Эксперт: если украинский конфликт будет заморожен, он не разрешится десятилетиями

мельянцов

Хотя темпы и результаты выполнения минских соглашений по урегулированию украинского конфликта далеки от желаемых и ожидаемых, процесс этот нужно пошагово продвигать и «оживлять» конкретикой, не допуская  “заморозки” конфликта. Такое мнение в комментарии корреспонденту Кrynica.info высказал старший аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, который участвовал в международной конференции «Минский диалог» 11 февраля.

Эксперты из Германии, Франции, Украины, России, Беларуси и других стран на первой сессии конференции (доступной для СМИ) подытожили, что было сделано за год со времени заключения минских соглашений, обсудили достижения и неудачи процесса урегулирования, затронули многие проблемные аспекты, и, в частности, высказали различные точки зрения на роль санкций как рычага воздействия на Россию, возможные последствия усиления присутствия НАТО в Восточной Европе, а также на угрозу “заморозки” украинского конфликта.

Минск, где проходят переговоры по урегулированию украинского конфликта, по словам эксперта из Германии Вольфганга Зендера (Криница – программного директора по Беларуси, Фонд имени Конрада Аденаурэра), мог бы стать новой Веной, Женевой или Хельсинки. Он сказал, что Беларуси следует более активно способствовать переговорам и даже пробовать руководить этим процессом, брать на себя  больше ответственности. Что вы думаете на этот счет?

– Здесь, во-первых, нужно терминологически очень четко разграничить понятия, – сказал Денис Мельянцов. – То, что Минск делал в рамках этого мирного процесса, –  это не миротворчество и  не посредничество. Есть такой термин  «добрые услуги»,  который подразумевает, что государство либо организация способствует так или иначе мирному процессу, но не участвует в нем. Именно это Минск и делал, то есть предоставил место для переговоров, «кофе там ведрами», какую-то экспертизу, в общем, свои услуги для того, чтобы договориться о встрече, привезти  людей, усадить их за стол переговоров, обеспечить им безопасность и так далее.

Если же говорить о посредничестве в таких миротворческих процессах, то посредник модерирует сам процесс. Во-первых, посредник ведет переговоры, во-вторых, он предлагает свои варианты решения. Минск в какой-то момент попытался частично взять на себя такую роль  – когда президент Беларуси Александр Лукашенко сказал, что у него есть свой план, и он его предъявил и Западу, и России – но ответа на это не последовало.

То есть у Беларуси была небольшая попытка  занять нишу не только переговорной площадки, а и миротворчества. Но она как-то не нашла поддержки. Возможно, посчитали, что Минск имеет «недостаточный» статус в международной политике, что ему еще не настолько доверяют, как той же  Швейцарии, венской площадке или другим таким же признанным нейтральным площадкам и посредникам.

Поэтому, когда говорят о том, что Минск должен как-то более активно вступать в посредничество, то возможно, желание у него такое и есть, но, как в том анекдоте — «съесть-то он съест, но кто же ему даст» .

Крупные игроки действительно пока не готовы позволить Минску играть такую более важную роль. И, мне кажется, есть еще некое опасение у самих белорусских властей, так как это очень большая ответственность. Если мирный процесс провалится — то провалится в том числе и по вине модератора, то есть посредника, который должен не только  обеспечивать условия для переговоров,  но еще и предлагать свои решения и следить за их выполнением.

Так что тут, с одной стороны, думаю, немножко Минск не совсем готов взять такую ответственность, и, с другой, мировые лидеры тоже не готовы ему предоставить эту роль.

Эксперты достаточно критично оценивают ход выполнения минских соглашений. Представитель Украины Владимир Фесенко (Криница — глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента») отметил, в частности, что пока только частично выполнены четыре из 13 пунктов. Речь шла и об угрозе «заморозки» конфликта. То есть этот процесс реализации договоренностей на самом деле «завис», как вы считаете?

– Не то что бы «завис» –  он фактически заблокирован. Потому что ни та, ни другая сторона  не то что бы не могут их выполнить, но не заинтересованы в выполнении. С одной стороны, так  эти соглашения прописаны — очень обтекаемо и без четких дедлайнов, без ясного понимания, каким образом все должно происходить – какие именно должны приниматься законы, на каких именно условиях для  сепаратистской стороны, для стороны киевской. Трактовать их можно совершенно по-разному.

И, например,  то, что предоставление доступа и контроля границы для Киева завязано на проведение конституционной реформы и обособление этих  сепаратистских регионов, тоже приводит к тому, что ни та, ни другая сторона  пока не готовы двигаться дальше. Потому что не обозначено с четкостью до буквы, каким образом это все должно делаться.

– И где же выход? Не в «заморозке» же?

– Выход? В начале конференции министр иностранных дел Беларуси Макей про это говорил. Не о «заморозке» речь, а о том, чтобы процесс этот шел, чтобы он был постепенный. То есть чтобы были маленькие шажки – в сторону и повышения доверия, и большей конкретизации того, что прописано в этих минских соглашениях.

Сами минские соглашения – это скорее рамка, которая должна  быть наполнена конкретными действиями, скажем так, конкретной дорожной картой: как, что и за чем должно делаться, и все это должно быть прописано в очень конкретных терминах.

– Просто конкретизировать и работать дальше?

– Да, потому что если этот украинский конфликт будет заморожен, он не разрешится десятилетиями.

Как передавала Кrynica.info, спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ в трехсторонней контактной группе по Украине Мартин Сайдик заявил 11 февраля в Минске на открытии конференции «Минские соглашения год спустя: достижения, вызовы, уроки», что, по его мнению, недопустимо «заморозить» конфликт в Украине — его нужно разрешить.

Сайдик полагает, что разрешению украинского конфликта не хватает политической воли со стороны всех участников, а  ОБСЕ не может оказывать сильное давление на участников конфликта и против их воли подталкивать  к урегулированию и разумным компромиссам.

При этом представитель ОБСЕ отметил определенные подвижки  и успехи, хотя не все минские договоренности выполнены.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей подчеркнул на открытии конференции, что для урегулирования конфликта очень важна готовность сторон продолжать диалог и готовность к компромиссам.

«Угрозы перехода в замороженное состояние вполне реальны, поэтому сейчас необходимы фактически ежедневные и реальные малые шаги по деэскалации и урегулированию», — сказал Владимир Макей.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги