Папа Франциск и смертная казнь

a4022df6adaf615cc21e0

Оригинальная статья была опубликована в издании First Things 3 августа 2018 года. Перевод на русский сделан на основании белорусскоязычной версии статьи.

Вряд ли кого удивляет, что Папа Франциск, как кажется, снова противоречит двум тысячелетиям ясного и последовательного библейского и католического учения. Ватикан объявил, что Катехизис Католической Церкви будет изменен и будет утверждать, что смертная казнь является «неприемлемой» с учетом «неприкосновенности и достоинства личности», которая понимается «в свете Евангелия».

Между католиками всегда существовали расхождения по поводу того, является ли на практике смертная казнь морально наилучшим способом поддержки справедливости и социального порядка. Однако Церковь всегда ясно и последовательно учила, что смертная казнь в принципе соответствует как естественному праву, так и Евангелию. Так Священное Писание — в Быт 9, Рим 13 и многих местах между этими, — а Церковь придерживается того, что Писание не может обучать ошибкам в сфере нравственности. Этому учили Отцы Церкви, среди них и те, которые выступали против применения смертной казни на практике. Этому учили учителя Церкви, в том числе св. Фома Аквинский, величайший теолог Церкви; св. Альфонс Лигуори, ее величайший нравственный теолог; и св. Роберт Беллармин, который лучше других учителей Церкви показал, каким образом христианское учение применяется к современным политических обстоятельствам.

Этому ясно и последовательно обучали Папы до Бенедикта XVI включительно. О том, что христиане в принципе могут законно прибегать к смертной казни, учат Римский Катехизис, изданный св. Пием V, Катехизис христианского учения, изданный св. Пием Х, а также последний Катехизис, опубликованный св. Иоанном Павлом II, в версиях 1992 и 1997 года несмотря даже на то, что Иоанн Павел II, как широко известно, выступал против применения смертной казни на практике. Св. Иннокентий I и Папа Иннокентий ІІІ учили, что принятие принципиальной легитимности смертной казни является требованием католической правоверности. Пий XII несколько раз явным образом поддерживал смертную казнь. Именно поэтому кардинал Йозеф Ратцингер в качестве главы доктринальной службы при папе Иоанне Павле II явно указал в меморандуме 2004 года:

Если бы случилось, что католик не соглашается со Святым Отцом по поводу применения смертной казни (…), он не считался бы по этой причине не достойным приступать к Святому Причастию. Хотя Церковь призывает общественные власти искать мира (…), а также руководствоваться здравым смыслом и милосердием при наложении наказания на преступников, все же может быть допустимым (…) прибегать к смертной казни.

Джозеф Бессетт и я подробно описали это традиционное учение в нашей недавно изданной книге. По причинам, которые я изложил в своем позднейшей статье, традиционное учение явно соответствует критериям безошибочного и бессменного [irreformable] учения обычного Магистерия Церкви. Не удивляет ни то, что многие Папы тщательно поддерживали его, ни то, что Беллармин считал «еретическим» утверждать, что христиане не могут в теории применять смертную казнь.

Таким образом, противоречит ли сейчас Папа Франциск этому учению? С одной стороны, письмо, которым Конгрегация доктрины веры объявляет об изменении, утверждает, что это изменение является «аутентичным развитием учения, которое не находится в противоречии с предыдущим учением Магистерия». Также и новые слова, введенные в катехизис, не утверждают ясно и явно, что смертная казнь сама по себе противоречит естественному праву или Евангелию.

С другой стороны, Катехизис, который оставил Иоанн Павел II, уже преподавал доктринальные мнения в формулировке, максимально близкой к упразднению смертной казни, но связанной с прошлым учением. Именно поэтому, когда Катехизис Иоанна Павла II говорит, что случаи, в которых смертная казнь является необходимой, стали «очень редкими, если вообще не перестали существовать на практике», он обращается к здравомыслящим мнениям по поводу того, что в строгом смысле является необходимым для защиты общества.

Папа Франциск, наоборот, хочет, чтобы Катехизис учил, что смертная казнь не должна использоваться никогда (а не «очень редко»), и он оправдывает это изменение не мнениями благоразумия, а тем, «чтобы лучше отразить развитие учения по этому вопросу». Из этого следует, что, по мнению Папы Франциска, учение или принципиальные соображения абсолютно исключают использование смертной казни. Более того, говорить, как это делает папа, что смертная казнь противоречит «неприкосновенности и достоинству личности», значит давать понять, что такая практика внутренне противоречит естественному праву. А говорить, как это делает папа, что «свет Евангелия» исключает смертную казнь, значит давать понять, что эта практика внутренне противоречит христианской нравственности.

Говорить одну из этих вещей означает точно противоречить прошлому учению. Также и лист Конгрегации доктрины веры не объясняет, каким образом новое учение можно помирить с учением Священного Писания, Отцов и Учителей Церкви и предыдущих пап. Простае заявление, что новая формулировка «развивает» прошлое учение, а не «противоречит» ему, не решает дела. Конгрегация доктрины веры — это не оруэлловское министерство правды, а Папа — нет Шалтай-Болтай, который может одним росчерком придавать словам такое значение, которое пожелает. Если на противоречие наклеить этикетку «развитие», это не изменит ее в непротиворечие.

Ирония заключается в том, что Катехизис Иоанна Павла II был издан для того, чтобы прояснить доктринальные дела и наконец положить конец послесоборным спекуляциям о том, что католическое учение открыто для бесконечного пересмотра. Однако сейчас мы имеем уже два пересмотра учения о смертной казни в самом Катехизисе — один из 1997 года, который сделал сам Иоанн Павел II, и второй при Франциске.

Проблема не сводится к смертной казни. Последние события являются частью уже знакомой закономерности. Папа Франциск делал заявления, которые, как кажется, противоречат традиционному католическому учению о контрацепции, браке и разводе, благодати, совести и Святом Причастим и другом. Он также настоятельно отказывался прояснять свои проблематичные заявления, даже если прояснения формальным образом и с уважением просили знаменитые богословы и иерархи. В результате те, кто хочет извратить другие части традиционного учения Церкви, были ободрены, а те, кто хочет поддержать эти части учения, деморализованы.

Если смертная казнь является неправильной в принципе, тогда Церковь на протяжении двух тысячелетий систематически учила серьезной ошибке в сфере нравственности и плохо интерпретировала Писание. А когда Церковь так долго не права насчет чего-то настолько серьезного, то не существует учения, которое не могло бы быть развернуто в противоположную сторону, причем разворот можно было бы оправдать, назвав его «развитием», а не противоречием. Разворот смертной казни — это узкая часть клина, который после полного продвижения может разъединить католическое учение со своим прошлым и таким образом опровергнуть утверждение, что Церковь сохранила залог веры целостным и неизменным.

Такой разворот подрывает доверие не только к каждому предыдущему Папе: он подрывает доверие к самому Папе Франциску. Ведь если св. Иннокентий І, Иннокентий III, св. Пий V, св. Пий Х, Пий XII, св. Иоанн Павел II и многие другие Папы могли понять все настолько неправильно, то почему мы должны верить, что Папа Франциск каким-то образом наконец все понял правильно?

Не надо быть сторонником смертной казни, чтобы беспокоиться, что Папа Франциск, возможно, зашел слишком далеко. Кардинал Авери Даллес, который лично выступал против практического применения смертной казни, все же настаивал, что «полное изменение такого жесткого учения, как учение о легитимности смертной казни, поднимет серьезные вопросы по поводу доверия к Магистерию». Архиепископ Чарльз Шапью, который также выступал против применения смертной казни на практике, тем не менее признавал:

Смертная казнь не является сама по себе плохой. Как Священное Писание, так и длительная христианская традиция признают легитимность смертной казни в определенных обстоятельствах. Церковь не может отказаться от этого, не отказавшись от своей идентичности.

Когда Папа Франциск действительно заявляет, что смертная казнь является плохой сама по себе, тогда ошибаются либо Писание, Отцы и учителя Церкви и все предыдущие Папы — либо Франциск. Третьей альтернативы нет. Нет также и сомнений, кто может быть не прав в данном случае. Церковь всегда признавала, что Папы могут делать доктринальные ошибки, когда произносят не ex cathedra. Папа Гонорий I и папа Иоанн XXII — наиболее известные примеры пап, которые действительно делали такие ошибки. Также Церковь явным образом учит, что верующие могут, а иногда должны открыто и с уважением критиковать пап, когда они учат ошибке. Документ Конгрегации доктрины веры Donum veritatis (1990) излагает нормы, которыми должна руководствоваться оправданная критика учительских документов, имеющих в себе «недостатки». Кажется, что католические теологи сейчас находятся в той же ситуации, когда эти нормы нужно применить.

Эдвард Фезер, соавтор книги «By Man Shall His Blood Be Shed: A Catholic Defense of Capital Punishment» [«Кровь его будет пролита человеком: католическая защита смертной казни»]

https://www.firstthings.com/web-exclusives/2018/08/pope-francis-and-capital-punishment

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги