За буйки не заплывать: конфессиональная ситуация в Беларуси в январе-июне 2018 года

автозак

В первом полугодии 2018 года конфессиональная ситуация в Беларуси оставалась стабильной. Не было замечено как ее улучшения, так и ухудшения по сравнению с предыдущими годами. При этом в то время, как многие проблемы в отношениях между государством и церковными организациями не решаются годами, 2018 год уже успел отметиться новыми точками напряжения.

Конфессии Беларуси в первом полугодии

Начался 2018 год для белорусских конфессий проведением ряда отчетно-выборных мероприятий. Правда, каких-либо особых изменений не произошло. Лишь у Союза церквей евангельских христиан-баптистов в Республики Беларусь появился новый руководитель. Им стал Леонид Михович, который с 2000 года являлся ректором Минской богословской семинарии ЕХБ, а в 2014-2018 годах был генеральным секретарем Союза ЕХБ. Также в СЦ ЕХБ прошли выборы епископов Брестской области (им стал Владимир Ярмолюк) и Минска и Минской области (Сергей Конышев).

У христиан веры Евангельской были избраны епископы по Могилевской области (Александр Гулько), Гродненской (Григорий Вечер), Витебской (Павел Чиникайло), Гомельской (Василий Завадский), Минску и Минской (Михаил Войнилович). Главой Объединенной церкви ХВЕ был переизбран Сергей Цвор.

Остался прежним и председатель Конференции католических епископов Беларуси. На эту должность был переизбран архиепископ Минско-Могилевский Тадеуш Кондрусевич; его заместителем стал епископ Гродненский Александр Кашкевич, а генеральным секретарем – епископ-помощник Гродненской епархии епископ Иосиф Станевский.

В Белорусской Православной Церкви в этой связи можно отметить лишь возведение в сан архиепископа епископа Могилевского и Мстиславского Софрония и епископа Гомельского и Жлобинского Стефана. Куда более важным стал перевод из Минска в Болгарию игумена Вассиана (Змеева), направленного в 2015 году в Беларусь в качестве спецпредставителя Патриарха Московского. О назначении кого-либо вместо него не сообщалось. Таким образом, введенная три года назад должность остается вакантной.

Католические епископы в ходе визита в Рим обсудили также с Папой Римским Франциском возможность появления в Беларуси новых епархий на территории Могилевской, Гомельской и, возможно, части Гродненской областей. Однако дальше разговора это дело пока не продвинулось.

Остается подвешенным и вопрос назначения епископа для Белорусской греко-католической церкви. Хотя апостольский нунций Габор Пинтер и обещает «какие-то конкретные шаги по упорядочению жизни греко-католического сообщества».

Стремление к получению автокефального статуса Православной церковью Украины подняло вопрос и возможности повышения статуса БПЦ, тем более, что такие попытки уже предпринимались в 2015 году. Однако, как заявил пресс-секретарь БПЦ Сергий Лепин, для этого нет оснований.

Между тем стало известно, что в октябре в Минске впервые может пройти заседание Синода Русской Православной Церкви. «Для Беларуси это честь, свидетельство того, что Белорусская Православная Церковь сегодня, после Российской Федерации, после Украины идет по значимости, по своему достоинству на третьем месте”, – заявил митрополит Минский и Заславский, Патриарший Экзарх всея Беларуси Павел.

Определенные изменения в первом полугодии произошли в образовательной сфере. Так, в Белорусской Православной Церкви ликвидируется путем реорганизации Слонимское женское духовное училище. А католические епископы реорганизуют Пинскую семинарию, отправляя ее воспитанников, кроме уроженцев местной епархии, со второго курса в Гродно. Судя по всему, причина таких действий – кризис призваний, с которым столкнулась сегодняшняя Беларусь – одна из самых нерелигиозных стран мира, тем более в условиях, когда любая религиозная деятельность находится под строжайшим контролем и выход за рамки не приветствуется (см. ниже).

А воз и ныне там: государство и конфесcии

Первая половина 2018 года в отношениях между государственными властями и конфессиями Беларуси отметилась сохранением статус-кво, который отмечался как в 2017 году, так и ранее. Ни один из волнующих церкви вопросов так и не был решен, а многие из них так и остались в подвешенном состоянии.

В 2018 году власти страны, прежде всего, в лице президента Александра Лукашенко стремились использовать свои контакты с конфессиями для самопиара либо же для достижения своих конкретных целей. Так, в марте 2018 года глава государства во время визита в Грузию встретился с Патриархом Грузинской ПЦ. О невысокой важности визита свидетельствует хотя бы то, что его грузинская сторона на своем сайте заметила лишь через несколько дней.

В качестве трибуны президент использовал и Свято-духов православный кафедральный собор, где 7 января продвигал свою политико-экономическую повестку дня: мир – лучше экономического благосостояния. На Пасху 8 апреля Александр Лукашенко, судя по всему намеревался посетить храм Всех святых, но затем передумал и направился с младшим сыном к Патриаршему экзарху на пенсии Филарету. Это уже не первый раз, когда глава государства игнорирует в ходе своих визитов действующего митрополита Павла, поставленного напрямую из Москвы в 2013 году.

Также со встреч на высоком уровне важно отметить визит в январе белорусского посла Сергея Алейника в Ватикан. По сообщению МИД, он принял участие в аудиенции с Папой Франциском, а также встретился с госсекретарем Святого Престола, секретарем по отношениям с государствами госсекретариата Ватикана и председателем Папского совета по содействию христианскому единству. Что конкретно обсуждали стороны, неизвестно. По сообщению МИД, речь шла об актуальных вопросах развития двустороннего сотрудничества, взаимодействия в международных организациях и ситуации в регионе.

Больше конкретики есть по итогам визита 1 февраля в Ватикан уже белорусских католических епископов, которые изложили свой взгляд на отношения с государством и другими конфессиями. В частности, как сообщается, Папа Франциск был удивлен особенностями белорусского законодательства, которое требует, чтобы иностранные священники, прибывающие в страну, получали разрешение на служение святой Мессы.

Кроме того, белорусские епископы планировали рассказать о проблеме отсутствия возможности пастырской опеки в школах и вузах, тюрьмах, армии, сложностях получения разрешений на строительство новых храмов, проблемах с получением иностранной помощи и трудностях в организации благотворительной работы, а также об отсутствии конкордата между Ватиканом и Беларусью, что «является большим препятствием в нормальной деятельности Церкви». Обо всем этом митрополит говорил и годом ранее.

Вопрос отмены выдачи разрешений на занятие религиозной деятельности священникам-иностранцам с 2017 года активно адвокатирует митрополит Тадеуш Кондрусевич, однако воз и ныне там. Не принес никаких положительных изменений и 2018 год. Только за первое полугодие стало известно о минимум четырех иностранных священниках – двух православных из России и двух католических из Польши – которым запретили занятие религиозной деятельностью в Беларуси. Также с ноября 2016 года не имеет право на служение в Беларуси католический священник из России Клеменс Верт, который проживает в Витебске.

Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид Гуляко, который и принимает решения о выдаче или нет разрешений, отметил, что имеет на это право и отчитываться не обязан. Таким образом, предпосылок к тому, что ситуация изменится в ближайшее время, не предвидится.

В этой связи примечательна реплика Леонида Гуляко о том, что вопрос запретов на служение иностранцам поднимает только Католическая Церковь при наличии в стране 24 зарегистрированных конфессий. При том, что о проблеме заявляют, по крайней мере в беседах с правозащитниками, также представители БПЦ и христиан полного Евангелия. Есть трудности и у христиан веры Евангельской. Однако проблема явно шире. Это в очередной раз показывает важность того, чтобы религиозные организации Беларуси выступали единым фронтом по волнующим их вопросам и, например, создали надконфессиональную организацию, как, например, в Эстонии. Однако подвижек в этом плане также не видно.

Не продвигается и разрешение вопроса о конкордате, разговор о котором ведется уже около десяти лет. Определенную ясность в этот вопрос внес в эксклюзивном интервью Krynica.info апостольский нунций Габор Пинтер. В частности, по его словам, разговора о конкордате как форме межгосударственного соглашения не идет. Речь идет о рамочном соглашении, которым планируется охватить как можно больше вопросов. Однако, по словам дипломата, несколько лет назад подготовка документа практически приостановилась. Сейчас планируется запустить процесс подготовки заново, но о конкретных сроках документа даже не говорится.

В связи с этим белорусский епископат предлагает подготовить пока отдельное соглашение между Католической Церковью в Беларуси и белорусскими властями. Одним из шагов в этом направлении можно считать меморандум о сотрудничестве между Минско-Могилевской архиепархией и Национальным историческим музеем, однако это явно не тот уровень, к которому стремятся католические епископы. Вероятно, Католической Церкви все-таки ближе взаимодействие, которое существует между властями и Белорусской Православной Церковью, в том числе в вопросах опеки заключенных, военнослужащих, изучения религии в школах и т.д.

Остается открытым и поднятый в 2017 году вопрос «автозаков» у храмов на Рождество и Пасху. В МВД по-прежнему обещают, что у храмов «при необходимости будет организовано оцепление и пропускной режим с использованием технических средств».

Свидетельством ограниченной свободы в распространении своих религиозных убеждений является пример евангельского проповедника, юриста Сергея Луканина. С 2007 года он более 40 раз задерживался за уличное проповедование, которое в милиции расценивали как несанкционированное уличное мероприятие. В этом году он обратился в Миногорисполком с просьбой разрешить публичное чтение Библии в минском парке, но получил отказ. Несмотря на это, он все же провел запланированное мероприятие. О каких-либо санкциях за это не сообщалось.

В целом различные белорусские конфессии смогли провести свои массовые мероприятия: как православные, так и католики, протестанты, Свидетели Иеговы и другие. Во всех случаях инициаторами выступали религиозные организации. Однако, как видим в случае с Сергеем Луканиным, если дело касается частной инициативы верующих, то возникают проблемы.

Важным моментом в государственно-религиозных отношениях является принципиальное нежелание официального Минск регистрировать партию «Белорусская христианская демократия», которая апеллирует к христианским ценностям. В 2018 году БХД пыталась зарегистрироваться в седьмой раз, но неудачно. Общее число отказов в регистрации, полученных христианскими демократами, приближается к 30-и. Таким образом, Беларусь остается одной из немногих стран Европы, где не зарегистрирована христианско-демократическая партия.

При этом важно отметить, что в этом году белорусские священники впервые приняли участие на официальном уровне в мероприятиях оппозиции, хотя и разрешенных властями. Так, 25 марта с трибуны митинга, посвященного 100-летию провозглашения независимости Белорусской Народной Республики, выступили: председатель Синодального информационного отдела БПЦ протоиерей Сергий Лепин, ксендз-каноник, настоятель католического прихода Матери Божьей Будславской Франтишек Рудь, пресс-секретарь Белорусской греко-католической церкви отец Евгений Усошин и пастор пятидесятнической церкви «Ян Прадвеснік» Антоний Бокун. Фото с мероприятия публиковал в соцсетях и раввин религиозного объединения общин прогрессивного иудаизма Григорий Абрамович.

Правда, на последующем через месяц митинге после акции «Чернобыльский шлях» из официально зарегистрированных конфессий был лишь Франтишек Рудь. Он же представлял Католическую церковь и на государственном параде 3 июля. От БПЦ там были митрополит Павел и игуменья Евгения.

Храмы: конструкция, реконструкция, реституция

Одним из вопросов, которые белорусские католические епископы поднимали в ходе визита в Ватикан, были сложности получения разрешений на строительство новых храмов. Так, иногда для разрешения проблемных вопросов по строительству лидерам церковных объединений иногда приходится «кулуарно» договариваться с городскими и районными властями, как это было в отношении костела в Лиде.

Однако, как показывает практика, получение разрешение далеко не всегда позволяет довести задуманное до логичного конца. Поскольку против строительства могут выступить местные жители, как, например, против костела в Гомеле. Более того, протестующие уже не в первый раз вынуждают церкви отказываться от возведения храмов, как произошло с православной святыней в Борисове.

Кроме того, остается открытым и вопрос реституции церковного имущества, отобранного в годы советской власти. Наиболее остро этот вопрос на данный момент стоит в Бобруйске, где местные католики, требующие сноса закрывающей фасад храма пристройки, получают от властей лишь отписки. Пока же отобранные коммунистами храмы продолжают разрушаться.

В отношении Православной церкви остро стоит также вопрос изменения аутентичного вида белорусских храмов и «насаждения золоченых куполов-луковиц» в российском стиле. В связи с этим Министерство культуры написало письмо в БПЦ «о необходимости обеспечения соблюдения религиозными общинами обязанностей, определенных защитными обязательствами, недопущении потери отличительных духовных, художественных и (или) документальных достоинств и научно необоснованных изменений памятников культовой архитектуры».

Новые камни преткновения

Новым камнем преткновения также стала подготовка концепции закона о борьбе с домашним насилием, которым занимается МВД и Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА). Его подготовку и отдельные тезисы осудили представители как католической, так и православной церквей.

А митрополит Кондрусевич даже обратился с открытым письмом к главе государства. «Если некоторые изменения, о которых ведется дискуссия в СМИ, приобретут силу закона, то они могут привести к несправедливому преследованию добросовестных родителей за самое незначительное и безобидное «наказание» ребенка в целях его безопасности, воспитания и дисциплины», — заявил он.

С критикой ювенальной юстиции выступал и председатель синодального отдела по делам молодежи Белорусской Православной Церкви протоиерей Иван Задорожный.

Судя по всему, стоит ожидать роста критики со стороны церквей документа по мере приближения подготовки уже самого законопроекта, а не только его концепции. Причина этого в том числе и в том, что при его подготовке не были учтены мнения белорусских конфессий. И это при том, что количество религиозных организаций в Беларуси больше, чем количество других организаций гражданского общества. В частности, на 1 января 2012 года в Беларуси насчитывалось более 3150 религиозных организаций, тогда как других НГО на 1 января 2017 года было лишь около 2800.

БНР-100: в поисках самоидентификации

Одним из главных событий 2018 года для всего белорусского гражданского общества стало празднование 100-летия провозглашения независимости Белорусской Народной Республики. Не стали в стороне от этого и белорусские конфессии, для которых столетие БНР стало своего рода тестом на национальную зрелость.

Наиболее торжественно 100-летие БНР отметила Католическая церковь. Так, 25 марта в минском архикафедральном костеле Святую Мессу за Беларусь возглавил Митрополит Минско-Могилевский архиепископ Тадеуш Кондрусевич, который даже трижды употребил девиз, ассоциирующейся, прежде всего, с оппозицией – «Жыве Беларусь!». В могилевском кафедральном соборе мессу за Беларусь служил епископ-помощник Александр Яшевский.

Кроме того, католические епископы объявили специальную молитву, которой священники по всей стране 25 марта просили Бога за Беларусь, белорусский народ. Как отметил митрополит Кондрусевич, молитва за Беларусь 25 марта в 100-летний юбилей провозглашения БНР является не актом политизации служения, а обязанностью Церкви.

Белорусская греко-католическая церковь 25 марта традиционно отметила День молитв за Отечество. При этом каждый священник сам выбирал форму того, как будет отмечен этот день — молебном, отдельными молитвами или литургией. Кроме того, греко-католические богослужения в эти дни прошли в Варшаве, Праге и Вильнюсе.

В минской церкви христиан полного Евангелия «Новая Жизнь» 25 марта в честь столетия БНР прославление проходило на белорусском языке, а проповедник Юрий Бачище рассказал прихожанам историю образования БНР. «Как бы там ни было, мы верим, что суверенитет Беларуси – это воля Божья для нашего народа. Национальное возрождение всегда приходит вместе с духовным», – отметил он.

В минской церкви христиан веры евангельской «Иоанн Предтеча» 28 марта прошла праздничная интеллектуальная игра БНР-QUIZ.

Белорусская Православная Церковь на официальном уровне отмечать 100-летие БНР не захлотела, якобы тем самым политизируется молитва. Несмотря на это, 25 марта в Ивенце (Воложинский район) в православной церкви в честь преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой на белорусском языке служились литургия и молебен за белорусский народ. Белорусскоязычную литургию 24 и 25 марта служили еще в трех церквях Гродно и Минска.

Также белорусские священники и пасторы разных христианских конфессий активно высказывались о важности 25 марта для Беларуси и белорусских христиан.

Апогеем празднований 100-летия БНР в Беларуси стал праздничный концерт в Минске 25 марта. В де-факто оппозиционном мероприятии приняли участие и представители белорусских конфессий, в том числе и БПЦ. Так, 25 марта с трибуны праздничного митинга выступили: председатель Синодального информационного отдела БПЦ протоиерей Сергий Лепин, ксендз-каноник, настоятель католического прихода Матери Божьей Будславской Франтишек Рудь, пресс-секретарь Белорусской греко-католической церкви отец Евгений Усошин и пастор пятидесятнической церкви «Ян Прадвеснік» Антоний Бокун. Фото с мероприятия публиковал в соцсетях и раввин религиозного объединения общин прогрессивного иудаизма Григорий Абрамович.

Несмотря на то, что участие священнослужителей в мероприятиях носило официальный характер, сопровождалось разрешениями со стороны церковных властей и отсутствием критики со стороны светских, ряд духовных лиц столкнулись с давлением из-за этого.

Так, нескольких белорусских католических священников вызывали в регионах на «профилактическую беседу» в идеологический отдел за молитву за Беларусь 25 марта. Вместе с тем говорить о целенаправленном давлении со стороны центральных властей пока не приходится, так как нельзя исключать, что в данных случаях имело место инициатива местных чиновников.

Тем не менее нельзя исключать, что «священнический призыв» 2018 года (см. ниже) стал своего рода ответом властей на чрезмерное, по их мнению, вовлечение церквей в празднование 100-летия БНР.

А на участвовавшего в митинге 25 марта пресс-секретаря БПЦ отца Сергия Лепина обрушилась уже травля со стороны сторонников «русского мира», которые в прямом смысле ополчились на священнослужителя с призывом его отставки за предательство «русского мира». Некоторые из них даже пожаловались патриарху Московскому Кириллу на белорусскоязычных православных священников. О какой-либо реакции на эти обращения не сообщается, при том, что количество белорусскоязычных богослужений в БПЦ находится на уровне статистической погрешности.

Как отметил в эксклюзивном интервью Krynica.info в ответ на критику сам Сергий Лепин, «русский мир» — это не политико-административное понятие, а «духовное, культурное наследие Русской Православной Церкви, исторически восходящее к чуду Днепровской Купели, и которое под патриаршим омофором объединяет в себе множество народов, в том числе и тех, что вообще не имеют никакого отношения к славянству и к Российской Федерации». При этом он попытался дистанцировать единство Белорусской и Русской ПЦ от единства Беларуси и России.

Однако сама БПЦ довольно тесно связана идеологически с Россией. Здесь и встречи митрополита Павла с послом России, и вопрос насаждения (по частной инициативе приходов) российских луковиц на белорусские церкви (см. выше), и чествование ликвидатора Униатской церкви Иосифа Семашко (см. ниже) и российских завоевателей белорусских земель, и тесные связи с пророссийским казачеством, и крестные ходы с мощами российских святых.

Вслед за Россией БПЦ приурочила День православной письменности к выходу в свет первой в России датированной книги — 14 марта 1564 года при том, что первая белорусская книга была напечатана почти на полвека раньше — 6 августа 1517 года.

Особого размаха в первом полугодии 2018 года приобрело чествование памяти российской императорской семьи в 100-ю годовщину ее расстрела. Так, в Минске митрополит Павел открыл выставку «Венценосная семья. Путь любви», а в Могилевской епархии стартовал конкурс детско-юношеского творчества, посвященный событиям 1918 года в России. В самом Могилеве прошел фестиваль «Семейные традиции», приуроченный к 150-летию со дня рождения императора Николая II и 100-летию мученического подвига царской семьи Романовых. А в Минск был принесен ковчег с десницей святой преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Федоровны.

С новой силой возник языковой вопрос в этом году и в Католической Церкви, после того, как польский католический священник, один из лидеров неправительственного польского общества по связям с польской диаспорой за рубежом Wspólnota Polska Роман Дзвонковский во время встречи в польской школе Бреста заявил, что хотя никто не ставит под сомнение право белорусов на участие в Мессе по-белорусски, масштабы введения белорусского языка в жизни Католической церкви в Беларуси и литургию якобы непропорционально велики по сравнению с процентом верующих белорусской национальности. Это, по его словам, ослабляет авторитет Католической церкви в глазах верующих-поляков, которые, считает он, составляют большинство в католических приходах.

Правда, дальше обсуждения этого вопроса дело не пошло. Более того, католический священник Александр Шемет даже вынужден был откреститься от приписываемого ему капеланства в незарегистрированном Союзе поляков в Беларуси. При этом нельзя исключать, что сделано это было в связи с оппозиционным характером деятельности СПБ, который не признают белорусские власти.

Учебное неравноправие

В 2018 году особым образом проявилось неравноправие, которое существует между духовными и светскими образовательными учреждениями. Так, еще 25 апреля в ходе заседания под руководством министра образования Игоря Карпенко Координационного совета по разработке и реализации совместных программ сотрудничества между органами госуправления и БПЦ в сфере образования митрополит Павел указал на пробел, связанный с непризнанием дипломов духовных учебных заведений, в результате чего их выпускники не имеют равных прав с выпускниками светских учебных заведений, что существенно ограничивает возможности молодых людей на трудоустройство и дальнейшую деятельность.

Вместо решения проблемы, православные и католические церкви столкнулись с ситуацией, получившей условное название «священнический призыв».

В Беларуси Православная и Католическая церкви каждый год посылают на утверждение президенту списки тех, кому они хотели бы предоставить отсрочку от прохождения срочной военной службы. Но в этом году молодых священников с семинаристами по неизвестным причинам начали массово призывать в военкоматы. Это при том, что учащиеся высших и средне-специальных учебных заведений в Беларуси получают отсрочку от службы в армии.

В результате понадобились официальные и экстренные обращения к главе государствасбор подписей к Минобороны, пока, наконец, семинаристы и молодые священники не получили отсрочки до февраля 2019 года. Как позднее стало известно, сделано это было в самый последний момент.

В этой ситуации белорусским церквям мог бы быть полезен, к примеру, опыт Украины, где на законодательном уровне прописано, что отсрочки от армии распространяются и на семинаристов, и на молодых священников на период несения священнической службы. Никаких списков никому не надо отправлять. Не надо организовывать коллективные обращения или писать официальные письма.

Что касается причины «священнического призыва», то, по мнению ряда аналитиков, поводом для него могло стать участие представителей церквей в де-факто оппозиционных мероприятиях к 100-летию БНР (см. выше). А целью – показать возможность государственных властей влиять на жизнедеятельность церквей не только бюрократическими препонами, но также резко и болезненно.

Для того, чтобы подобная ситуация не повторялась митрополит Кондрусевич пытается надавить на угрозы имиджевых издержек Беларуси за рубежом. В БХД же обещают начать кампанию за то, «чтобы роль Церквей в обществе стала большей, а свобода вероисповедания в Беларуси не нарушалась». Сработают ли эти планы, покажет время. Пока же «Дамоклов меч» возможного призыва молодых священников и семинаристов продолжает висеть над церквями.

Между тем стоит отметить, что Совет министров Беларуси своим постановлением от 31 марта №239 утвердил положение о порядке определения трудоспособных граждан как не занятых в экономике, создания и ведения перечня таких лиц, включая взаимодействие в этих целях госорганов и организаций. Среди тех, кто не является «тунеядцем», упоминаются священнослужители, церковнослужители религиозной организации любой конфессии, члены монастыря, монашеской общины; учащиеся духовных учебных заведений до окончания календарного года, в котором были прекращены образовательные отношения.

Такая мера, безусловно, является положительной. Хотя вызывает вопрос само принуждение лиц, не занятых в экономике, к принудительному труду.

Призрак экуменизма

В плане экуменических и межконфессиональных отношений 2018 год начался на мажорной ноте. Уже в январе по инициативе Католической церкви в Минске, Могилеве, Гродно и Пинске прошли молитвы за единство христиан. Участие в них приняли повсеместно представители римо- и греко-католиков, православных, а также лютеран (в Минске и Гродно), пресвитериан (в Могилеве), баптистов (в Минске) и христиан полного Евангелия (в Гродно).

В ходе молитвы было заявлено и о создании Межконфессиональной переводческой комиссии при Библейском обществе в Беларуси. В ее состав планируется включить представителей Католической (римо- и греко-католики), Православной и Протестантских церквей (адвентисты, баптисты и пятидесятники) церквей. Правда, на момент появления информации, войти в комиссию согласились только баптисты и католики.

Немногим ранее православные священники приняли вифлеемский огонь от католических скаутов. Также прошел ряд тематических конференций с участием представителей ряда конфессий: о мире, об устойчивом развитии, о переводе Библии и другие. Также главы белорусских конфессий вместе присутствовали в ходе ряда протокольных мероприятий, как, например, в Хатыни или Тростенце.

Однако в целом экуменическое движение в Беларуси по-прежнему развито слабо. В основном оно представлено рядом низовых инициатив. Так, в Гомеле был показан рождественский мюзикл, подготовленный совместно прихожанами православного и католического храмов. А то и вообще частных, как, например, межхристианский музыкальный фестиваль «Бог живет», издание журнала «Збожжа», фестиваль «Памежжа» или уже упомянутая деятельность БХД.

Между тем зачастую в публикациях и выступлениях «для своих» белорусские конфессии далеки от межконфессионального сотрудничества. Особо ярко это проявилось в реплике митрополита Минского и Заславского Павла о том, что у православных и униатов (де-факто католиков восточного обряда) разный Бог. «Они к нашему общему Творцу и Господу никакого отношения не имеют», — заявил он.

И это, при этом, что в его же словах, зачитанных в ходе упомянутой выше молитвы за единство христиан, говорилось о важности всех христиан объединить свои усилия, чтобы «сохранить христианскую веру».

Все это вызвало настоящее бурление среди белорусских верующих: как римо- и греко-католиков, так и православных. В Католической церкви в ответ подчеркнули, что заявление митрополита Павла на отношения с православными не повлияет и что «у католиков с православными один Бог».

Пресс-секретарь БПЦ протоиерей Сергий Лепин попытался смягчить высказывание митрополита, назвав его метафорическим и отметив, что речь в нем шла не об униатах как конфессии, а о «духе униатизма». Однако вопрос уже дошел до Москвы, где один из бывших спикеров Московского патриархата Всеволод Чаплин выступил против попыток «отретушировать» слова митрополита, поскольку, по его словам, католические «ересиархи» потеряли «связь со Христом».

А российский богослов Андрей Кураев расценил скандальное высказывание как попытку взорвать Беларусь.

Конечно, слова митрополита Павла можно рассматривать метафорически или считать обычной оговоркой. Но нельзя отрицать того факта, что они находятся в полном согласии с «антиуниатской» деятельностью Белорусской православной церкви последних лет. Так, 2018 год в БПЦ был объявлен именно годом митрополита Иосифа Семашко, при котором в 1839 году и произошла ликвидация Униатской церкви на территории Беларуси, которая на тот момент входила в состав Российской империи, и ее слияние с Православной.

В память о тех событиях был установлен и освящен крест в Барановичском районе, проходят различные конференции, интеллектуальные турниры, о митрополите Семашко вовсю рассказывают прихожанам и учащимся, снимают фильмы. Да и сам митрополит Павел называет ликвидацию целой конфессии и перевод 1,5 млн человек в православие тем, что способствовало «духовному единению белорусского народа, укреплению межконфессионального мира на нашей многострадальной земле».

«Отличилась» в вопросе межконфессионального диалога в первое полугодие и Гродненская католическая епархия, курия которой в своем обращении заявила о том, что деятельность старокатолического священника из Лиды противоречит учению Католической церкви, он не является священнослужителем римско-католического обряда, а его статус как священнослужителя до конца непонятен. Такие выражения были использованы, несмотря на то, что он не принадлежит к Католической церкви, а является представителем самостоятельной конфессии.

Заключение

Таким образом, как можно видеть, в первом полугодии 2018 года конфессиональная ситуация в Беларуси оставалась стабильной.

По-прежнему не решается проблема религиозной деятельности в Беларуси иностранных священников, которые продолжают сталкиваться с запретами на религиозную деятельность в стране. Так и не решен вопрос получения иностранной помощи и трудности в организации благотворительной работы, сохраняются сложности получения разрешений на строительство новых храмов и возврат старых, публичного (вне храмов) исповедания своей веры рядовыми верующими по собственной инициативе.

Учащиеся и выпускники церковных учреждений образования продолжают сталкиваться с разного рода дискриминацией по сравнению с их коллегами из светских вузов. Возник и ряд новых точек преткновения (разработка без учета мнения церквей законопроекта о противодействии домашнему насилию и «священнический призыв»).

Католическая церковь до сих пор не может добиться возможности пастырской опеки в школах и вузах, тюрьмах, армии. Связано это в том числе и с отсутствием конкордата между Ватиканом и Беларусью, как и любого другого регулирующего эти вопросы соглашения.

В самих конфессиях, несмотря на различные выборные мероприятия и кадровые перестановки, существенных изменений не произошло. Не проявили церкви и стремления к совместному решению проблемных вопросов.

При этом они откликнулись на общественный запрос со стороны национально-ориентированной части белорусского общества, в том числе, приняв участие в праздновании 100-летия БНР.

Однако в ответ на это последовали репрессии, в том числе со стороны региональных идеологов. Вероятно, с этим может быть связан и «священнический призыв», который мог показать церковным организациям, за какие «буйки» им не стоит заплывать в их деятельности. Подобной логикой власти могут руководствоваться и запрещая уличные проповеди частным лицам и разрешая их религиозным организациям.

Что касается межконфессионального диалога, то он в Беларуси по-прежнему развит слабо и проводится формально. Главные его двигатели – инициатива снизу.

Максим Гацак

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги