«Упорядочение» Военного кладбища: волонтеры и родственники обратились к Александро-Невскому храму

38282981_1353261158140323_6719193906132549632_n

В связи с продолжением упорядочения сотрудниками спецкомбината Военного кладбища волонтеры и родственники похороненных обратились к Попечительскому совету православного Александро-Невского храма, по инициативе которого и начались работы на кладбище. Приводим текст обращения полностью.

К Попечительскому совету Александро-Невского храма

Глубокоуважаемый попечительский совет,

Обращаемся к вам в деле нынешнего благоустройства и будущей реконструкции военного кладбища, где 120 лет стоит церковь Александра Невского. События на кладбище в последнее время оказались в центре внимания всей страны, за ними следят самые разные СМИ, им дает правовую оценку прокуратура, и это заставляет с особой ответственностью относиться ко всему, что с ними связано.

Широкой общественности известно, что зачистка, которую ведет Спецкомбинат, со сносом памятников и ограждений вокруг них, — инициатива как раз церкви, а конкретно настоятеля и попечительского совета, обратившихся к властям — и те пошли навстречу.

Но с теми планами, которые имеет церковь по поводу будущего Военного кладбища, общественность знакома лишь в самых общих чертах. Вот что говорил председатель Попечительского совета Владимир Нестерович Дражин в апреле 2018 года:

«Попечительский совет выработал стратегию развития этой территории, которая, мы полагаем, приведет к тому, чтобы мы имели пантеон, где будет собрана и большая история нашего государства, и святыни: старший храм святого благоверного князя Александра Невского».

Трудно судить об этой концепции-стратегии развития Военного кладбища. Видно только, что в ее основе идея — превратить кладбище в какой-то пантеон, где каким-то, неизвестным нам пока что образом будет собрана целая история Беларуси.

Но если эта красивая на словах идея требует для своего воплощения в жизнь того подхода, который ведет Спецкомбинат, разрушая без разбора и забытые, и с любовью ухоженные могилы, то не могут не появиться сомнения в ее ценности.

Как можно почтить память великих и славных людей там, где не уважаются могилы соотечественников — и известных лиц: ученых, артистов, литераторов, и тех, о ком помнят только родные, и даже тех, о ком некому вспомнить? Как можно это делать, снося могилы, за которыми родные ухаживают нередко еще с довоенных времен?

В настоящее время почти каждый день приходят на кладбище родственники, которые не находят памятников своим близким. А состояние их было удовлетворительное, на многих даже не висела табличек о сносе. Как результат, родственники пишут заявления в милицию. Неужели церковь с Попечительским советом такой вандализм устраивает, так как ни разу она не подняла голос, чтобы его остановить?

О тех великих, кто здесь похоронен, о Купале, Коласе и других, мы все в школе учили, что они были за простых людей. Неужели теперь те простые люди не достойны того, чтобы иметь могилы рядом с ними? Что сказали бы классики нашей культуры, чтобы ради их чествования, избавлялись от памятников простых сограждан?

Невероятным выглядит то, что там, где прошел Спецкомбинат, не остается крестов. Их изготавливали и ставили на могилах даже во времена самых сильных гонений на православие. Большевики, которые массово сбрасывали кресты с храмов — и мы все не раз и не два слышали воспоминания о несчастных судьбах таких воинствующих безбожников, — надгробных крестов не трогали. Не тронули их в оккупацию и немецко-фашистские захватчики. Но то, на что не подняли руку ни фашисты, ни большевики, разрушается сейчас.

Что понимает уважаемый попечительский совет под пантеоном, который должен здесь появится, нам неизвестно. Но если взглянуть на результат работы Спецкомбинат — ровный луг с разбросанными кое-где «надголовниками» — видно, что он освобождает много места, еще недавно занятого снесенными сейчас памятниками, клумбами и ограждениями. Невольно закрадывается мысль: не подразумевается ли хоронить на эти освободившиеся места известных и славных людей, которые и составят тот пантеон? Надеемся, что такого в планах нет, так как это была бы не честь, а мародерство. Но невозможно опровергнуть такое мнение, не видя той концепции, о которой говорил Владимир Дражин и не ведя диалога с теми, кто ее разрабатывает и осуществляет. На сегодня же волонтеры имеют дело прежде всего, со Спецкомбинатом, который не скрывает своей цели — снести все, что плохо лежит. Поскольку инициатором этих работ выступила церковь, такое поведение светских партнеров, исполнителей ее проекта, серьезно ее компрометирует.

По нашему мнению, Попечительскому совету церкви следовало бы как минимум опубликовать и обсудить с общественностью свою концепцию, тем более что Военное кладбище, которого она касается, — историко-культурная ценность национального значения, и его судьба важна для всей нации. Нам представляется, что национальный пантеон может произойти тогда, когда люди воспринимают его как часть своей истории и почитают его, сами ведут туда своих близких и знакомых, гостей города и страны. Такое не делается через тропы, фонари, штампованные «надголовники» и даже через величественные скульптурные композиции при входе в комплекс. Это делается через осознание важности того, что есть и что исторически сложилось.

Мы видим, что Военное кладбище действительно становится мемориалом, но не благодаря нынешнему спецкамбинотовскаму благоустройству, а вопреки ему. Люди приходят в свободное время работать сюда, покупают за свои деньги краску, инструменты, строительные материалы, собираются на экскурсии, которые проводят знаменитые минчане — историки, литераторы, архивисты. Люди борются за надлежащее чествование этого места, против его варварского разрушения. Надеемся, что церковь в этой ситуации станет не на сторону тех, кто разрушает, а тех, кто защищает, отстраивает и восстанавливает.

Просим попечительский совет церкви Александра Невского:

— опубликовать и обсудить с общественностью концепцию дальнейших работ на Военном кладбище,

— применить свой авторитет, чтобы остановить дальнейший снос надгробий, включая ограждения,

— организовать на кладбище широкие уборки,

— поспособствовать ремонту надгробий и оград вместе с волонтерами, которые уже этим занимаются,

Павел Королев — член Белорусского комитета ИКОМОС, секретарь общественной наблюдательной комиссии по охране памятников при Министерстве культуры Республики Беларусь.

Николай Романовский — внук писателя Кузьмы Чорного.

Татьяна Новосельская — внучка писателя Сергея Знаёмого.

Татьяна Петрова — Исполнительный директор МОО «Гісторыка»

Анна Северинец — литературовед, педагог.

Волонтеры, работающие на Военном кладбище.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги