Эксперт: сегодня в вопросе Томоса «мяч на стороне Украины»

974106-600x337

Последние новости из резиденции Константинопольского Патриархата вселяют уверенность в сторонников украинской автокефалии. Между тем в самой Украине есть ряд серьезных препятствий на пути создания Поместной Православной Церкви. Об этом в интервью с болгарским богословом, профессором Иваном Стояновым.

– Сегодня взоры всего православного мира, и не только православного, прикованы к Константинополю и Киеву. Как Вы оцениваете последние события, синаксис, а особенно встречу Вселенского патриарха Варфоломея и Кирилла?

– По моему мнению, ничего сверхъестественного, сенсационного не произошло. Не вдаваясь в исторические подробности, могу сказать, что позиция Константинополя в отношении Киевской митрополии и канонических границ Московского Патриархата была сформирована ещё в конце XVII начале XVIII веков и с этого времени практически не изменилась. Другой вопрос – это возможность реального влияния Константинопольского патриархата на изменение фактической ситуации: во время существования Османской империи, Российской империи Вселенский патриархат был не в состоянии что-либо изменить, но как только условия менялись, происходили конкретные действия. Например – предоставление автокефалии Польской Православной Церкви именно на основании канонической юрисдикции Константинополя над Киевской митрополией. Ну и позицию Вселенской патриархии на Всеправославном совещании 1948 года в Москве стоит вспомнить, ведь Константинопольский патриарх отказался от личного участия.

– Однако 31 августа, как нам кажется, разговор был достаточно жёстким…

– Именно так, ведь, как отмечают практически все эксперты и аналитики, политика компромиссов, которую проводил патриарх Варфоломей в отношении Московского патриархата в течении последних десятилетий, закончилась крахом ещё в 2016 году, когда РПЦ отказалась от участия во Всеправославном соборе на Крите. Кроме того, несмотря на все заверения, Московский Патриархат так и не смог за более чем 25 лет уврачевать разделение Православия в Украине, наоборот, разделение только увеличивалось, а Московский Патриархат стабильно терял влияние в украинском обществе.

– Возможно тут повлияла аннексия Крыма и война на Донбассе?

– На мой взгляд, эти события явились только дополнительным катализатором, когда процессы в обществе начали происходить значительно быстрее. Но, если мы посмотрим на социологию, и до войны Московский Патриархат в Украине стабильно терял доверие общества и прихожан. Да, процесс был медленный, но он происходил. И это при том, что с 1992 года и до 2014-го украинская власть де-факто была на стороне Московского Патриархата.

– Что же, на Ваш взгляд, повлияло на такую жёсткую позицию Вселенского патриарха, на резкое изменение его позиции в «украинском вопросе»?

– Я уже отмечал, что позиция относительно канонической принадлежности Киевской митрополии была давно сформирована и не менялась. Но для ответа на данный вопрос я хочу обратить внимание на слова Московского патриарха Кирилла: «Мир изменился». Действительно, в мире, особенно во Вселенском Православии, произошли грандиозные изменения, которые и дали возможность Константинополю быть жёстким.

Во-первых, распался т.н. «социалистический лагерь» и СССР, которые позволяли Москве фактически контролировать большинство Поместных Православных Церквей. Сегодня этого уже нет. Конечно, мы можем говорить о прорусских сантиментах отдельных иерархов, но реально возможность политико-религиозных манипуляций со стороны Московского Патриархата минимизировалась, а авторитет Константинопольского патриарха стал значительно больше, что показал Всеправославный собор 2016 года. Уже очевидно, что Москве не удастся инициировать глобальный кризис в мировом православии.

Во-вторых, отсутствие практических конструктивных предложений со стороны патриарха Кирилла. Насколько я в курсе, был старый список аргументов «против» и никаких попыток найти реальное решение «украинского кризиса», преодолеть разделение. Как справедливо было замечено, невозможно держать миллионы людей вне Вселенского Православия только через амбиции Московского Патриархата. Поэтому разговор, хотя и был долгим, практически не получился.

– Именно результат переговоров Константинопольского и Московского патриархов, решение синаксиса, дают сегодня большинству украинских СМИ, журналистам, пользователям социальных сетей, иерархам и священникам Киевского Патриархата, говорить, что Томос практически уже есть. Как Вы прокомментируете эти утверждения?

– К моему сожалению, я пока не видел объективной украинской аналитики относительно процесса предоставления Томоса. Фактически тут представлены только два взгляда: те, кто категорически «за», и те, кто категорически «против». В первом случае мы видим полный оптимизм и игнорирование проблем, во втором – полное отрицание очевидного и придуманные проблемы.

– Давайте поговорим о тех, кто поддерживает автокефалию, ибо аргументы противников хорошо известны, а Вселенский патриарх дал на них исчерпывающий ответ.

– Давайте начнём з ясной позиции Константинополя, которую большинство сторонников автокефалии почему-то часто забывают. А именно с того, что Вселенский патриархат собирается не просто «легализировать» Киевский Патриархат или Украинскую Автокефальную Православную Церковь, или (и) проукраинскую часть Московского Патриархата в Украине. Речь идёт о глобальном и окончательном решении проблемы разделения украинских православных – создание новой Православной Церкви на базе объединения всех тех, кто поддерживает создание Поместной Православной Церкви в Украине. Пока я не вижу реального объединительного процесса среди православных в Украине. Да, каждая юрисдикция (УПЦ КП и УАПЦ – ред.) в отдельности обратилась к Вселенскому патриарху, также высказались за автокефалию ряд иерархов и священников Московского Патриархата в Украине, но никаких движений к объединению сделано не было. Более того, мои источники в Константинопольском патриархате говорят о провале даже неформальных консультаций заинтересованных украинских сторон.

– Сегодня большинство украинцев уверено, что базой для новой церкви может быть именно Киевский Патриархат…

– Действительно, сегодня Киевский Патриархат – это наибольшая по численности и наилучше организованная альтернативная украинская Церковь, которая добивается признания своей каноничности. Однако, к большому сожалению, в современном состоянии он (Киевский Патриархат – ред.) не может быть базой объединения. Это не только моё мнение, но и ряда моих друзей из Константинопольского патриархата. Попробую привести несколько наиболее весомых аргументов.

Во-первых, хотя это и больно слышать ряду моих украинских друзей, Киевский Патриархат практично является украиноязычным клоном Русской Православной Церкви 80-х годов ХХ в. Поэтому он, как это было и с РПЦ советского периода, построен на авторитарно-тоталитарной модели управления, которая де-факто замыкается на одном человеке – патриархе Филарете. Возможно, что такая модель была наиболее эффективной в 90-х годах, на момент становления Церкви, пика противостояния с Московским Патриархатом и греко-католиками в Галиции, но сегодня она уже является явно регрессивной, ибо не предусматривает иной модели объединения православия, кроме присоединения к своей структуре. Естественно, что у иных субъектов процесса объединения имеются небезосновательные опасения за свою судьбу в случае принятия именно модели «присоединения».

Например, что будет с теми архиереями и священниками УАПЦ, которые в своё время были выгнаны (ушли) из Киевского Патриархата? Останутся ли они правящими, или, как это уже было ранее, будут переведены в разряд настоятелей храмов без титула? Что будет с учебными заведениями УАПЦ? А какая доля будет у архиереев (и священников) автокефальной группы Московского Патриархата в Украине при присоединении? Пока ясных ответов и гарантий со стороны Киевского Патриархата мы не услышали.

Наоборот, на протяжении нескольких последних месяцев Киевский Патриархат давал ясные сигналы о намерении доминирования и игры исключительно по своим правилам. Так, если ещё в конце зимы и начале весны 2018 года его официальные представители говорили о «объединительном поместном соборе, на котором будет выбран предстоятель», то уже летом речь шла исключительно об «объединительном архиерейском соборе, на котором будет выбран предстоятель». А это существенная разница, ибо на поместном соборе будут представители духовенства, монашества и мирян, а на архиерейском – исключительно архиереи. Простое большинство архиереев Киевского Патриархата делает архиерейский собор чистой формальностью, а епископат УАПЦ и (возможно) часть епископата Московского Патриархата, которые на сегодня открыто поддержали Украинскую Поместность, простыми статистами.

При этом председатель пресс-центра Киевского Патриархата архиепископ Евстратий (Зоря) и сам патриарх Филарет в своих интервью однозначно назвали имя будущего предстоятеля объединённой Украинской Церкви, которая получит Томос, – патриарх Филарет.

По моему мнению, это достаточно деструктивная позиция на переговорах про объединение, ибо содержит большой риск раскола даже новой, признанной Вселенским патриархатом, структуры, что будет крахом его усилий. И это очень хорошо понимают в Константинополе.

Во-вторых, мне пришлось недавно читать один аналитический материал на русскоязычной версии портала РИСУ, где говорилось, что Киевский Патриархат не имеет проблем с иными Поместными Церквями. Но это далеко не так. Константинополь неоднократно указывал Киевскому Патриархату на несколько ключевых проблем, которые нужно решить до объединения, а тем более до получения Томоса. Суть этих проблем – канонические структуры Киевского Патриархата на территории иных Поместных Церквей, в первую очередь – в России и Молдове, которые не могут быть признаны Константинополем законными и легализированными

В-третьих, Константинополь чётко и недвусмысленно сказал, что признаёт исключительно Киевскую митрополию и будет вручать Томос «Киевскому митрополиту». Только после получения Томоса Предстоятель новой Поместной Церкви может быть поднесен до сана патриарха. Поэтому на объединительном соборе, даже архиерейском, может быть избран предстоятель исключительно с титулом «Митрополита Киевского». Пока мы не услышали от Киевского Патриархата готовность пойти на такой шаг.

– Вы высказали критику в адрес Киевского Патриархата, а относительно других участников объединительного процесса тоже есть критические замечания?

– Достаточно странным является позиция т.н. «автокефальной группы» Московского Патриархата в Украине. С одной стороны, они открыто, в СМИ, заявляют свою поддержку Томоса и создания единой Поместной Церкви, с другой – никак реально не подключаются к этому процессу. Например, насколько я осведомлён, им неоднократно предлагали перейти в Константинопольский патриархат и стать ядром объединительного процесса. Подобный переход из одной Поместной Церкви в иную никаким образом не нарушает каноны и даже не может быть оспорен Московским Патриархатом, ведь они получили вполне канонические (с точки зрения МП – ред.) хиротонии и никогда небыли «раскольниками». Они даже не называют тот момент, когда официально присоединятся к процессу создания Поместной Церкви. Естественно, что это вызывает обоснованное недоверие как потенциальных партнёров, так и Константинопольского патриархата.

Что касается УАПЦ, то тут мы имеем позицию практично аналогичную позиции Киевского Патриархата, а именно отсутствие переговорной инициативы, критика оппонентов-партнёров, нежелание искать пути компромиссов и примирения. Кроме того, вызывает удивление хиротония новых архиереев практически в никуда, только для количества на будущем объединительном соборе. Вообще мне очень трудно судить о процессах в УАПЦ, т.к. эта юрисдикция практически не представлена в медиапространстве, её пресс-служба не комментирует официальную позицию предстоятеля и епископата относительно объединения.

– Вы знаете, что украинские СМИ и представители Церквей, уже несколько раз «переносили» дату предоставления Томоса. Теперь называется дата 14 октября, праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Какое Ваше мнение?

– Даже если судить исключительно по информации открытых источников, Константинопольский патриархат практически максимально выполнил действия, необходимые для предоставления Томоса. Теперь остаётся нерешённым главный вопрос – объединение УПЦ КП, УАПЦ и части УПЦ МП. Смогут ли все заинтересованные в Украинской Поместности отбросить личные амбиции, сесть за стол переговоров и выработать конструктивную позицию, приемлемую для Константинопольского патриархата, до октября? Это покажет время. Сейчас, если можно так выразиться, «мяч на стороне Украины».

Стамбул, 5 сентября 2018 г.

Беседовала Юлия Попова.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги