Украинский вопрос. Сложный выбор Константинополя

варфоломей

Уже несколько месяцев весь православный мир живёт «в тени Украинского вопроса». Ни одна официальная международная религиозная встреча с участием православных не проходит без обсуждения «украинского вопроса». Такое пристальное внимание весьма обосновано, ибо ещё во время Всеправославного собора украинский парламент обратился к Вселенскому Патриарху Варфоломею с просьбой о даровании автокефального статуса Православию в Украине. Данное официальное обращение, которое поддержал и президент Украины, стало предметом активного обсуждения в кулуарах собора, а вскоре вышло на новый уровень – Синод Константинопольского патриархата создал специальную комиссию по изучению обращения руководства Украины. Именно в связи с этим, официальный представитель Константинопольского патриарха, архиепископ Иов Геча уже в конце июля посетил Киев, где имел переговоры не только с представителями всех ветвей разделённого Украинского Православия, но и с руководством государства. Именно во время своего визита в Киев представитель Константинополя сделал ряд официальных заявлений, которые в корне изменили ситуацию.

Суть этих заявлений сводиться к тому, что Константинополь твёрдо заявил, что не признаёт присоединение Киевской митрополии к Московскому патриархату в XVII в. и считает ее своей канонической территорией. Данный подход дал Константинополю полное каноническое право даровать автокефалию Польской Православной Церкви в 1924 г. И этот прецедент является руководящим в окончательном решении «украинского вопроса».

После подобных заявлений Константинополя все логично ждали достаточно быстрого решения о предоставлении автокефального статусу Украинскому Православию. Источники в правительственных кругах Украины, а также некоторые украинские епископы Константинопольского патриархата в США, даже называли приблизительную дату – 24 августа (украинский День Независимости). Однако этого не произошло, что вылилось в большое количество аналитики всех заинтересованных сторон. Аналитики, особенно украинские и российские, называли разные причины «зависания» вопроса, однако общего реального анализа, к сожалению, мы не увидели.

В данной статье мы попробуем обобщить все данные и показать причину трудности принятия решения о даровании автокефалии Украинской Церкви Вселенским патриархом Варфоломеем.

Достаточно большая группа православных экспертов пытается доказать, что предоставление автокефального статусу Православной Церкви в Украине вызовет «глобальный раскол и разрушение системы Вселенского Православия». К нашему сожалению, данный подход уже стал хрестоматийным и воспринимается как аксиома. Однако на сегодняшний день такой посыл является, по нашему мнению, ошибочным.

Даже поверхностный объективный анализ показывает, что предоставление автокефалии Православной Церкви в Украине никаким образом не затрагивает интересы большинства помесных Православных Церквей, а реальное влияние Московского Патриархата на их епископат, о чём мы будем говорить ниже, сильно преувеличено. И так, рассмотрим данный вопрос более подробно.

Группу «греческих» поместных Церквей практически интересует только вопрос диптиха, но тут Киев может претендовать только на 15-е место, и этот вопрос уже давно решенный. Что касается подхода к религиозным вопросам, особенно к тем, которые рассматривались на Всеправославним соборе, то тут «греческая сторона» явно получит сильного сторонника.

Кроме того, на сегодняшний день право Украины на свою автокефальную Православную Церковь поддержал не только Константинополь, но и Иерусалимский патриархат. Общую тенденцию поддержки Вселенского патриарха в данном вопросе показывает мониторинг церковных ресурсов Кипрской и Элладской Православных Церквей.

Единственной Православною Церковью «греческой группы», которая, вероятнее всего, выступит против украинской автокефалии, является Антиохийская Православная Церковь как через свою зависимость от Сирийского президента Асада, так и через канонический конфликт с Иерусалимской Православною Церковью, в котором Константинополь демонстрирует поддержку Иерусалиму.

Что касается иных Православных Церквей, то «украинский вопрос» затрагивает только несколько из них.

Румынская Православная Церковь заинтересована в том, чтобы Православная Церковь в Украине признала её юрисдикцию над Молдавией, включая Приднестровье, и этот факт был закреплён при определении украинской канонической территории. При этом во время встречи с президентом Украины румынский патриарх поддержал саму идею автокефальной Православной Церкви для Украины, а также тот факт, что автокефалию должен предоставить именно Вселенский патриарх.

Польская Православная Церковь, предстоятель и часть епископата которой имеют сентиментальность к Московскому Патриархату, более всего волнуется относительно поведения православных украинцев в Польше. А именно возможностью медленной аннексии Православной Церкви в Украине канонической территории ППЦ через украинскую православную диаспору. Однако и этот вопрос может быть снят путём чёткого определения канонических границ новой автокефалии. Кроме того, в случае явной поддержки Москвы в «украинском вопросе» ППЦ рискует потерять большую часть своих верующих.

Сербская Православная Церковь опасается аналогичного дарования Константинополем автокефалии Черногорской и Македонской Православным Церквям. Однако, если судить по заявлению Сербского патриарха во время Всеправославного собора о каноническом праве Константинополя на территории Киевской митрополии, этот вопрос уже имеет решение.

Православная Церковь Чешских земель и Словакии имеет практически те же опасения, что и Польская Православная Церковь, а также находиться под сильным влиянием Московского Патриархата. Однако последний кризис показал, что эта юрисдикция более склонна ориентироваться на Константинополь. Кроме того, несмотря на сильное давление Москвы, Православная Церковь Чешских земель и Словакии не отказалась от участия в работе Всеправославного собора, что также говорит об ориентации на Вселенскую патриархию. Таким образом, вопрос, как и в случае с Польшей, стоит исключительно в определении канонических границ в Томосе Вселенского патриарха.

Болгарская Православная Церковь, хоть и не имеет интересов в Украине, гипотетично может выступить против украинской автокефалии ввиду сложных исторических отношений с Константинопольским патриархатом и Элладской Православною Церковью. Однако необходимо учитывать её государственный характер, а Болгария является членом Евросоюза. Поэтому, по нашему мнению, такой протест не будет долговременным и глобальным.

Таким образом, противодействие предоставлению автокефалии Православной Церкви в Украине может быть вызвано только влиянием Московского Патриархата на епископат ряда Православных Церквей. Данное влияние выражается в политическом и (или) экономическом давлении.

Гипотеза о возможностях политического давления Московского Патриархата строится на рудиментальном взгляде на Восточную Европу как на «социалистический лагерь» с диктаторскими режимами. Действительно, такое давление Московского патриархата на ряд поместных Церквей могло иметь место до установления в этих странах демократии и интеграции их в Европейские политические институты.

Однако, как показала подготовка и проведение Всеправославного собора, даже Сербская Православная Церковь, наиболее ментально и идеологически близкая Москве, отказалась следовать в фарватере политики Московского Патриархата. Также следует отметить, что практически все поместные Православные Церкви отказались поддержать Московскую патриархию не только в её концепции «русского мира», но и взгляде на события в Украине (исключение составили Антиохийская и Грузинская Православные Церкви).

Не так всё просто и с экономическим давлением Москвы, особенно если учитывать экономические санкции Европейского Союза, США и Канады; падением цен на нефть и газ; внутренним экономическим кризисом в России. Анализ показывает, что практически все поместные Православные Церкви сегодня ориентируются на получение финансовой поддержки от культурологических донорских проектов ЕС и США, а не на возможность помощи Московского Патриархата (исключение — Антиохийская Православная Церковь, ряд монастырей Афона и, частично, Православная Церковь Чешских земель и Словакии).

По нашему мнению, если Московский Патриархат пойдёт на разрыв евхаристического общения с Константинополем из-за предоставления им автокефалии Православной Церкви в Украине, он может гипотетично рассчитывать на поддержку Антиохийской, Чешской и Болгарской  Православных Церквей. Позиция Грузинской Православной Церкви будет целиком зависеть от грузино-украинских и грузино-российских государственных отношений. При этом, как отмечают грузинские религиозные аналитики, общее антироссийское настроение в Грузии существенно осложняет открытое выступление Церкви на стороне Москвы.

Ещё один внешний фактор, который отмечают эксперты, – внутриполитическая ситуация в Турции. Отношения турецких властей и Вселенской патриархии всегда были непростыми, поэтому, как отмечает ряд аналитиков, возможно давление на Вселенского патриарха в вопросе предоставления автокефального статусу Украинской Церкви. Однако вопрос давления турецких властей на Константинопольскую патриархию, особенно в интересах Московского Патриархата, сегодня маловероятен по нескольким причинам:

Во-первых, сегодня Россия находится не просто в сложных отношениях с ЕС, против РФ введены конкретные экономические и политические санкции. Турция же стремится стать членом Евросоюза и вынуждена поддерживать его политику.

Во-вторых, политическое давление на Вселенского патриарха может вызвать его эмиграцию в Брюссель, где уже функционирует представительство Константинопольского патриархата. Такой демарш крайне невыгоден Турции, которая может попасть в список стран, где нарушаются права человека, а это уже реальная угроза экономических санкций.

Поэтому, по нашему мнению, турецкий президент и правительство, строя свои политические отношения с Россией, будут всячески абстрагироваться от религиозных вопросов.

Ещё один внешнеполитический фактор, который часто упускают аналитики, — это интересы Католической Церкви в «украинском вопросе».

Как известно, Католическая Церковь представлена в Украине западным (римским) и восточным (греко-католическим) обрядами. Каждый обряд имеет собственную иерархию, а украинские греко-католики даже две: собственно Украинскую Греко-Католическую Церковь (далее УГКЦ) и Мукачевскую епархию, которая напрямую подчиняется Римскому понтифику. Именно украинцы-греко-католики на сегодняшний день составляют примерно 80-85% всех верующих Католической Церкви в Украине. При этом, как показывают социологические исследования последних лет, украинские греко-католики более тяготеют к Киеву, чем к Ватикану. Кроме того, обряд и восприятие вероучения у них ничем не отличается от православного. Поэтому нет ничего удивительного в том, что более 60% верующих УГКЦ готовы присоединиться к канонический поместной Православной Церкви в Украине с центром в Киеве.

Подобный прогноз, как показывает анализ публикаций католических экспертов, достаточно болезненный для Ватикана. Поэтому сегодня ряд исследователей видят реальное осуществление ситуационного союза Москвы и Ватикана в «украинском вопросе». Именно в рамках этого союза, как отмечают аналитики, возможно давление Ватикана на Константинопольский патриархат, которое может осуществляться в рамках экуменических интересов Вселенского патриарха Варфоломея.

Однако, по нашему мнению, подобное давление не имеет эффективности в Украине и будет работать против самой Католической Церкви. Данная гипотеза подтверждается и объективными реалиями:

Во-первых, прямая и косвенная поддержка позиции Московского патриарха Кирилла, проявленная папою Франциском в Гаване и некоторых частных заявлениях, спровоцировала явный протест не только рядовых греко-католиков Украины, но и главы УГКЦ. Насколько известно, данный факт уже вызвал переход части её верующих в КП. Поэтому можно утверждать, что если противодействие Ватикана каноническому провозглашению украинской автокефалии станет существенным, это может вызвать: как существенный отток верующий, так и установление негативного отношения украинцев к католичеству в целом.

Во-вторых, падение престижа и доверия к Московскому Патриархату (далее МП), никак не вызвало явного увеличения доверия и престижа УГКЦ. Переход верующих Московского Патриархата происходит не в УГКЦ, а в Киевский Патриархат (далее КП). В этой связи интересна история харьковской маргинальной православной группы бывшего архиепископа Украинской Автокефальной Православной Церкви (далее УАПЦ) Игоря Исиченко, а именно тот факт, что его декларация о переходе в УГКЦ, вызвала переход большинства его сторонников в УАПЦ и КП.

Что же касается экуменических процессов, то в них более заинтересован Ватикан, чем Вселенское православие. При этом, как показывает практика, именно МП более склонен к консерватизму, чем к экуменическому сотрудничеству. Также следует учитывать и тот факт, что Всеправославний собор однозначно подтвердил первенство Константинопольского патриарха в православном мире.

Как видно из вышеизложенного, внешние факторы в целом благоприятствуют предоставлению автокефального статуса Православной Церкви в Украине. Значительно более проблемными являются внутренние проблемы.

Говоря о решении проблемы разделения украинского православия, Константинополь всегда подчёркивал, что его задачей является не создание в Украине ещё одной юрисдикции (этот факт сразу отбрасывает возможность первичного создания канонических структур Киевской митрополии Константинополем), а глобальный процесс объединения. Даже если в Украине и сохранятся структуры Московского Патриархата, как это произошло в Эстонии, автокефальная Православная Церковь в Украине будет доминирующей. Теоретически в Украине есть три юрисдикции, на базе которых может быть организовано объединение и дарование автокефалии.

Московский Патриархат. Наибольшая юрисдикция по числу зарегистрированных приходов и монастырей. Однако, ее предстоятель и большинство архиереев не желают прерывать свою канонично-административную связь с Москвой. Кроме того, данная юрисдикция стремительно теряет доверие украинского общества через фактическую войну с Российской Федерацией. Также предстоятель и епископат отказался от конструктивного диалога с Киевским Патриархатом и УАПЦ.

Украинская Автокефальная Православная Церковь. Наименьшая из всех православных юрисдикций. Она имеет около 600-650 приходов, из них от 80% до 90% расположены в трех областях Западной Украины. Практически не имеет монастырей и учебных заведений, а её епископат – это бывшие клирики Киевского патриархата, которые покинули его по личностным причинам. Кроме того, она имеет очень маленький уровень доверия украинцев – 0,9–1,2%. Готова пойти на вхождение в Константинопольский патриархат в качестве автономии с сохранением положения её епископата. Однако, как отмечают эксперты, ни организационно, ни качественно, не готова стать центром объединения. Сегодня УАПЦ – это федерация (конфедерация) нескольких реальных епархий (на общецерковном уровне) и приходов (на епархиальном уровне). Что, естественно, не гарантирует стабильность данной структуры даже в случае принятия в Константинопольский патриархат. Кроме того, руководство данной структуры игнорирует чёткие рекомендации Вселенского патриарха об объединении с КП или, как минимум, результативного переговорного процесса (совместное служение архиереев, отказ от конфронтации и т.д.).

Киевский Патриархат. Вторая по численности православная юрисдикция Украины. Пользуется поддержкою более 40% населения. Имеет реально действующие средние и высшие учебные заведения, монастыри и епархиальные структуры во всех областях. Последовательно выступает за предоставление Украинскому Православию поместного статуса.

Именно поэтому, сегодня, по мнению большинства экспертов, новая поместная Православная Церковь может быть сформирована из Киевского Патриархата, части Московского Патриархата и части Украинской Автокефальной Православной Церкви. При этом все соглашаются с тем, что на сегодня только Киевский Патриархат обладает всеми реальными институциями, необходимыми для нормального функционирования поместной Православной Церкви.

Социологические и аналитические исследования показывают, что предоставление Константинополем автокефального статуса КП могло бы сделать его центром объединительного процесса. К такой поместной канонической Церкви готовы были б достаточно быстро присоединиться около 25-30% приходов МП и до 90% приходов УАПЦ. Кроме того, как мы отмечали выше, присоединилось бы и до 60% верующих УГКЦ.

Однако, по мнению большинства аналитиков, что и было, насколько нам известно, высказано архиепископу Иову Гече, предоставление автокефалии именно Киевскому Патриархату на сегодня не решит проблему объединения, ибо фигура его предстоятеля, патриарха Филарета (Денисенко) ввиду стиля управления и личностного фактора является существенным препятствием для объединительного процесса. Для понимания данной проблемы приведем несколько фактов, которые являются общей аргументацией представителей МП и УАПЦ.

Основной претензией представителей МП и УАПЦ, положительно настроенных к вопросу объединения и поместного статуса Православной Церкви в Украине, к патриарху Филарету является тот факт, что именно стиль его руководства вызвал разделение украинских православных и не даёт возможности объединения уже более 20 лет.

Действительно, уже в конце 90-х годов высокопоставленные представители Московского Патриархата отмечали, что успех Харьковского собора 1992 года был бы невозможен, «если бы Киевский митрополит Филарет ушёл с поста предстоятеля». Собственно, и новое создание УАПЦ в 1995 году также было вызвано личностным конфликтом между митрополитом Филаретом и рядом архиереев КП.

Кроме того, исключая возможность объединения с КП, архиереи УАПЦ и МП указывали на попытку объединения, которую в 2013 году предприняло несколько епархий УАПЦ: после принятия в Киевский Патриархат архиереи этих епархий не только не получили нового назначения, но даже были лишены титулов, что само по себе противоречит каноничному порядку.

Ещё одной проблемой, связанной с патриархом Филаретом, которое отмечают и представители Константинополя, являются канонические наказания, наложенные на него в МП (снятие всех степеней священства и последующая анафема).

Хотя, как отмечают наши источники, в Константинопольском патриархате не имеют сомнений, что данные наказания являются политическими и не базируются на нарушении догматических или канонических норм со стороны патриарха Филарета, существует одно препятствие для решения суда Вселенской патриархии об их снятии – патриарший титул. Отмечается, что «мы можем полностью оправдать Киевского митрополита Филарета, но не можем выносить суждение о патриархе до того, как Киевской митрополии будет дарован Томос об автокефалии».

По нашему мнению, фактически, вопрос канонического оправдания патриарха Филарета глобально затрагивает само самоопределение Киевского Патриархата. Константинополь предлагает признать, что Киевский Патриархат канонично является Киевской митрополией, а патриарх Филарет – Киевским митрополитом. Автоматически он лишается права ношения знаков патриаршего достоинства и титула «святейший». К сожалению, мы пока не знаем, насколько Киевский Патриархат готов пойти на такие условия. Можно только констатировать, что на последнем Поместном соборе КП, было принято решение, что после смерти патриарха Филарета, новый патриарх не будет избираться до окончательного решения проблемы разделения и предоставления канонического автокефального статуса.

Однако, несмотря на сложные отношение как с Киевским Патриархатом в целом, так и его предстоятелем патриархом Филаретом, все участники объединительного переговорного процесса признают: без его участия любые алгоритмы решения об автокефалии (и объединении) не имеют смысла. Этот факт отлично понимают и в Киевском Патриархате, который имеет вполне самодостаточную структуру и может ждать признания десятилетиями. Тем более, что наблюдается стойкий процесс присоединения к нему приходов и верующих, как УАПЦ, так и Московского Патриархата. Если сохранится подобная тенденция присоединения, вместе с явным интенсивным ростом количества собственных приходов то, по мнению ряда экспертов, это может обеспечить доминирование Киевского Патриархата в Западных (Волынская и Ровенская области) и Центральных областях Украины уже через 3 – 4 года.

Таким образом, по нашему мнению, внутренние проблемы украинского православия невозможно решить силами МП, КП и УАПЦ, тем более, что у МП и УАПЦ отсутствует политическая воля в вопросах объединения в единую Поместную Церковь.

По нашему мнению, сегодняшняя ситуация требует именно от Константинопольского патриарха инициативы в предложении алгоритмов объединительного процесса, который должен предшествовать предоставлению автокефального статуса.

Такой инициативой, как отмечают эксперты в Константинопольском патриархате, могло бы быть создание объединительной комиссии под руководством полномочного представителя Вселенского патриарха, с конечным выходом на объединительный всеукраинский православный собор. Именно данная комиссия, по мнению экспертов, должна определить устав этого собора и порядок квотирования для всех участников объединения.

Однако, к большому сожалению, официально пока не опубликовано ни одного предложения Вселенской патриархии по решению «украинского вопроса», а все переговоры не выходят на конечный результат.

проф. Иван Стоянов.

Стамбул-София, сентябрь 2016 г.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги