После Томоса. Что ждет Московский Патриархат в Украине

1471188568

В последние дни медиапространство Украины заполнили две противоположных заявления, а именно утверждение митрополита Иова (Гечы) о том, что «после Синода (Константинопольского патриархата — авт.) в Украине на сегодня нет никакой другой юрисдикции, кроме Вселенской, все украинские епископы являются епископами Вселенской церкви и находятся в ведении патриарха Варфоломея», и ответ управляющего делами Московского патриархата в Украине (далее МПвУ), митрополита Антония (Паканича) о непризнании решения Вселенского патриархата и преданной верности Москве, что было подтверждено архиерейском собором МПвУ, прошедшим 13 ноября в Киеве. Кроме того, епископат МПвУ отказался встречаться с президентом Украины Петром Порошенко, фактически, говоря языком Евангелия, «вложил камень в протянутую руку».

Все эти события происходят на фоне запроса украинского общества на объединение Украинского Православия в единой Поместной (автокефальной) Церкви и непринятия деятельности МПвУ. Как утверждают практически все украинские аналитики, Московский Патриархат, учитывая настроения общества, будет постепенно терять своих верующих, приходы и выдавливаться на маргинес. Однако мы должны смотреть правде в глаза: Поместной Церкви еще достаточно долго придется сосуществовать со структурами Московского Патриархата. Поэтому в этой статье мы попытаемся проанализировать, каким будет будущее Московского Патриархата в Украине.

Государство

В деле Московского Патриархата в Украине многие возлагают свои надежды на выдавливание его государственными институтами, как законодательными, так и исполнительными. Подобные надежды имеют свои основания в истории становления национальных автокефалий XIX — первой половины ХХ в., когда государство действительно давило на противников поместного статуса через применение законодательства и репрессивного аппарата. Например, в довоенной Польше архиереи, которые выступали против Томоса об автокефалии 1924 года, были лишены своих кафедр и фактически заключены в монастырях, а священники — лишены права служения и, соответственно, приходов. Также польские межвоенные власти не разрешили создания структур Русской Православной Церкви Заграницей, присутствовавших практически во всех других странах Европы.

Именно на такой, принудительный, сценарий вытеснения Московского Патриархата из Украины направлены определенные законы, которые сегодня находятся на рассмотрении в Верховной Раде. Это, прежде всего, определение статуса и порядка функционирования религиозной организации, центр которой находится в стране-агрессоре, а также инициатива государственного переименования «УПЦ» в «Российскую Православную Церковь в Украине». Также инициирован пересмотр возможности аренды исторических сооружений (храмов и монастырей), находящихся в пользовании религиозных общин (канонических структур) МПвУ.

Но принятие этих законов, направленных на ограничение и усложнения деятельности МПВУ, и реальное расторжение договоров аренды исторических сооружений уже достаточно долго находятся в чисто теоретическом поле, а их принятие сегодняшним составом Верховной Рады вызывает большие сомнения. Тем более, что власти должны учитывать несколько серьезных моментов, как в международной, так и во внутренней плоскости.

Во-первых, Украина не только пытается стать полноправным членом Европейского Союза и НАТО, но и прочно зависит от моральной и материальной поддержки западных партнеров из-за неприкрытой агрессии Российской Федерации. Но Запад очень внимательно смотрит на соблюдение прав человека, в том числе и в религиозной сфере. Поэтому моральная поддержка странами ЕС и США предоставления Томоса об автокефалии украинскому православию никак не означает поддержки репрессий в отношении МПвУ. Подобное давление может иметь непредсказуемые последствия для Украины на международной арене.

Во-вторых, наивно полагать, что МПвУ даже в случае вполне законного расторжения договоров аренды исторических зданий (храмов и монастырей) спокойно и добровольно их покинет. Безусловно, что будет иметь место явное гражданское противостояние, даже беспорядки на религиозной почве. Подобный сценарий событий не только никак не будет способствовать международному имиджу Украины, но, учитывая войну с РФ, несет явную государственную опасность.

Не стоит забывать и религиозное законодательство Украины, которое является одним из самых демократичных в Европе и самым демократичным на постсоветском пространстве. Для создания религиозной общины достаточно подписей 10 человек, что делает создание и регистрацию таких общин очень доступной, а усиление его жесткости встретит сопротивление практически всех конфессий.

Однако, несмотря на все выше изложенное, власть имеет реальные рычаги, которые могут реально осложнить жизнь МПвУ, нейтрализовать антиукраинскую деятельность и способствовать его выдавливанию из Украины.

Прежде всего, это касается строгого соблюдения законодательства Украины в отношении тех архиереев, священников и верующих, которые осуществляют противоправные действия. И это касается не только антиукраинской пропаганды во всех ее формах, но и таких моментов, как разжигание межнациональной и межрелигиозной розни, дискриминация граждан по конфессиональной и языковой примете и другие подобные деяния в любых формах, в том числе и распространение соответствующей литературы, особенно через монастырские структуры. А органы исполнительной и законодательной власти имеют полное право существенно ограничить публичную деятельность МПвУ, в частности, провокационные крестные ходы, именно из-за сеяния противостояния и напряженности в обществе.

Возможно законодательно предупредить продажу храмов, участков, на которых они построены, для коммерческих целей. Из-за уменьшения верующих МПвУ может пытаться продать свои храмы (земельные участки, на которых они стоят) застройщикам. А эти участки, как известно, давались им на бесплатной основе именно для строительства храмов.

Также не стоит забывать, что выделение земли, передача в аренду зданий или ее продолжение, находятся в компетенции Верховной и местных рад, то есть в компетенции избираемых депутатов.

Таким образом, можем сделать вывод, что государственное давление и противодействие антиукраинской деятельности МПвУ будет зависеть исключительно от того, какие силы будут при власти. В связи с предстоящими президентскими и парламентскими выборами этот факт приобретает особое значение. Однако надежды на «новую власть», которую имеет МПвУ, достаточно мифические, так как основное политическое состязание идет между лицами, а не между политическим курсом, а приход к власти пророссийских политиков полностью исключен.

Каноническое право

Вселенское православие, которое сегодня объединяет 14 Поместных Православных Церквей, действует согласно канонам, в которых четко прописано, что ни одна из этих структур не имеет права иметь свои структуры (епархии, приходы) на канонической территории другой Поместной Церкви без ее согласия. Именно поэтому митрополит Иов (Геча) заявил, что «Московского Патриархата в Украине нет» (или он де-факто действует вне канонического поля). Это же положение будет и после предоставления Томоса и восстановления новой Поместной Церкви в структуре Вселенского Православия.

Таким образом, будущая Украинская Поместная Православная Церковь при поддержке Константинопольского патриархата имеет все возможности сделать полную изоляцию тем первосвященникам, священникам и монахам, которые, действуя на ее канонической территории, декларируют свою принадлежность к Московскому Патриархату. Реальные варианты обструкции могут быть очень разными, но, если идти по аналогии с подобными историческими случаями, такие клирики могут быть лишены возможности посещения других Поместных Церквей и сослужения с ними. Как минимум — ни один представитель других Поместных Православных Церквей не будет посещать их храмы и монастыри в Украине, а тем более сослужить с архиереями и священниками, которые незаконно находятся на чужой канонической территории.

По нашему мнению, также не исключено, что межправославные переговоры, прежде всего с Константинопольским патриархатом, могут помочь в мирном выходе МПвУ из исторических святынь в Украине.

Таким образом, жесткая политика новой Украинской Поместной Православной Церкви по защите своей канонической территории, при поддержке Константинопольского патриархата, будет способствовать устранению структур Московского Патриархата в Украине.

Общество

«Каждый товар будет производиться до тех пор, пока на него есть покупатель. То же касается и количества этого товара», — это экономическая аксиома полностью иллюстрирует и общественные процессы, поэтому можно уверенно утверждать, что МПвУ будет существовать до тех пор и в том количестве и форме, пока будет существовать соответствующее количество ее верующих. Но здесь есть определенные нюансы.

Война Российской Федерации против Украины, которая началась с аннексии Крыма в 2014 году, способствовало очевидному отделению идейной пророссийской группы как в целом в Украине, так и в МПвУ. При этом, как показывает социология и реальная практика, те, кто поддерживает «оппозицию» (читай пророссийские силы), то поддерживает и МПвУ. Таким образом, можем говорить о т.н. «идейной части верующих МПвУ», которые всегда будут ее поддерживать. Таких, если брать во внимание политические рейтинги, на сегодня около 10%. И это где-то половина тех, кто по последним данным социологии признает себя верными МПВУ (около 20%). При этом большинство «идейных верующих РПЦ» — жители городов.

Естественно, что приходы МПвУ, где основную массу составляют идейные адепты «русского мира» и РПЦ, нас интересуют мало. Тем более, что они будут только радоваться, когда их начнут называть именно «Российской Церковью», а их общее число постепенно будет уменьшаться до маргинального уровня, как это уже происходит на Галичине, в частности во Львове.

Правда, остается вопрос с большим количеством городских храмов МПвУ, особенно в Центральной и Восточной Украине. Их судьба будет решаться при неравнодушии общества, исключительно в экономической плоскости. Особенно, как уже отмечалось выше, если законодательно будет задекларировано невозможность коммерческой продажи и использования земельных участков, на которых уже построены храмы.

А что же остальные?

Достаточно большая часть приходов МПвУ, особенно на Волыни и в Центральной Украине — это сельские приходы или приходы в т.н. «поселках городского типа». Часть из них была здесь еще с советских времен или возникла в конце 1980-х — начале 1990-х годов. В основном, верные подобных приходов к идеологии «русского мира» относятся, как минимум, безразлично или даже имеют украинское патриотическое сознание. Поэтому, согласно нашему исследованию, основной фундамен их принадлежности к МПвУ — т.н. «каноничность» и привычка к личности священника. При этом относительно «каноничности» вопрос снят уже с момента решения октябрьского Синода Константинопольского патриархата, а вот другие вопросы должно рассмотреть более детально.

Как показывает практика последних лет, при попытке прихода оставить МПвУ и перейти к Киевскому Патриархату или УАПЦ, основной целью спора со стороны МПвУ являются не верующие, а исключительно здание храма. И это понятно, ведь жители села или городка привыкли молиться, особенно венчаться, крестить детей и отпевать усопших именно в «своем» храме. Тем более, если они десятилетиями его строили и украшали. Конечно, государство предлагает много вариантов решения вопроса от перехода общины вместе с храмом и поочередного служения двух общин. Но нас интересует другой вопрос: почему священники МПвУ не переходят к украинскому православию и как можно катализировать этот процесс?

Мы далеки от мысли, что сегодня большинство сельских священников МПвУ являются убежденными сторонниками идеологии «русского мира» и врагами Украины. Также мы не рассматриваем вопрос недоверия к новой Православной Церкви в Украине, так как практически все участники процесса, а главное — Константинопольский патриархат, гарантировали им дальнейшее служение в своих приходах. Таким образом, их пребывание в РПЦ обусловлено исключительно вопросом «каноничности» и, преимущественно, чисто экономической составляющей. Поскольку вопрос с «каноничностью» уже решен, остается только экономическая составляющая. Встает логичный вопрос: сможет МПвУ или, собственно, РПЦ, содержать тысячи своих священников (и храмов) в Украине, когда верные «проголосуют ногами»? Несмотря на ситуацию с «бедными» приходами в самой России, способность и желание МПвУ удержать пустые храмы, особенно в сельской местности, вызывает большие сомнения. Эту гипотезу косвенно доказывает призыв РПЦ о готовности «принять украинских священников в России».

Таким образом, после получения Томоса и создания единой Украинской Поместной Православной Церкви большинство сельских священников МПвУ, не являющихся адептами «русского мира», будут поставлены перед дилеммой: переходить к украинскому православию или оставить приход и ехать в Россию. Но насколько эффективен и быстрый будет этот процесс, зависит исключительно от активности общества и верующих, а также от способности промоутеров новой Православной Церкви.

Отдельной темой являются монастыри МПвУ, которых, только по официальным данным, насчитывается более 200. Здесь нужно учитывать, что там не только существовал подбор соответствующих монахов и монахинь, но и соответствующая идеологическая обработка. Однако, как показывает социология, православные украинцы знают только около 10 монастырей. Прежде всего — Киево-Печерскую, Святогорскую и Почаевскую лавры, а также несколько известных монастырей в Киеве и на Волыни. Именно эти монастыри действительно существовали за счет собственного хозяйства и паломников. Все остальные — это дотационные монастырі, куда паломники, соответственно и помощь, посещали (поступала) через епархиальные и общие структуры МПвУ.

Таким образом, по нашему мнению, судьба монастырей МПвУ будет решаться через наличие двух факторов, которые связаны между собой экономикой: уменьшение социальной базы этой юрисдикции в Украине и сознание украинских православных верующих, которые откажутся от паломничества к этим монастырям. Что касается монахов, то они, скорее всего, воспользуются возможностью перебраться в соответствующие монастыри РПЦ в России.

Но вопрос с мирным возвращением известных православных святынь, прежде всего монастырей, таких как Киево-Печерская или Почаевская лавра, решить будет очень сложно. Ведь РПЦ бросит все свои ресурсы на содержание этих святынь, а состав монахов будет «подпитываться» за счет ликвидации малоизвестных и малочисленных монастырей. Единственный путь — это общественный контроль, в том числе и соответствующих государственных институтов, относительно полного соблюдения условий аренды и сохранения исторического наследия со стороны МПвУ, открытый доступ к этим святыням, через их общенациональное и мировое значение, архиереев и священников единой Поместной Православной Церкви в Украине, а также, самое главное, отказ государства в продлении аренды. Однако если рассматривать мирное разрешение конфликта, должно смириться с присутствием МПвУ в главных храмах Киевского Православия еще, по крайней мере, пять — десять лет.

Выводы

Несмотря на заявления представителей Вселенского Патриархата, каноническое право и желание полного объединения православных Украины, присутствие МПвУ сохранится еще надолго. Однако активность, количество и срок реального присутствия структурного подразделения РПЦ в Украине будет, прежде всего, зависеть от сознания и активности всего общества в целом, а особенно каждого украинского православного. Именно общество и будет главной силой, которая, наряду с государственными институтами и Константинопольским Патриархатом, будут решать судьбу МПвУ.

прот. Сергей Горбик

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер МТС: +37529 566 45 53. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги