Был ли Франциск Скорина униатом?

скарына

Был ли Франциск Скорина униатом? Имеет ли почву одна из гипотез поиска вероисповедания белорусского первопечатника? На этот и другие вопросы предлагает свои ответы исследователь из Беларуси, православный священник УПЦ КП протоиерей Сергей Горбик.

Вопрос о вероисповедании знаменитого белорусского первопечатника Франциска Скорины является одним из наименее исследованных. Среди гипотез, которые выдвигают белорусские и украинские исследователи, присутствует предположение, что Франциск Скорина был униатом (греко-католиком). Как и другие гипотезы, “униатская” версия не имеет документального подтверждения и строится на косвенных фактах.

Так, некоторые ученые доказывали, что духовное формирование Скорины происходило в условиях древней полоцкой традиции и пост-флорентийской Европы, по этой причине Скорине должно было быть наиболее близким униатское мировоззрение. Похожее мнение разделяют некоторые современные белорусские, в частности, доктор исторических наук И. Саверченко [1, ст.91], и часть украинских исследователей [2, ст.40].

В качестве доказательства униатского вероисповедания первопечатника предлагает разбор напечатанного им акафиста святым апостолам Петру и Павлу, также печатание книг именно на старобелорусском языке (белорусском изводе) и адресованность их православной аудитории.

Имея эти аргументы в качестве доказательств, попробуем выяснить, имеет ли право на существование гипотеза об униатстве Франциска Скорины.

Прежде определим, что такое униатство и существовало ли оно на белорусских землях в конце XV-начале XVI вв.? Сразу следует обозначить, что униатство не является отдельным вероисповеданием или неким автономным течением, под греко-католической церковью подразумеваются сообщества верующих общей Католической Церкви, которые используют собственный обряд и имеют ряд отличий в сфере канонического права (женатые священники и т.д). Обычно эти сообщества объединены в митрополии, которые имеют своего правящего архиерея (или могут быть разделены на епархии). Тем не менее, в догматически-богословском аспекте они не отличаются от римо-католиков.

Также не следует упускать из виду, что ряд восточных Католических Церквей образовался после отделения от Древневосточных Церквей и Ассирийской церкви Востока путем заключения унии со Святым Престолом. Эти Церкви вообще не имеют связи с византийской традицией.

Собственно под термином “Униатская Церковь” мы должны понимать часть некоей Церкви (в нашем случае – православной), заключившую унию с Римом и ставшую административной частью общей Католической Церкви, сохранив свой обряд и каноническую структуру. И тут встает вопрос – существовала ли на территории Великого княжества Литовского в конце XV-начале XVI вв. церковная структура восточного обряда, которую можно было бы назвать Униатской Церковью?

Ученые, защищающие концепцию о Скорине-униате, ссылаются на Флорентийскую унию 1439 года, которую подписал и Киевский митрополит Исидор. Но история свидетельствует, что этот митрополит никак не был связан с православием в ВКЛ – с самого начала, минуя тогдашние столицы православной епископской кафедры на территории ВКЛ, он поехал в Москву, откуда и отправился на Флорентийский собор. С собора же тем же самым путем, без посещения православного епископата ВКЛ, он вернулся в Москву, где был брошен в темницу. Даже когда митрополит Исидор бежал через территорию ВКЛ из московской тюрьмы в Рим, он не был принят не только православными архиереями ВКЛ, но и католическим епископом Вильно.

Если же допустить, что именно Флорентийская уния неким образом повлияла на духовную жизнь православных Киевской митрополии, – каким образом это, в свою очередь, повлияло на религиозные взгляды Франциска Скорины? Мы не находим материальных следов Флорентийской унии на территории Киевской митрополии (например, меток в рукописных кириллических богослужебных текстах, материалов догматического характера, ориентации храмов XV в.). Единственное теоретическое доказательство ее присутствия – собственно деятельность митрополита Григория II Болгарина (1458 год – нач. 1472 года), который, согласно ряду источников, был поставлен Константинопольским униатским патриархом Григорием III Маммой. Но и этот митрополит в 1470 году (за 20 лет до рождения Франциска Скорины) покаялся и перешел под омофор православного Константинопольского Патриарха Дионисия I Мудрого.

Еще одно косвенное доказательство отсутствия последствий Флорентийской унии – деятельность католических миссий во второй половине XV в. на территории современной Беларуси и Украины. Здесь мы наблюдаем не просто попытки перевести верующих в римско-католический обряд, а даже принятие новых католиков через повторное крещение. Эти факты свидетельствуют о том, что в реальности Католическая Церковь на территории ВКЛ не исповедовала условий унии 1439 года. При этом начало католической миссии в Полоцке связывается с учреждением римо-католического бернардинского монастыря в 1498 году, о чем нам известно из хроники этого ордена, написанной Яном из Комарова [3, ст. 162]

Таким образом, можно сделать вывод, что во время детства и юности Франциска Скорины на территории ВКЛ не было униатов. Тем более – униатских церковных структур, соответственно, он не мог ни познакомиться с униатством, ни, тем более, перейти из православия к униатам .

Еще одним вариантом сближения Франциска Скорины с униатством могло стать знакомство с ними во время обучения в Европе. Однако единственная униатская Церковь византийского обряда, которая существовала в Европе во время Франциска Скорины, – это итальянские греко-католики, действовавшие на Юге Италии. Византийская традиция на Сицилии и в Южной Италии возникла еще в V-VI веках. В VIII веке византийский император Лев III вывел эту область из юрисдикции Папы под юрисдикцию Константинопольского патриархата, однако после нормандского завоевания и потери Византийской империей Южной Италии Римские Папы вновь восстановили свою власть над греческими приходами Италии. Многие из этих приходов не участвовали в Великом расколе XI века и сохранили церковное общение с Римским престолом, образовав, таким образом, греко-католическую Церковь.

Однако, как свидетельствует большинство исследователей, в первой половине XV в. греко-католические приходы Южной Италии испытывали упадок и ощутимо латинизировались [4, ст. 147], поэтому сомнительно, что Франциск Скорина оставил римо-католичество и присоединился к грекам-униатам Италии.

Кроме этого, следует учитывать и тот факт, что Франциск Скорина в Падуанском университете не учился, а прибыл туда именно для сдачи экзамена на ученую степень, о чем свидетельствует актовая запись университета от 5 ноября 1512 года [5].

Не свидетельствует в пользу униатства Франциска Скорины и “венецианский след”. Кириллические типографии Венеции были основаны преимущественно выходцами из Сербии, Черногории и Македонии. По своей направленности это были исключительно коммерческие проекты, адресованные православным верующим этих стран. Если же говорить именно о византийской церковной традиции, первые венецианские издания датируются 1519 годом.

Поэтому, по нашему мнению, даже контакты Франциска Скорины с итальянскими униатами весьма сомнительны, не говоря уже о присоединении к ним.

Подтверждают ли униатство возможного католика Франциска Скорины его кириллические издания? Некоторые современные исследователи, опираясь на католическое вероисповедание Франциска Скорины и его тексты (как язык, так и содержание “Малой подорожной книжки”), пытаются подтвердить его католичество принадлежностью к восточному обряду (униатству). Но, при более детальном изучении вопроса, эта гипотеза также не выдерживает критики.

Во-первых, во время жизни и деятельности Франциска Скорины, Католическая Церковь на территории ВКЛ пользовалась в богослужении и чтении Библии исключительно латинским языком. При этом выпуск католических изданий требовал обязательного разрешения церковной власти, а самовольный выпуск подобных текстов грозил преследованиям со стороны государства и Католической Церкви. Кроме того, аудитория (потенциальные покупатели) латинских изданий в ВКЛ была значительно меньшей, чем аналогичная аудитория православных. Поэтому Франциск Скорина, как представитель гуманистического движения, желая послужить своему народу, просто не имел другой аудитории, кроме православных Киевской митрополии.

Во-вторых, занимаясь переводом текстов Библии, Франциск Скорина использовал не только основной источник Католической Церкви – Вульгату, а и другие тексты: Септуагинту, гуситскую чешскую Библию 1506 года и обычные старославянские тексты. При этом, по нашему мнению, в пражских изданиях Франциска Скорины отсутствует намек на его конфессиональную принадлежность. Это образцовый труд просветителя-гуманиста XV в., для которого вопрос конфессии несущественен.

В-третьих, “Малая подорожная книжица” представляет собой исключительно православное издание – кроме того, что Франциск Скорина делит “Псалтирь” на 20 кафизмов, как это принято в православной традиции, он придерживается православного календаря, не обозначает католических святых, печатает Символ веры без обязательного для католиков обоих обрядов католического приложения filioque (и от Сына).

Правда, некоторые исследователи пытаются вывести униатство Франциска Скорины из текста акафиста святым апостолам Петру и Павлу, находящегося в “Малой подорожной книжице”, сравнивая его с текстом Виленского православного издания 1628 года [03]. Но и эта попытка не является убедительной.

Так, известный российский исследователь Алексей Попов еще в 1903 году дал анализ Акафиста святым апостолам Петру и Павлу в своей монографии. При этом он предоставляет ряд рукописных православных источников, более ранних, чем печатный текст Франциска Скорины, где церковнославянский текст акафиста аналогичен тексту, содержащемуся в “Малой подорожной книжице” [7, ст. 67]. Что касается Виленского издания 1628 года, то оно готовилось православными в специфических условиях обострения противостояния с католиками по причине Брестской унии. И с этой точки зрения определенная цензура в плоскости присутствия Рима, выглядит вполне предсказуемой и логичной.

Наконец, убедительным выглядит свидетельство униатского митрополита Антония (Селявы), который называет Франциска Скорину “еретиком гуситом” [3, ст. 217].

Таким образом, рассматривая версии вероисповедания белорусского первопечатника Франциска Скорины, мы можем сразу отбросить гипотезу о том, что он был униатом (греко-католиком). В пользу подобного утверждения говорят следующие факты: во время жизни и деятельности гуманиста-просветителя Франциска Скорины на территории ВКЛ не было униатских центров; вероятность того, что Франциск Скорина мог каким-то образом познакомиться с униатством во время своего пребывания в Италии – практически отсутствует, тем более, на то время, униаты там находились в стадии упадка; в текстах Франциска Скорины вообще и в акафисте святым апостолам Петру и Павлу в частности, отсутствуют конфессиональные черты, по которым мы можем отнести их к католичеству (даже восточного обряда); Киевский униатский митрополит Антоний (Селява) не только опроверг униатство Франциска Скорины, но и поставил под сомнение его католическое вероисповедание.

Ссылки

  1. 1. Саверченко И. Книжно-писмовая культура Беларуси: Возрождение и ранее барокко. Мн., 1998
  2. 2. Паславський И. Берестейкая уния ї Украинский християнськую традиция. Львив, +1997
  3. 3. Немировский Е.Л. Франциск Скорина. Мн., 1990
  4. 4. Рональд Робертсон. Восточные Христианские церкви: церковно-исторический справочник. СПб, 1999
  5. 5. http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.htm
  6. 6. Акафисти в них же канони, стихири и стиховни на всю седмицу. Вильно, 1628
  7. 7. Попов А.В. Православные русские акафисты. Казань, 1903.

 

Протоиерей Сергей Горбик для КРЫНІЦА. INFO

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги