизнь с момента зачатия  и (или) дополнение указанной статьи следующим содержанием «Государство гарантирует защиту человеческой жизни с момента зачатия». А все, законодательные акты Беларуси, регулирующие аборты, привести в соответствие с Конституцией и кодексами», — подчеркнула Ольга Ковалькова.

Она также отметила, что новая редакция Закона «О здравоохранении», вступившая в силу 27 декабря 2014 года, стала возможной благодаря широкой общественной кампании «В защиту жизни», которая началась в 2012 году, и тысячам подписей граждан Беларуси.

В первую очередь, было законодательно закреплено право врача отказаться от проведения искусственного прерывания беременности, если отказ непосредственно не угрожает жизни или здоровью женщины.

«Аборт только последние 60-70 лет стал приобретать статус нормальной медицинской операции. До этого на протяжении нескольких столетий плодоизгнание каралось смертной казнью во всех европейских государствах», — отмечает Ольга Ковалькова.

Так, согласно п. 6 Декларации, принятой Всемирной медицинской ассамблеей в Осло в 1970 году (в редакции 1983г .), относительно медицинского аборта «Если врачу не позволяют назначать и выполнять аборт его убеждения, то он может отказаться от этого, обеспечив продолжение оказания медицинской помощи квалифицированными коллегами».

Также в Женевской декларации Всемирной медицинской ассоциации (1948 г. в редакции 1994г.) задекларирован следующий обет медиков: «Вступая в ряды медицинского сообщества, я торжественно обещаю посвятить жизнь служению человечеству… Я буду поддерживать предельное уважение к человеческой жизни с момента зачатия, и даже под угрозой я не употреблю медицинское знание против закона человечности».

7 октября 2010 года Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла резолюцию «Право на возражение по соображениям совести при предоставлении легальной медицинской помощи», в которой говорится:  «Ни одна личность, больница или учреждение не должны быть принуждены, привлечены к ответственности или дискриминированы в какой-либо форме за отказ от выполнения, предоставления, помощи в осуществлении или проведения аборта, осуществление выкидыша у человека или эвтаназии или любого действия, которое может привести к смерти человеческого плода или эмбриона, по любой причине».

Право врача отказаться от проведения аборта закреплено в законодательстве Норвегии, Польши, Австрии, Франции, Дании, Венгрии, Латвии, Италии, России, Люксембурга и др.

Стоит отметить, что в Великобритании студенты могут ознакомиться с процедурой прерывания беременности только теоретически, в отличие от Беларуси, где студенты одной из первых учебных процедур изучают на практике проведение аборта.

Ольга Ковалькова напомнила, что с каждым годом увеличивается количество стран, в которых проходят парламентские и общественные дискуссии по вопросу законодательного закрепления права врача на отказ от проведения аборта — сейчас такие дискуссии проходят в Швеции, Испании, в Литве и др.

Юрист также назвала ошибочным мнение, что законодательный запрет абортов приводит к увеличению материнской смертности.

В ходе многочисленных мировых исследований был проведен анализ, охватывающий данные о материнской смертности за 50 лет (1957-2007) из Национального института статистики Чили.  В пятидесятилетний период, который изучался в ходе исследования в Чили, общий коэффициент материнской смертности (MMR) резко сократился на 93,8%, с 270,7 до 18,2 смертей на 100 000 живорожденных (период между 1957 и 2007 годами), что делает чилийскую модель здравоохранения образцом охраны здоровья матери для других стран.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в странах Центральной Америки Никарагуа и Сальвадоре, в которых аборт полностью запрещен законом, наблюдается снижение  материнской смертности на 44% с 1990 года.

«Вторым изменением ст. 27 Закона «О здравоохранении», который вступил в силу 27 декабря 2014 года, стало закрепление обязанности организаций здравоохранения о создании условий и обеспечении проведения предабортного психологического консультирования женщин», — отметила собеседник.

Согласно ей, Практика предабортного консультирования существует в большинстве  стран мира.

Так, пункт 1 §218а Уголовного кодекса Германии устанавливает минимальный период ожидания – 3 дня – со дня предабортной консультации до дня осуществления операции.

Согласно § 219 Уголовного кодекса Германии, Консультация служит защите неродившейся жизни, «чтобы придать женщине мужества в сохранении беременности и раскрыть ей перспективы жизни с ребенком» и дать ей осознать, что «неродившийся ребенок в любой период беременности наряду с ней имеет право на жизнь».

Консультация должна осуществляться в компетентном органе, отвечающем за решение конфликтных ситуаций, связанных с беременностью. Врач, который осуществляет прерывание беременности, не может быть консультантом. За прерывание беременности без предварительного консультирования, врач несет уголовную ответственность.

После обязательного предварительного консультирования выдается медицинское заключение в Германии, Норвегии, Португалии, Израиле, добавил эксперт.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги