Религиозная жизнь в Украине после Майдана: достижения и вызовы

IMG_6772

Как изменилась религиозная ситуация в Украине после Майдана и военной агрессии со стороны России Krynica.info обсудила с украинским экспертом по вопросам государственно-конфессиональных отношений, бывшим главой Госкомитета по делам национальностей и религий Украины, бывшим заместителем председателя партии Христианско-демократический союз Украины Юрием Решетниковым.

— Как развивается ситуация в религиозной сфере в Украине в последние три года после событий 2013-2014 годов? Улучшилась она или же наоборот ухудшилась?

— Если мы говорим о религиозной ситуации в Украине в последние три года, то, прежде всего, мы говорим о ее активизации. События 2014 года привели к колоссальному всплеску, прежде всего, социальной работы церквей и религиозных организаций, возрастанию количества военных капелланов. Раньше капелланов было намного меньше. Если бы не социальная помощь со стороны церквей и религиозных организаций в 2014 году, то, я думаю, Украина бы не пережила социальный коллапс, потому что государство не было готово принять несколько миллионов наших граждан, которые в одночасье стали вынужденными переселенцами. То, что это не произошло, то, что люди получили какую-то помощь, то это, прежде всего, благодаря церквям. На сегодняшний день различные церкви предоставляют помощь как вынужденным переселенцам, так и гражданам, которые проживают в зоне проведения антитеррористической операции. Помогают вооруженным силам Украины.

— А с чем связана эта активизация? Это внутренний посыл или какие-то особые условия?

— Для Церкви во все времена была характерна социальная работа. И всплеск социальной активности был ответом на те вызовы, которые возникали перед обществом в целом. С другой стороны, для Церкви характерна забота для нуждающихся и, безусловно, патриотизм, который также присущ для церквей Украины. Он может выражаться словесно по-разному. Но он присущ для всех церквей Украины. И как раз комбинация этих факторов привела к тому, что когда возникла необходимость, церкви подставили плечо и государству, и прежде всего украинским гражданам: то ли военнослужащим, то ли вынужденным переселенцам, то ли людям, которые остались в Донецкой и Луганской областях, но у которых нет крова над головой. Церкви пошли на помощь, а как может быть по другому?

— Как вы могли бы охарактеризовать изменения на законодательном уровне?

— Если мы говорим о развитии законодательства в плане церковных отношений, то, безусловно, произошли существенные сдвиги вперед. Это и возможность лицензирования духовных учебных заведений. И возможность государственного признания дипломов духовных учебных заведений. И возможность религиозным организациям основывать учебные заведения: детские сады, школы, высшие учебные заведения. Затронуты и другие направления, то же самое регулирование деятельности военных капелланов.

С другой стороны, есть несколько законопроектов, которые в случае их согласования, могут негативно сказаться, как на межконфессиональных отношениях, так и перечеркивают равенство религиозных организаций перед законом, несут определенные угрозы свободе совести.

IMG_6763

— Не могли вы рассказать подробности о возможных угрозах?

— Законопроекты разные, но то, что их объединяет – это то, что, по мнению их инициаторов, они должны работать против Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата —  Krynica.info). Украинская Православная Церковь на сегодняшний день является крупнейшей религиозной организацией Украины. И даже если бы законы работали только против одной религиозной организации, то это бы уже вызывало определенное напряжение в обществе. Проблема в том, что они затрагивают не одну религиозную организацию, а практически все религиозные организации.

Прежде всего, мы говорим о законопроекте 4128, по которому вопрос церковной принадлежности конкретной общины, а по сути храма конкретной общины, будет решать не сама община, а непонятно какие граждане, которые себя самоидентифицируют с данной общиной. Что такое самоидентификаиция? Этого никто не знает. На самом деле многие понимают, что это могут быть обычные рейдерские захваты, когда приезжают люди, которые говорят, что себя самоидентифицируют с общиной, проводят собрание, а потом большинством голосов без общины принимают решение о храме. Понятно, что от этого пострадают все религиозные организации.

Есть еще несколько законопроектов, которые предписывают, как должны называться религиозные организации. Это то, что на языке международных документов называется вмешательством государства во внутренние дела религиозных организаций. Безусловно, каждая религиозная организация сама определяет, как ей называться в силу своего канонического права и других каких-то предпосылок, но не государство.

И для некоторых религиозных организаций планируется создать условия их существования, что будет включать согласование священнослужителей с государственными органами. А в последний раз у нас такие согласования были в 1990 года. Это была советская практика. И, кажется, что если мы говорим о построении демократического европейского государства, то возвращать советскую практику – это как-то неправильно.

Так что эти законопроекты есть. Религиозное общество выступает против них. Будем смотреть, какие решения примут народные депутаты.

— А каков ваш прогноз? Примут эти законопроекты или нет? Как-нибудь видоизменят?

— Я надеюсь, что их не примут. На самом деле мы говорим о том, готовы ли народные депутаты слышать представителей общества, своих избирателей. Другое – что все-таки хотят народные депутаты. Я понимаю, что есть проблемы понимания. Что есть конфессиональная ангажированность некоторых народных депутатов, которые считают, что этим они помогут своей церкви и уберут конкурента. Но это достаточно наивно и общественно опасно. Пользы тут не будет никому, это точно. Будет колоссальное общественное напряжение.

В Украине в 1990-е году уже было порядка 900 случаев физической борьбы за храмы. И в последующие годы государство все делало, чтобы уменьшить это количество. В 2013 году было уже не более 30 таких случаев, и то вопросы уже решались в судах. То есть достаточно цивилизованно.

Вернуться опять к этой практике? Опять устроить внутренний взрыв в Украине? В начале 1990-х годов у нас не было войны. Это было плохо для общества, это было ненормально, но это было внутреннее без внешнего. Сегодня у нас есть внешний вызов. Если еще кому-то надо взорвать внутреннюю ситуацию в Украине… А все мы знаем, что религиозные войны всегда были самые жестокие и принципиальные.

— Как Вы оцениваете попытки создать единую Православную Церковь в Украине?

— Что касается единой поместной Православной Церкви, то все за создание такой церкви. Вопрос только, как и когда. И вопрос не односложный. Если мы все-таки говорим о том, что это Церковь, если мы говорим о единстве православных в Украине, то, наверно, это единство должно созреть у самих православных в Украине, а затем уже институализироваться.

Если мы говорим, что государство должно создать такую Церковь, то в советском прошлом уже был опыт создания чего-то подобного. Причем дважды. Это и опыт 1946 года, когда греко-католиков присоединили к Православной Церкви. Однако Греко-Католическая Церковь на самом деле никуда не исчезла, она ушла в подполье. Более того, украинское национальное возрождение начала 1990-х годов и выход Церкви из подполья как раз имели некоторые сложности в межконфессиональных и конфессионально-государственных отношениях в силу того, что это был результат 1946 года. То, что это не ведет к созданию чего-то единого, абсолютно ясно.

Второй пример – это создание мегапротестантского союза в те же самые годы, когда в Союз баптистов вливали пятидесятников, меннонитов. А потом по мере возможности люди оттуда выходили, и всегда это тоже сопровождалось достаточно непростыми отношениями.

У государства есть много возможностей способствовать единению: создавать какие-то площадки для диалога, не допускать ухудшения отношений. К сожалению, я могу на сегодня констатировать, что при всех лозунгах о создании единой поместной Православной Церкви, отношения между православными церквями в Украине сейчас намного хуже, чем это было в 2013 году. И это не связано ни с одной из православных церквей. Это связано с непродуманной государственной политикой как в центре, так и на местах.

Беседовал Максим Гацак

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги