Что христиане могут противопоставить “дивному новому миру”

Norbert-Neuhaus

Об этом 17 августа жителям Львова рассказал Норберт Нойхауз – один из идеологов христианско-демократического движения Европы. Он прочитал лекцию «Христианские ценности и вызовы современной Европы» в рамках проекта “Галицкие лекторий”.

За последние 150 лет мир параллельно шел тремя большими путями развития

Они, по мнению лектора, объединились в 1990 году. Первый путь – мальтузианский. Связан с именем Томаса Мальтуса – протестантского пастора из Англии, который в XIX в. озвучил тезис, что, когда население Земли превысит 1 млрд, то все мы погибнем от голода. Его и других соображения привели к выводу: надо как-то контролировать населения Земли. Один из крупнейших скандалов на эту тему, который вызвал падение правительства Индиры Ганди, произошел в Индии. Женщин, которые рожали второго ребенка, там стерилизовали без их согласия. Появились большие фонды, в том числе и фонд Рокфеллера, которые приложили много усилий, чтобы остановить демографический рост на Земле. Но это не принесло желаемых результатов.

Второй путь – феминизм. Его идейным вдохновителем, считает Нойхауз, был Фридрих Энгельс со своими идеями о разрушении семьи. Все началось в 30-х годах прошлого века, когда движение суфражисток радикализировалось в сторону феминизма под приматом социалистической идеи. Основой этой идеологии стал сам факт, что женщины рожают детей. Уже в этом они видели свою зависимость, проявление дискриминации и господства мужчин над ними. Феминистки призвали женщин к забастовке рожениц – не рожать детей. Она должна заставить мужчин переосмыслить отношение полов и предложить новую мировую политику. Следствием этого стали массовые акции за права на аборты под лозунгом “Мой живот принадлежит мне”, которые взорвали 70-е гг. ХХ в. С тех пор право на аборты закрепили законодательно, как «неотъемлемое право человека».

Третий путь – это “сексуальная революция”, движение хиппи, противозачаточные таблетки и так называемая либерализация сексуальных отношений в разных странах мира. За этим всем, говорит лектор, стоит “фрейдовская предпосылка” материалистического представления о человеке.

Сегодня большая часть мирового дискурса находится под лозунгом гендера. Можно сказать, что этот способ мышления также, по своей сути, деконструктивистский. Гендер очень любит работать с тезисом о женщинах. И гендерная идеология – то же, что коммунизм. Только ведущая сила революции – не пролетариат, а женщины. Теперь они должны построить рай на земле. Нойхауз, при этом не отрицает, что в мире до сих пор существует дискриминация и эксплуатирование женщин, плохое обращение с ними.

Новая мировая модель

В определенный момент носители идеи 1968 года созрели для того, чтобы войти в правительственные структуры. И изменили их изнутри. Особенно, образовательные, воспитательные и СМИ. Одним из институтов, особенно продвигавших и дальше пропагандирующих тему абортов, была ІPPF (Международная федерация планирования).

Именно ей и нескольким подобным ей в начале 90-х ООН поручила готовить и проводить мировые конференции, которые имели целью выработать парадигму нового миропорядка. Ведь Советский Союз рухнул, противостояние двух идеологий в мире официально прекратилось, средств на вооружение теперь надо было меньше. Поэтому возникла идея чего-то вроде мирового правительства. Ряд конференций, которые должны были выработать основу нового миропорядка, поочередно состоялись в Рио, Пекине, Каире, Стамбуле. Каждая из них несла миру другой лозунг.

В Рио рассматривали вопросы устойчивого развития, но мировые предложили модель «Думай глобально – действуй локально!». Здесь, по словам Нойхауза, не хватает национального уровня, где традиционно проходят политические дискуссии. “Создатели этого лозунга и хотели, чтобы с глобального уровня мы могли двигаться на локальный уровень, чтобы никто не заметил того, что на этом пути переносится”, – говорит Нойхауз.

На Каирской конференции под понятием “репродуктивное здоровье” продвинули идею узаконивания право на аборт. Поддержка этой темы во всем мире с тех пор фактически получает наибольшую часть финансирования ООН.

“И Ватикан, и мусульманские страны сделали все возможное, чтобы тему абортам как можно больше скрыть. Однако Всемирный банк поступил иначе. Он начал выдавать рекомендации Каирской конференции по обязательствам для правительств стран, с которыми начинал сотрудничество. Более того, такие обязательства должны быть приняты на конституционном уровне стран, которые стремились получить кредиты. Это стало обязательным условием для сотрудничества с Всемирным банком. От Европейских стран такого не требовали. В 2007 подобная вещь произошла, когда Украина начала сотрудничество с Фондом народонаселения ООН. Только для вас речь шла о политике гендера. Уже в этом году в Зарванице я разговаривал с уполномоченным области по гендеру. В то время в Германии об этом понятия мало кто говорил. Гендер был главной темой конференции в Пекине. И это понятие уже вписано в основополагающие постулаты Европейского сообщества. Как он туда попал? Гельмут Коль, когда приближалось время подписания Амстердамского соглашения, спросил: “Что это такое гендер? Никогда в жизни о таком не слышал”. Ему объяснили, что гендер – это равноправие мужчин и женщин. И Коль сказал: “Понятно, что да! Мы только за!”. И такое повторилось в моих многочисленных беседах с различными европейскими политиками. Многие из них думают, что это просто равенство полов”, – отмечает идеолог христианской демократии.

Еще одним звеном того же дискурса является партисипативная демократия. Рост общественной активности чрезвычайно важен для Украины. Без этого не было бы обоих Майданов. И в этом Нойхауз не возражает. Однако активистов он не любит. Объясняет: “Они говорят, требуют, но ничего не делают. Христианский принцип заключается в субсидиарности: если мы видим, что государство не выполняет каких-то функций, мы берем их на себя. Более того: мы стремимся к такому обществу, где как можно больше дел должны были решаться собственными силами сообщества. Государство следует привлекать только тогда, когда без него не обойтись”.

Партисипативная демократия как концепт, считает Нойхауз, в конце концов приводит к большевизму. Поэтому активисты – маленькая частица общества, которая сама себя провозглашает, а затем говорит от имени всей молчаливой массы.

Стамбульская конференция привнесла в мировой дискурс принцип партнерства. Это значит, что все должны стать партнерами в дальнейшем развитии общества. Но партнеров понимали узко. Ими могли стать только те, кто включен в круг категорий, о которых были предыдущие конференции. Все остальные – удалены. Если христианская община или организация, имея идею, хочет реализовать какой-то проект, обращается в фонд Сороса, то не будет шансов. Ведь она исповедует эти принципы. Государства также не получат помощи ни от Всемирного банка, ни кредитов от других государств, если не поддерживают политики гендера, партисипативной демократии… Вот такое партнерство.

Венчает все это понятие “good governance” – хорошего управления. Внедряя эти принципы, вы имеете право так называться и получать деньги от Сороса.

“Круг замыкается, и мы имеем “дивный новый мир” с промывкой мозгов. Это означает изменение всех структур и деконструкция. Это означает, что мы имеем новояз и размывание понятий, должны быть толерантны к гомосексуалистам. Бесспорно, гомосексуальный человек такой же, как гетеросексуальный. Я, как христианин, не могу оценивать человека только через призму сексуальной ориентации. Я должен его воспринимать как целое. Он обладает всей полнотой прав человека. Но требование признания – то, что я не могу согласиться. Толеровать – не значит признавать. Я не должен определять вещей, которые не хочу признавать”, – объясняет лектор. И добавляет, что в ближайшие годы нам придется провести очень большую работу над языком и над понятиями языка. Например, переосмыслить понятие “свободы”.

Что могут христиане?

Мы, христиане, слишком долго спали. Мы спали так долго, что многие темы по гендерной политике проникли даже в лоно Церкви. Очень много дискуссий ведутся сегодня внутри Церкви. Но мы на земле только администраторы, руководители этого мира. Христианским ответом на эти вызовы является понятие социальной рыночной экономики: хозяйство должно служить людям, а не наоборот. Деньги должны служить людям, а не люди – деньгам.

Папа Иоанн Павел II говорил о цивилизации жизни в противовес цивилизации смерти. Это христиане могут противопоставить тому, что на полюсе гендера называют “семейной политикой”. Ее сутью является индивидуализм и ломка родственных связей. Семья – это стабилизирующий фактор. Все, кто хочет иметь хрупкую и нестабильную личность, которой легко манипулировать, заинтересованы разрушить родственные структуры, послать женщину на работу как можно раньше. Но, по мнению лектора, женщины должны иметь возможность быть с ребенком до 3-летнего возраста, а затем достойно вернуться к работе и продолжать карьеру.

Христианский ответ на партисипацию – представительная демократия в сочетании с правами человека (но без права на аборты). Мы выбираем депутатов, которые от нашего имени реализуют политику на различных уровнях: от коммунального – до государственного. Если они работают плохо, мы через 4 года их переизбираем. А в течение их каденции можем к ним обращаться. Задача политических партий – собирать мнения общества, формировать на их основе политические программы, ставить перед собой определенные цели, там прописанные, и задачи, как этих целей достичь. И также христианским ответом является принцип субсидиарности. Это сквозной общественный принцип: если у нас есть проблема или задача, мы собираемся и решаем эту проблему. Если же нам нужна помощь, зовем государство или еще кого-то, но прежде всего пытаемся решить это дело сами. И каждый, кто хочет содействовать, – пожалуйста.

Вопреки принципу “хорошего управления”, христианские демократы постулируют принцип общего блага. Это христианский ответ.

“Наш круг принципов не является замкнутым. Эти принципы уважают свободу, справедливость для всех, – подчеркивает Норберт Нойхауз. – Это не приписывание определенной идеологии, а кто ее не соблюдает, тот не является партнером. С природой можно бороться, но последствия этого будут тяжелыми. Другими словами: я, конечно, имею право уезжать на лыжах там, где объявлена ​​опасность схода лавин. Но если лавина сойдет и меня накроет, я не должен жаловаться, что со мной поступили несправедливо”.

*Норберт Нойхауз – доктор экономических наук, эксперт-урбанист, один из идеологов христианско-демократического движения Германии и Европы, экс-вице-мэр немецкого города Трир.

Анна Герич, RISU

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги