Кирилл едет на Фанар

кірыл

Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе. В нашем случае гора — это Фанар в Константинополе, а Магомет — архимандрит Данилова монастыря в Москве Кирилл.

Можно было сказать: Московская Церковь дополитизировалась.

В 2016 г. Вселенский Престол пошел на уступки Москве ради проведения Святого и Великого Собора Православной Церкви, но Московская Церковь решила Собор сорвать. И все же Собор состоялся. Московские мудрецы забыли правило: присутствие всех епископов или представителей всех поместных церквей на Соборе не обязательно, а вот без кого Святой и Великий Собор не может пройти, так это без архиепископа Нового Рима. Как и Вселенский Собор не может состояться без епископа Рима или его легатов.

НЕ В ПОЛЬЗУ МОСКВЫ

В 2016 г. на остров Крит для участия в Соборе прибыли делегации 10 из 14 канонических православных церквей. И если представители Антиохийский Церкви не приехали, то это не значит, что третья в диптихе Церковь однозначно стоит на стороне Москвы. У нее проблемы с Иерусалимской Церковью, которые можно решить при посредничестве Константинополя. К тому же резиденция Патриарха этой Церкви — в Дамаске, а Дамаск — клиент Москвы.

В этом году в конце июля Москва отмечала 1030-летие крещения Руси. Никто из Сирии и Ливана в Москву не приехал. Антиохийскую Церковь представлял на этом празднике «посол» в Москве — представитель Патриарха Антиохийского при Патриархе Московском. «Послом» была представлена ​​и Иерусалимская Церковь.

И точно на стороне Москвы не стоит Грузинская Православная Церковь (ГПЦ), от которой в результате российской агрессии отпали Пицундская и Сухумо-Абхазская и Никозиская и Цхинвальская епархии. Другое дело, что грузинские иерархи не делают громких антироссийских заявлений. Грузинская Церковь, помимо того, характеризуется ультраортодоксальнастью. В Грузии, мягко говоря, не одобряются браки православных с «еретиками» (католиками), а как там живется протестантам, лучше спросить у них. ГПЦ не разделяет экуменические тенденции в политике других православных церквей, в том числе Константинопольской. И естественно, что ее представители отсутствовали на Большом Соборе. А на 1030-летие крещения Руси в Москву из Грузии приехал даже не митрополит, а просто епископ.

Отсутствовали на Большом Соборе и представители Болгарской Церкви, которую считали бесспорно промосковской. Но после недавней поездки головы Московской Церкви в Болгарию и афронта, который Кирилл совершил президенту этой страны, даже самые промосковские иерархи БПЦ предпочитают держаться на расстоянии от Москвы. И Патриарх Неофит не почтил 1030-летие крещения Руси визитом в Москву.

Промосковской считается Сербская Православная Церковь. Но в Большом Соборе участие приняла. На праздновании же 1030-летия крещения Руси в Москве СПЦ представляли два епископа — один недействительный член Синода, а второй и вовсе не синодал.

Не идеально складываются отношения Московской Церкви с Румынской (РумПЦ). В Молдове в настоящее время действуют две канонические церкви — Православная Церковь Молдовы, которая имеет свой управленческий центр в Даниловом монастыре, и Бессарабская митрополия РумПЦ. Поэтому вполне понятно, почему представитель РумПЦ отсутствовал на праздновании 1030-летия крещения Руси в Москве.

Не думаю, что полностью на московской стороне Православная Церковь Чешских Земель и Словакии. Не так давно Фанар погасил конфликт в этой Церкви и признал архиепископа Ростислава ее каноническим предстоятелем. Поэтому Ростиславу не приходится выступать против Варфоломея. Да и миро для православных христиан Чехии и Словакии варят в Константинополе. Показательно, что Ростислав не почтил 1030-летие крещения Руси своим присутствием в Москве.

Нельзя сказать, что безусловно промосковской является Польская Церковь. Скорее она занимает середину между Фанаром и Даниловым монастырем. На 1030-летие крещения Руси митрополит Савва не приехал.

Что касается греческих церквей (кроме Константинопольской, это Александрийская, Иерусалимская, Кипрская, Элладская и Албанская), то между ними нет явных конфликтов. За июнь-август в глаза бросились три события.

Первое событие — это высылка двух российских дипломатов из Греции и запрет еще двум въезжать в эту страну. Причины — попытка дипломатов «вмешаться в особенно чувствительные национальные проблемы и интересы Греции на Балканах, в частности в вопрос о споре о государственном названии Бывшей Югославской Республики Македонии» и попытка «с помощью предоставления материальных и финансовых стимулов … влиять на муниципалитеты и митрополитов, а также получить влияние на Афоне». С Македонией ясно: Россия хочет не пустить ее в НАТО. И с митрополитами и Афоном тоже понятно: настроить элладских архиереев против украинской автокефалии и Варфоломея, а Афон, который находятся в юрисдикции Константинопольской Церкви, — против ее предстоятеля.

Наверное, этим событием объясняется то, что Элладская Церковь никого не прислала на празднование 1030-летия Крещения Руси в Москве.

Зато в Москву приехал Папа и Патриарх Александрийский и всея Африки Феодор II. И это вторая событие, которое бросилось в глаза.

Москва приглашала и представителей Константинопольской Православной Церкви, но они предпочли поехать туда, где действительно в 988 г. была Русь и где происходило реальное крещение: в Киев. К тому же делегация КПЦ в начале июля уже приезжала в Москву, встречалась с Кириллом и обсудила с ним «вопросы, сопряженные с проблематикой сохранения межправославного единства», как коротко, одним предложением сообщил нам официальный сайт РПЦ. Митрополит Эммануил Галльский, который в начале июля беседовал с Кириллом, в конце того же месяца имел беседы в Киеве и сделал громкое заявление о том, что «Вселенский Патриарх не может оставаться слепым и глухим к обращениям, которые повторяются уже более четверти века», и что «дети Украинской Церкви имеют право на свое место среди Православных Церквей». Такое третье событие. Но вернемся ко второму событию.

Визит в Москву Папы Феодора, второго человека в Православии, можно рассматривать как определенную миссию, и эта миссия, думается, была посреднической. Можно предположить, что это Феодор убедил Кирилла отбросить гордыню и податься в Константинополь, на Фанар. Сейчас не XI век, Кирилл — не кайзер Генрих IV, Варфоломей — не римский епископ Григорий VII, а Фанар — нет Каносса. И все же Фанар для Православия — гора и не Фанару нужно двигаться в Москву и уговаривать Кирилла, а, наоборот, это Кириллу нужно двигаться на Фанар и уговаривать и убеждать Варфоломея.

О ЧЕМ ОНИ БУДУТ ГОВОРИТЬ И БУДУТ ЛИ ГОВОРИТЬ?

В Москве поняли, наконец, что архиепископ Нового Рима — первое лицо в Кафолической (Вселенской) Церкви наряду с епископом Рима, но после него, как записано в канонах. В Москве, наверное, поняли и то, что архиерею города Москвы никогда не быть первым среди предстоятелей православных церквей. Не срабатывают угрозы о расколе мирового Православия в случае придания автокефалии Украинской Церкви, а также предупреждения о возможных гражданских возмущениях в Украине. Эти угрозы не добавили Московской Церкви новых поклонников. Ну и поведение Кирилла в Болгарии, поведение российских дипломатов в Греции тоже не сработали на авторитет Московского Патриархата.

Не думаю, что авторитет РПЦ и России повысился и после известия о том, что российские хакеры пытались взломать электронные ресурсы Константинопольской Церкви.

С этого известия мы делаем вывод, что у Данилова монастыря нет надежных источников информации на Фанаре. Но и из тех сведений, которые можно получить из средств массовой информации, вырисовывается нерадостная для него картина. Практически все канонические православные церкви, признавая право Фанара выдать Томас, или высказываются за автокефалию Украинской Церкви, или держат нейтралитет. И это, можно думать, самый важный фактор, заставил Кирилла показаться на Фанар.

Умные люди в РПЦ (прежде всего протодиакон Андрей Кураев) еще несколько лет назад призвали Данилов монастырь самому выдать Томас об автокефалии Украинской Церкви и таким образом приобрести себе друзей, но Московская Церковь, как вестница «русского мира», пошла в фарватере государственной политики. Теперь же, когда Фанар уже в который раз подтвердил свое исключительное право решать вопрос об автокефалии Украинской Церкви и когда это право признают политический класс и миллионы православных христиан в Украине, а также практически все православные церкви, Москва (даже если бы захотела) лишена возможности совершить такой маневр. Да и признает ли такую ​​автокефалию православная Пентархия — четыре древние патриархаты Востока и Кипрская Церковь? Москва уже дала автокефалию Православной Церкви в Америке…

О чем будут говорить 31 августа два патриархи — можно только гадать или, как говорится, писать вилами по воде. Очевидно одно: Московской Церкви и самому Кириллу нужно сохранить лицо, как-то выйти из неприятной ситуации. Некоторые же считают, что завтра визит Кирилла на Фанар может и не произойти, потому что, мол, сегодня, 30 августа, перед приездом Кирилла, буде снята анафема, которую на Филарета, предстоятеля Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, наложила Московская Церковь. И произойдет это, уверяют нас, на заседании Синода Константинопольской Церкви.

А еще мне довелось прочитать, что сегодня, 30 августа, константинопольский Синод одобрит Томас об автокефалии Македонский Церкви, а точнее Охридского архиепископства.

Что ж, следим за тем, что творится сегодня и завтра в Константинополе. А послезавтра, 1 сентября, на Фанаре собирается Синаксис (общее собрание, собор) архиереев Константинопольской Церкви. Предполагают, что он обсудит и вопрос об Украине. Но о Фанаре и украинской автокефалии — следующая статья.

Анатолий Сидоревич.

30 августа 2018 г.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги