Предоставление томоса для Украины создаст канонические основания для утраты власти Московского патриархата в Беларуси

1BA9B16A-201E-42B1-AA69-2115E5CBEA57_w650_r0_s

Общественное внимание к проблеме получения православной церковью в Украине статуса поместной прежде всего привлекают политики. Российские — поскольку православие для их государства испокон веков представляло собой инструмент внешней экспансии и поглощения прилегающих стран. Украинские — поскольку российской экспансии под предлогом «единой веры» испокон веков же приходилось сопротивляться.

Преобразование православия в непременную составляющую российской национальной идеи сделало русских великодержавных шовинистов, как из политических, так и из церковных кругов, его заложниками. Причина в том, что попытки закрепить за Россией место ведущей православной державы мира постоянно наталкиваются на духовные, исторические и политические обстоятельства, которые делают такие попытки невозможными или и смехотворными.

Присваивая себе «Владимирово крещения» и даже «Пророчество Андрея Первозванного на склонах Днепра, где впоследствии воссиял Киев», российские «собиратели земель» панически боятся потерять ими же созданное основание «древнего, апостольского происхождения» их церкви, которое непременно произойдет, когда украинская церковь канонически будет признана отдельную от российской.

Автокефальный статус Украинской православной церкви означает для российской кардинальное снижение ее собственного статуса — как по давности происхождения, так и по количеству верующих. Все претензии на ведущую роль Московского патриархата в мировом православии придется забыть. Такое фиаско выбивает один из «несущих столбов» российской национальной идеи. Поэтому Кремль отчаянно пытается остановить процесс предоставления Украинскому Православию поместного статуса, уже начатый Вселенским патриархом Варфоломеем.

В этой связи весьма важно сообщение пресс-службы Вселенского патриархата от 1 июля о границах территорий канонических юрисдикций между Константинопольской и Московской церквями. Подчеркивая, что Киевская митрополия оставалась экзархатом Вселенской церкви, патриарх Варфоломей отмечает, что в ее состав также входили епархии на территории Литвы и Польши. При этом фактически речь идет и о земле современной Беларуси. Название этой страны не упоминается в сообщении по той причине, что по состоянию на конец ХVII века, когда Московский патриархат окончательно подчинил себе Киевскую митрополию, Беларуси как государства не существовало. Ее современная территория входила в Великое Княжество Литовское, которое находилось в составе Речи Посполитой. Так же, как и территория Правобережной Украины.

Итак, поместный статус Украинской Православной Церкви, как только он будет признан, поставит под сомнение каноничность принадлежности к Московскому патриархату и территории Беларуси. Таким образом открывается путь к созданию, пока чисто канонических, оснований для автокефалии Белорусского Православия.

Недвусмысленно сообщив о пребывании территории Украины исключительно под юрисдикцией Вселенской церкви, патриарх Варфоломей дал понять, прежде всего патриарху РПЦ Кириллу, что имеет все основания определять статус Украинской Православной Церкви, таким же образом, как это было сделано Константинопольским престолом ранее по ряду ныне поместных церквей. В частности, Московской церкви в 1589 году.

У Москвы был шанс добиться канонического нормирования порядка предоставления автокефалии. В позапрошлом году на Крите состоялся Всеправославный Собор, созванный патриархом Варфоломеем. Длительная предсоборная работа позволяла вынести соответствующие проекты документов на заседание Собора и принять авторитетные, а, следовательно, неоспоримые и окончательные решения относительно процедуры самостоятельности православных церквей. Однако Московский патриарх Кирилл сначала прилагал все усилия для срыва подготовки проектов документов Собора, а затем к переносу места его проведения из Стамбула в Санкт-Петербург. Когда это не удалось, и Собор назначили, хотя и не в древней столице константинопольского патриарха, но все же на территории юрисдикции Вселенской церкви — острове Крит, то РПЦ отказалась участвовать в нем. Несмотря на то, что состав ее делегации уже был официально утвержден Синодом и обнародован.

В эту делегацию входили 25 архиереев, 5 из которых представляли УПЦ (Московского патриархата) — глава УПЦ (МП) митрополит Киевский Онуфрий, а также митрополиты Агафангел Одесский, Сергий Тернопольский, Митрофан Луганский, Антоний Бориспольский.

Срыв участия РПЦ в работе Собора привел к тому, что Украина оказалась снова отделенной от мирового православия московским барьером. Московская церковь до сих пор не признала решений Критского Собора, чем в значительной мере уже поставила себя вне православного мира.

Несмотря на это, недавно к Вселенскому патриарху в Стамбул ездили московские митрополиты из Украины, двое из я которых — Агафангел Одесский и Антоний Бориспольский — были в составе делегации для участия в Критском Соборе. Ставили ли им вопрос о причинах неучастия во Всеправославном Соборе и об основаниях непризнания его постановлений, пока неизвестно.

Этот визит не мог состояться без разрешения патриарха Московского. Поскольку невозможно обращаться к предстоятелю другой церкви, если такое обращение не благословил предстоятель церкви, в лоне которой находится тот, кто обращается.

Дело в том, что для Вселенского патриархата и других поместных и автономных православных церквей с точки зрения канонического права не существует никакой «Автономной, самоуправляемой Украинской Православной Церкви Московского Патриархата». Есть только совокупность епархий Московского патриархата на территории государства Украина. Итак, благословение главы «УПЦ» митрополита Онуфрия для этой поездки было недостаточно с точки зрения традиции церковной дипломатии.

Таким образом визит этих 4 митрополитов в Царьград с целью предотвратить признание поместного статуса Украинской Православие по всем позициям выглядит как отчаянная попытка Москвы сохранить свой инструмент генерирования конфронтации в Украине и одновременно прибыли из нее.

Насколько этот и другие демарши РПЦ окажутся в конце концов успешными, увидим позже.

Несмотря на политическую активность вокруг украинского церковного вопроса, есть один экзистенциальный аспект, важный для каждого искренне верующего православного человека. Дело в том, что православное вероучение определяет возможность спасения души — вечную жизнь после смерти — для тех, «кто находится в лоне канонической церкви». Несмотря на то, что эта норма имеет множество исключений и уточнена, большинство православных верующих считают ее главной в вопросе принадлежности к церкви.

Предоставление томоса об автокефалии Украинскому Православию фундаментально решает и вопрос его каноничности, а, следовательно, снимает груз с совести верующих.

Константин Матвиенко — эксперт Корпорации стратегического консалтинга «Гардарика», Радіо Свобода

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги