Как Ян Герман Луцкевич стал Иваном? Версия религиозная

1db87-clip-29kb

Белорусский история, особенно биографии известных деятелей нашего возрождения, несмотря на десятки или даже сотни исследований, хранит еще много неизвестных фактов. Мы иногда даже не догадываемся, что тайны затаились в обычных фактах. Так, до недавнего времени практически никто не задумывался, когда и как римо-католик Ян Герман Луцкевич начал называть себя просто Иваном Луцкевичем?

Именно этот вопрос поставила Полина Степаненко, поместив в социальной сети Facebook следующий пост: «В письме к Алексею Петкевичу из Вильнюса Зоська Верас 5 марта 1986 пишет: «Спрашиваете о факте присутствия И. Луцкевича на нашем спектакле. Между прочим, не знаю, кто и когда начал старшего Луцкевича называть Иваном, так как он в письмах подписывался Ян, у меня есть его письма с такой подписью «(З Зоська Верас. Я помню ўсё. Успаміны, лісты. Гарадзенская бібліятэка 2013 год). А действительно — кто и когда начал Ивана Луцкевича называть Иваном?» И поскольку никто ответа не дал, у нас с г. Полиной началось небольшое частное исследование, которое привело к достаточно интересной версии этого необычного события.

Общеизвестно, что, когда 9 июня 1881 году в семье римо-католиков Яна и Зофии Луцкевичей родился первенец, его окрестили двойным именем — Ян Герман. Здесь о варианте «Иван» не могло быть речи, так как в польскоязычных римо-католических святцах, которые на то время использовались в Ковенской губернии, такого имени не было. Собственно, факт крестного имени никто не оспаривает, он подтверждается многочисленными документами архивов Российской империи 1881-1903 годов, и, как видим, людей, знавших Яна (Ивана) Луцкевича в молодости. Так что же произошло?

Первой версией, которая пришла нам на мысль, был официальный переход Яна (Ивана) Луцкевича в православие. Ведь, действительно, при переходе римо-католиков в РПЦ времен Российской империи, им меняли «польские» имена на российские аналоги. Но дело в том, что подобные переходы обязательно фиксировались соответствующими документами правительственного Синода Российской империи с обязательной привязкой не только к губернии и епархии, а даже к конкретному храму, где это происходило. Запрос в архив Санкт-Петербурга, где сегодня хранятся документы Синода РПЦ, о возможном фигурировании имени и фамилии Яна (Ивана) Луцкевича 1881 года рождения в подобных списках с 1900 по 1914 годы дал отрицательный результат. Значит, своего вероисповедания он не изменял…

И здесь, в процессе обсуждения, нам пришло на мысль, что смена имени каким-то образом связана с политически-религиозным фактором, а именно его деятельностью по возрождению Униатской Церкви и сотрудничество с митрополитом Андреем Шептицким.

Так, рассматривая религиозное положение в Беларуси в начале ХХ в., видим, что и РПЦ, и Римско-Католическая Церковь реально выступали против Белорусского Возрождения. Первая проводила политику русификации, а вторая — полонизации. Положение не спасало и наличие небольшого количества сознательных белорусских священников, потому что они не имели реальной власти и находились под прессом епархиального руководства. В подобных условиях, по мнению Яна (Ивана) Луцкевича, спасением могло быть возрождение униатства ради примирения религиозного и общественно-политического движения в едином национально-возрожденческим процессе, а единственным местом, где еще сохранились остатки «старой унии», была Галиччина.

По нашему мнению, знакомство Яна (Ивана) Луцкевича и митрополита Андрея Шептицкого произошло в 1904-1905 годах, когда Иван Луцкевич обучался в Венском университете. Именно с этого момента начинается их тесное сотрудничество. В 1908 году митрополит Андрей Шептицкий тайно посещает Вильно, где вместе с Яном (Иваном) Луцкевичем разрабатывает план возрождения Униатской Церкви в Беларуси. Фундаментом этого плана было создание Земельного банка, который должен был выкупать землю для белорусских крестьян. Между последними планировалось поселить галичан-униатов, чтобы они расширяли идеи унии. Ради осуществления этого плана митрополит Андрей Шептицкий также «возбуждал перед русским Правительством ходатайство о предоставлении Ему права приобретения в губерниях: Витебской, Минской, Могилевской и Смоленской земельных участков» [1, л. 32-35]. Но эти планы остались неосуществленными, так как тогдашний премьер Российской империи Столыпин запретил создания банка [2, ст. 33-34]. Но совместные планы Яна (Ивана) Луцкевича и митрополита Андрея Шептицкого затрагивали также практическую сторону дела. Так, рассказывая о планах митрополита Андрея Шептицкого и г. Ивана Луцкевича по возрождению униатской церкви, о. Адам Станкевич пишет: «Уже были кандидаты на униатских священников латинские ксендзы белорусы: Иосиф Зельба и Винцесь Герасимович» [3, ст. 54].

А каким же образом все это может касаться изменения имени?

Дело в том, что митрополит Андрей Шептицкий считал: возрождение униатства в Российской империи, в том числе и в Беларуси, возможно только на основе тогдашнего синодального обряда РПЦ. Так, обращаясь к униатам Российской империи, митрополит Андрей пишет: «Необходимо прежде всего соблюдать во всей строгости обряд нашей Восточной Православно-Католической Церкви так, чтобы те, кто приходит к нам, не видели ни малейшей разницы во внешнем обряде наших богослужений с тем ритуалом, к ​​которому они привыкли «[4, л. 35-36].

Одной из причин подобного подхода митрополита Андрея Шептицкого к возрождению Униатской Церкви, было и использования богослужебной литературы РПЦ, в том числе — святцев. Он даже поощрял галицких греко-католических священников давать младенцам при крещении православные версии имен. Также следствием его «восточных взглядов» было массовое появление на землях Западной Украины образцов «псевдорусского» сакрального искусства и архитектуры.

Из выше изложенного можно сделать вывод, что митрополит Андрей Шептицкий пытался максимально приблизить униатство и православие во внешних формах. Этого самого он требовал и от тех, кто присоединялся к возрождению Униатской Церкви на землях Российской империи. И вот здесь у нас возникла гипотеза: а не связано ли изменение имени «Ян» на «Иван» с переходом Луцкевича в греко-католичество (униатство)?

Действительно, согласно полномочиям, которому митрополиту Андрею Шептицкому дал папа Пий Х, он мог администрировать греко-католиков в ряде бывших белорусских униатских епархий: Полоцкой, Смоленской, Новогрудской, Минской, Брестской, Витебской, Мстиславльской, Оршанской, Могилевской, Пинской, Туровской [5, л. 76]. Это значит, принимать под свою духовную власть тех, кто считает себя униатами. При этом для бывших униатов и их потомков, которые силою были переведены в православие или в римо-католический обряд, для возвращения в унию отдельное разрешение Ватикана был не нужно.

Нам представляется вполне возможным, что под влиянием митрополита Андрея Шептицкого, Ян (Иван) Луцкевич во время обучения в Венском университете перешел в униатство. Это могло случиться как во Львове, так и в самой Вене, которую митрополит посещал достаточно часто. С учетом того, что Иван Луцкевич был подданным Российской империи и подобный поступок мог привести даже к преследованию и международному скандалу, произошло это тайно. Результатом перехода могло стать и изменение традиционного имени — с Яна на Иван, что, по нашему мнению, было сознательно признаком перехода в Восточный обряд Католической Церкви. Косвенно эту версию подтверждает тот факт, что после 1905-1907 годов мы знаем упоминания только о Иване Луцкевичи во всех случаях, когда это не касается статей под другими псевдонимами (Ян Михальчик; Нашанивец; Шчасны и т.д.).

Впрочем, не исключено, что переход в униатство мог произойти и во время пребывания митрополита Андрея Шептицкого в Вильно, хотя, на наш взгляд, это менее вероятно, так как за украинским архиереем сильно следила российская полиция и упоминания о его служении там отсутствуют.

Естественно, что мы выдвигаем только одну гипотезу, построенную на косвенных фактах. Остается еще очень много невыясненных фактов: отразилось ли изменение имени в официальных документах времен Российской империи; остались ли какие-то документы Венского периода жизни, а также должен быть проведен анализ его эпистолярного наследия на предмет самоидентификации и т.д.

Ссылки

  1. ЦГИА Лен., ф. 821, оп. 125 дел.3310.
  2. Митрополит Андрій Шептицький. Львів, 1995 р.
  3. Станкевіч А. Хрысьціянства і Беларусі Народ. // Хрысьціянская думка. №1 (211), 1992.
  4. ЦДІАЛ, ф.201, оп.46, д. 1502, л. 35-36
  5. ЦДІАЛ, ф.358, оп.1, д. 3. л. 76

прот. Сергей Горбик

Полина Степаненко (консультации)

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги