«Минский» синод РПЦ: Основания, результаты, последствия

detail20181015-PAL_6799-обр

15 октября в Минске состоялось выездное заседание Синода Российской Православной Церкви под руководством Патриарха Кирилла (Гундяеве), принявшее вполне предсказуемое решение о разрыве евхаристического общения с Константинопольским патриархатом. Попутно его проведение взорвалась скандалом — за публичную критику поведения Патриарха Кирилла и обсуждения его охраны священник Минской епархии Белорусского Экзархата о. Александр Шрамко запрещен в служении и отправлен за штат. Эти события вызвали оживленное обсуждение на страницах СМИ и социальных сетях, которое поставило некоторые острые вопросы. В этой небольшой статье мы попытаемся проанализировать и дать ответ на некоторые из них.

Почему заседание Синода РПЦ вдруг прошло в Минске?

Если мы посмотрим на историю выездных Синодов РПЦ, то увидим, что они чаще всего проводились в Украине. И это понятно, ведь Московский Патриархат традиционно хочет замаркировать «свою территорию», особенно в тех случаях, когда чувствует ее возможную потерю. Без сомнения, в свете последнего заявления Константинопольского патриархата о канонической принадлежности исторической территории Киевской митрополии, невозможности проведения подобного заседания в Украине Беларусь кажется патриарху Кириллу едва ли не идеальным местом для демонстрации собственной позиции. Однако, по нашему мнению, РПЦ имела другие основания для подобного выбора.

Беларусь — страна наибольшего комфорта для Русской Православной Церкви, которого у нее нет даже в самой Российской Федерации. Здесь нет ни одного официально зарегистрированного прихода другой юрисдикции, а само название «православный» законодательно закреплено именно за РПЦ. Власть дает твердую гарантию отсутствия даже минимального дискомфорта от уличной критики и неудобных вопросов журналистов. Это именно та обстановка комфортного личного пространства, которое сегодня очень нужно Патриарху Кириллу из-за сильной потери рейтинговых симпатий как в самой России, так и на международной арене.

Также мы видим поражение всех попыток Московского Патриархата создать хоть минимальную «антиконстантинопольскую» коалицию во Вселенском Православии. Даже наиболее пророссийские Поместные Православные Церкви ограничились общими заявлениями и не присоединились к канонической конфронтации с Константинопольским патриархатом. Именно поэтому информационные ресурсы Москвы начали искусственно создавать миф о «поддержке» деяний РПЦ МП через искусственную манипуляцию названиями. И тут второе название Белорусского Экзархата РПЦ — «Белорусская Православная Церковь» пригодилось очень к месту, пророссийские СМИ уже несколько дней искрят заголовками «Белорусская Православная Церковь поддержала…»

И так, три реальные причины: маркирование территории в свете заявлений Константинопольского патриархата, зона личного комфорта и информационный эффект — вот три главных основания, обусловивших выбор Минска как места проведения не просто Синода РПЦ, а и «решительного русского ответа Вселенскому Патриарху».

Скандал с иереем Александром Шрамко — как неожиданное, но вполне логичное поражение Патриарха Кирилла

Как мы уже отмечали выше, одним из оснований избрания Минска для проведения «боевого» заседания Синода РПЦ была личная зона комфорта для Патриарха Кирилла, которую искусственно создала белорусская власть. Именно поэтому Русский Патриарх, раздосадованный поражениями в канонической войне с Константинополем, даже не думал здесь играться в какие-то «демократические рейтинговые игры». Пропуск в кафедральный собор только по «билетам», море охраны, полное игнорирование собственной паствы — все это наглядно иллюстрировало как внутреннее состояние самого патриарха, так и общее состояние деградации самого Московского Патриархата. В подобных условиях любой минимальный выпад или критика деяний Патриарха Кирилла могли обернуться для клирика очень серьезными последствиями, что, собственно, и произошло в случае с о. Александром Шрамко.

Скажу откровенно, хотя рискую встретить море критики, дела о. Александра действительно не соответствуют нравственному поведению священника относительно Предстоятеля Церкви, нарушают определенные каноны и последний абзац присяги священника РПЦ МП. Но здесь вопрос стоит более об адекватности наказания, а также о его имиджевом резонансе в СМИ.

Впрочем, диакон Андрей Кураев или другие известные священники-публицисты РПЦ МП позволяют себя гораздо более острую критику Патриарха Кирилла, но в служении их не запрещают. Тем более, что, несмотря на определенные критические замечания, о. Александр Шрамко много лет отстаивал именно позицию РПЦ МП по ключевым политико-религиозным вопросам, особенно в ее отношении «украинских раскольников». Более того, именно реакция руководства РПЦ и лично Патриарха Кирилла сделала лучший пиар комментария о. Александра и даже вывела его в «топ» религиозных новин белорусских и зарубежных СМИ.

По нашему мнению, реакция Патриарха Кирилла на достаточно невинную критику обнаружила не только неспособность адекватно реагировать на вызовы, а и большой страх перед любой критикой. Это, несомненно, поражение Предстоятеля РПЦ и выявление степени моральной деградации.

Результаты Синода: признание поражения и уход в гетто

Уже после личной встречи Вселенского Патриарха Варфоломея с Московским патриархом Кириллом всем было понятно, что Константинопольский патриархат не бросит заниматься «украинским вопросом» и доведет его до логического завершения. Все последующие шаги, которые сделал Вселенский Патриархат, а именно назначение экзархов и каноническая реабилитация УПЦ КП и УАПЦ, еще раз это подтверждают. В подобных условиях у Московского Патриархата было два пути: или отбросить имперские амбиции и стать участниками процесса, или идти на разрыв отношений с Константинополем. Русская Православная Церковь выбрала второй путь и полностью системно по нему двигалась.

Но, на наш взгляд, Московский Патриархат явно переоценил свое влияние на другие Поместные Церкви, даже те, кого он считал безусловным союзником. Фактически только Сербская Православная Церковь давала РПЦ явные знаки поддержки. Все другие, в лучшем случае, ограничились общими словами, а большинство выразило поддержку позиции Константинопольского патриархата. Таким образом, попытка создать «антиконстантинопольскую коалицию» явно провалилась.

Именно в этих условиях религиозно-дипломатического поражения Московский Патриархат совершает фактически акт самоубийства — разрывает все евхаристические и канонические связи со Вселенским патриархатом. Что это означает реально?

Во-первых, Московский Патриархат признает свое полное поражение на церковно-дипломатическом фронте, поскольку разорвав все связи с Константинопольским Патриархатом лишается даже минимального влияния на процесс решения «украинского вопроса».

Во-вторых, происходит удаление представителей РПЦ со всех Межправославные комиссий и конференций, практически отрезает ее от реального участия в жизни Вселенского Православия.

В-третьих, запретом своим священникам и мирянам молиться и причащаться в храмах Константинопольского патриархата, а это большинство храмов диаспоры, они запирают их в своеобразное гетто. Согласятся ли на подобное ее верующие в европейскую Союзе, США, Австралии и Канаде — большой вопрос. Во всяком случае, большая часть иностранных верующих от Московского Патриархата отойдет.

Таким образом, по нашему мнению, своим минском решением Московский патриархат, прежде всего, наказал себя, а не принес какой-то вред Константинопольскому патриархату или помог своим прихожанам в Украине.

Решение Синода РПЦ и белорусские православные верующие

Некоторые комментаторы уделяют большое внимание тому факту, что решение о разрыве всех связей с Константинопольским Патриархатом было принято в Минске, и, таким образом, «православные белорусы втянуты в войну на стороне РПЦ».

Иногда ставится достаточно критический вопрос о реакции православных белорусов, прежде всего мирян, не связанных канонической дисциплиной клира, на подобные решения Синода РПЦ.

На наш взгляд, эти два вопроса определенным образом связаны между собой, но ответ лежит как в плоскости канонического права, так и в политической плоскости.

Политический режим и законодательство Республики Беларусь делают практически невозможным легальную деятельность канонических православных структур других юрисдикций, кроме Русской Православной Церкви. Да что говорить о других Православных Церквях, когда без согласия Белорусского Экзархата РПЦ даже невозможно зарегистрировать общественную организацию, в названии которой будет слово «православие-православный». Подобного «эксклюзива» не существует даже в России, где действуют не только подворье ряда Православных Церквей Вселенского Православия, а даже две епархии Киевского Патриархата.

Таким образом, у православных белорусов есть два выхода: либо быть в структурах БЭ РПЦ, подчиняться определенным правилам и иметь возможность легальной деятельности (богослужения на белорусском языке, издание литературы, катехитическая и просветительская деятельность); или уйти в «подпольное гетто» и практически остановить любую реальную деятельность. Выбор, на мой взгляд, очевиден, он диктуется, прежде всего, политическими условиями. Особенно это касается тех, кто хочет реально служить Беларуси и в Беларуси, будучи православным священником.

Относительно обвинения в том, что «заявления РПЦ делаются и от имени белорусских православных верующих и они несут за них ответственность (как минимум — моральную)». То здесь должны упомянуть Украину времен СССР, когда здесь была запрещена деятельность не только каких-либо православных юрисдикций, кроме РПЦ, а и УГКЦ. Тогда все украинские верующие (сторонники автокефалии или униаты) посещали храмы Украинского Экзархата РПЦ, а многие из них даже были там священниками и епископами. Также как и сегодня, РПЦ делала громкие заявления, как против сторонников украинской автокефалии, так и греко-католиков, будто от имени своих прихожан, но те, даже когда были с этим не согласны, продолжали посещать храмы, были священниками РПЦ МП. Но изменились политические обстоятельства и сразу возникли епархии УАПЦ и УГКЦ. Миллионы верующих практически в один день отвернулись от РПЦ МП. То же самое будет и в Беларуси, однако в первую очередь, как уже говорилось выше, должны стать политические изменения.

В то же время, есть и каноническая составляющая, а именно то, что это РПЦ разорвала отношения с Вселенским Патриархатом. Но последний никак не запрещал своим епископам, священникам и верующим иметь евхаристическую единство с РПЦ. Таким образом, православные белорусы, живущие сегодня на канонической территории Константинопольского патриархата — Беларуси, могут беспрепятственно молиться, принимать тайны и даже служить в храмах Московского патриархата. Особенно если к этому вынуждают политические реалии.

На наш взгляд, вывод очевиден: никакой ответственности за решения Синода РПЦ белорусские православные не несут.

Последствия решения Синода для самой РПЦ МП

Поскольку мы не наблюдаем канонической поддержки Московского Патриархата со стороны других Поместных Церквей, дальнейшие деяния Константинопольского Патриархата в Украине могут привести к очень печальным последствиям именно для самой РПЦ.

На наш взгляд, основная проблема для РПЦ заключается в том, что принятие деяний Вселенского Патриархата со стороны любой Поместной Церкви, а подобная поддержка уже есть, будет требовать распространения действия синодального решения и на тех, кто стоит на позициях Константинопольского патриарха. Логика такого шага выводится не только из текста решения Синода Московского Патриархата, а и из многих комментариев, которые давали его уполномоченные лица.

Таким образом, мы можем стать свидетелями того, как Московский Патриархат постепенно будет переходить в состояние канонической изоляции от Вселенского Православия. Последствия подобного процесса, в совокупности с политической изоляцией самой России через имперскую политику, могут и, скорее всего, приведут, к распаду самой РПЦ на несколько независимых юрисдикций, практической потери иностранных епархий и приходов.

Кроме того, практически все эксперты, в том числе и адекватные представители Московского Патриархата, прогнозируют усиления автокефальных настроения или желания перейти под омофор Константинопольского Патриархата практически во всех странах бывшего СССР, прежде всего в Беларуси, Латвии и Литве, так быть заложником имперских амбиций никто не хочет.

прот. Сергей Горбик

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги