Киевский объединительный Собор 2018 года. Попытка системного анализа

021250cd649e31582d664e124f18eb0f_1544889362_extra_large

В субботу, 15 декабря, состоялся Киевский объединительный Собор, на котором была создана единая автокефальная Православная Церковь Украины и избран ее Предстоятель. Уже вечером того же дня Вселенский патриарх Варфоломей передал свое благословление новоизбранному митрополиту Киевскому, Галицкому и всея Украины Епифанию, а в воскресенье, 16 декабря, Предстоятеля Православной Церкви Украины поминали среди других руководителей автокефальных православных Церквей во время литургии в Константинополе. Таким образом, было завершено каноническое оформление новой Поместной Церкви и приостановлено многолетнее разделение Украинского Православия. Это, без преувеличения, эпохальное событие обратило внимание практически всего общества не только в Украине, но и за ее пределами, породило много домыслов и инсинуаций. Поэтому в этой статье мы постараемся как проанализировать события, предшествовавшие собору, так и дать конкретный анализ его проведения и решениям.

Подготовка собора

Еще задолго до формального начала процесса получения разделенным украинским православием автокефального статуса от Константинополя все прекрасно понимали необходимость объединения как минимум двух его ветвей: Киевского Патриархата (далее — УПЦ КП) и Украинской Автокефальной Православной Церкви (далее — УАПЦ). Тем более, что никаких догматических, обрядовых или идеологических препон для этого акта не существовало. Не вдаваясь в историю, можно констатировать, что до последнего Киевского собора т.н. «человеческий фактор» традиционно срывал все попытки договориться. Однако после того, как подписи всех архиереев УПЦ КП и УАПЦ были поставлены под обращением к Константинопольскому патриарху о предоставлении поместного статуса, вопрос объединительного собора стал ключевым. При этом каждая сторона имела о нем свое представление.

Взгляды на проведение собора

УПЦ КП видела такой собор исключительно архиерейским, на котором право голоса имели бы только украинские епископы, подписавшие обращение к Вселенскому Патриарху. При этом архиереи Московского Патриархата в Украине (далее МПУ), которые не поставили свои подписи под обращением, потом могли бы подать заявление о присоединении к новообразованной Церкви. Также УПЦ КП настаивала на открытом голосовании за кандидатов на пост Предстоятеля.

Естественно, что численное преимущество епископата УПЦ КП де-факто делало такой «объединительный собор» формальностью, а участников со стороны УАПЦ и, при наличии подписантов, МПУ — статистами, поскольку представители УПЦ КП без проблем протянули любое нужное им решение. Кроме того, по мнению некоторых экспертов, УПЦ КП в определенной мере боялась прихода на объединительный собор большого количества архиереев МПУ, что могло сразу подорвать численную монополию Киевского Патриархата при голосовании, прежде всего – в выборах Предстоятеля.

Всего с самого начала процесса УПЦ КП не прятала свои претензии на доминирующую роль, обусловливая их количеством епархий (соответственно — количеством руководящих и викарных архиереев), монастырей, учебных заведений и приходов. Также отмечался уровень доверия общества к Киевскому Патриархату и т.д.

УАПЦ хотя официально и не высказывала своей позиции, однако постоянно ссылалась на ожидание решения Константинопольского патриархата и устами своих спикеров настаивала «на форме объединения, а не поглощения или присоединения». Также представителями УАПЦ активно выдвигалась идея проведения собора именно не в архиерейском, а в Поместном формате; разработку нового устава именно во время подготовительного процесса и включение в его обсуждение заинтересованных представителей МПУ.

При этом в процессе публичных выступлений и обсуждения в социальных сетях архиереи и спикеры УАПЦ, когда им говорили о незначительном количестве реальных приходов и верующих, открыто намекали на «золотую акцию» своей Церкви в объединительном процессе.

МПУ, хотя его руководство системно шагало в русле политики Москвы в отношении предоставления автокефалии украинскому православию, устами своих отдельных представителей поддерживал идею именно статуса поместного собора под эгидой Константинопольского патриархата, а также отбрасывал возможность фактического присоединение к УПЦ КП. Интересной особенностью «участия» МПУ в процессе было то, что только один архиерей, митрополит Александр Драбинко, не скрывал своей официальной поддержки процесса предоставления автокефалии.

Константинопольский патриархат, постоянно отмечая необходимость проведения объединительного собора, как одного из главных условий предоставления томоса об автокефалии, практически до конца ноября не делал никаких заявлений относительно формата будущего собора. Даже когда в Киев прибыли его экзархи именно для его подготовки, никаких открытых, а тем более официальных предложений, они не высказали. Однако уже в конце ноября в достаточно декларативной форме, как решение Священного Синода Константинопольского Патриархата, до украинских архиереев были доведены не только условия проведения объединительного собора, а и проект устава новой Поместной Церкви, основные пункты которого, по словам официальных представителей Вселенского Патриархата, будут прописаны и в томосе.

Следует отметить, что как в формате проведения собора, так и в проекте устава, по свидетельству всех экспертов, были практически проигнорированы все пункты, которые до этого выходили из окружения УПЦ КП: статус собора был поместный, однако каждый правящий архиерей имел возможность взять только одного священника и представителя мирян; приглашение получили все православные архиереи УПЦ КП, УАПЦ и МПУ, даже те, кто не подписывал обращение к Вселенскому Патриарху весной 2018 года, а председательствовал на соборе представитель Константинопольского патриархата. Также на собор были приглашены руководители светской власти Украины.

Государственная власть Украины в лице президента Петра Порошенко наименее волновалась из-за формата собора и была сосредоточена на самом факте его проведения. Однако, если проанализировать серию интервью ее представителей, особенно последних недель, можно выдвинуть гипотезу полного удовлетворения украинской власти тем фактом, что Константинопольский патриархат сам определил порядок проведения собора и написал проект устава, тем самым не дав представителям УПЦ КП, УАПЦ и части МПУ погрязнуть в бесконечных переговорах и консультациях.

Дискуссии о Предстоятеле Православной Церкви Украины и его титуле

Одним из ключевых и наиболее дискуссионных вопросов был вопрос избрания Предстоятеля новой Поместной Церкви. И хотя на первых этапах никаких ограничений на выделение какого-либо украинского архиерея или представителя Константинопольского патриархата не ставилось, они присутствовали практически во всех обсуждениях.

Так, УПЦ КП устами своего официального спикера, архиепископа Евстратия (Зари), не раз подчеркивала, что «хотя выдвигаться может каждый архиерей, участник собора, весь Киевский Патриархат поддерживает исключительно патриарха Филарета». Эту же мысль в разных интерпретациях публично поддерживали и другой архиереи УПЦ КП, а также ряд священников и мирян. Неоднократно поддерживал свое избрание и сам патриарх Филарет, заявляя, что ему сегодня просто нет альтернативы.

Однако против избрания патриарха Филарета на пост Предстоятеля системно выступали представители УАПЦ, а также автокефальная часть МПУ. Контроверсионность подобного избрания признавали и некоторые эксперты, говоря о том, что подобный выбор значительно замедлит признание новой Церкви со стороны достаточно большой части Вселенского Православия. При этом со стороны УАПЦ было сразу заявлено об отказе ее руководителя, митрополита Макария выдвигать свою кандидатуру на пост Предстоятеля новой Православной Церкви Украины.

Хотя представители УПЦ КП до последнего заявляли о возможности выдвижения кандидатуры патриарха Филарета на пост Предстоятеля Православной Церкви Украины, глава УАПЦ, митрополит Макарий в своем интервью «Радио Свобода» заявил: «в октябре пришло письмо за подписью Вселенского патриарха, ко мне пришло и, наверное, к патриарху Филарету, чтобы мы не выдвигались на голосование — ни один, ни другой» [1].

По мнению большинства экспертов, вопрос избрание Предстоятеля до последнего момента был наиболее рискованным в свете срыва объединительного собора. Только 13 декабря, практически за день до назначенной даты, архиерейский собор УПЦ КП решил выдвинуть не патриарха Филарета, о чем еще несколько месяцев назад высказался Вселенский Патриарх, а митрополита Епифания. Однако даже в условиях присутствия патриарха Филарета, который поддержал владыку Епифания, и открытого голосования 15 архиереев УПЦ КП поддержали другого кандидата — главу Волынской епархии митрополита Михаила (в дальнейшем это отразится и на результатах голосования на объединительном соборе).

То же самое произошло и с дискуссиями вокруг титулования Предстоятеля новой Православной Церкви Украины. Хотя УПЦ КП последовательно настаивала на «Святейшем Патриархе» хотя бы для «внутреннего пользования» и даже изменила этот титул на одном из своих Соборах, была принята формулировка Святейшего Синода Константинопольского патриархата: «митрополит Киевский, Галицкий и всея Украины» с обычным титулом «блаженнейший».

Споры о статусе Православной Церкви Украины

Одним из пунктов спора между УПЦ КП и УАПЦ была разработка нового статуса Православной Церкви Украины. Об этом в своих интервью несколько раз говорил глава УАПЦ митрополит Макарий.

Согласно информации из источников УАПЦ, основными вопросами были: название Церкви и форма управления. Так, по информации, УПЦ КП хотела сохранить свою синодальную форму управления, когда есть синод, в котором большинство членов постоянные и несколько временных. Такая форма правления, по мнению оппонентов, сосредотачивала всю церковную власть в руках определенной группы лиц, а другим архиереям приходилось бы просто «голосовать за уже принятые решения на достаточно редких архиерейских или поместных соборах».

Также представители УПЦ КП настаивали на названии «Украинская Православная Церковь» без добавок «КП» или «МП» и даже подали такой законопроект в Верховную Раду Украины. По мнению экспертов, последнее могло привести к затяжным судебным процессам с МПУ и РПЦ, в том числе — в международных судах.

Скорее всего, заинтересованные стороны так и не нашли согласия, поэтому Константинопольский патриархат на своем ноябрьском синоде разработал и принял проект нового устава ПЦУ, формулировки которого вошли и в томос об автокефалии.

Неопределенный статус как основание беспокойства

Накануне объединительного собора, когда уже была определена его дата и место проведения, неожиданно выплыли предосторожности, что возможен его срыв. Именно так прореагировала достаточно большая группа украинских экспертов на проведение Синода, а 13 декабря — архиерейского собора УПЦ КП. Еще за несколько дней до проведения архиерейского собора появляется статья Татьяны Нагорной и Владимира Симакова «В надежде на мудрость Константинополя», где приводится критика УПЦ КП как со стороны самих авторов, так и известных экспертов [2]. А вскоре после его проведения известный украинский религиозный публицист Екатерина Щеткина опубликовала статью «Сюрпризы Собора. Почему Филарет бросил вызов Вселенскому Патриарху», в котором отметила: «Не знаю, как видится изнутри епископату УПЦ КП их собственная позиция, но внешне это выглядит так: автокефалия на наших условиях или она нам не нужна» [3].

Основанием для подобной критики стал канонический статус, в котором оказались все православные юрисдикции Украины после решения Константинопольского патриархата от 11 октября, так как, согласно его позиции, с этого момента не существовало ни МПУ, ни УПЦ КП, ни УАПЦ — все они превратились в набор епархий и приходов в каноническом подчинении Вселенского патриархата. Именно такой статус должны были принять те, кто обращался к Константинополю за томосом и согласился играть по его правилам Никакие собственные синоды и соборы без благословения Константинополя невозможны. Поэтому Екатерина Щеткина в отмеченной выше статье делает вывод: «В общем, владыки УПЦ КП дали понять, что они вовсе не считают себя верными Вселенского патриарха. Они по-прежнему представляют собой УПЦ КП — церковную структуру, в которой есть устав, глава церкви и все другие атрибуты «самостоятельности» «[3]. Кстати, на сегодня информация об архиерейском соборе на официальном сайте УПЦ КП ограничивается следующим сообщением: «Собор заслушал информацию о подготовке к объединительному Собору который 15 декабря 2018 созывается в Святой Софии Киевской. Было принято решение принять участие в Соборе в составе епископата, представителей духовенства, мирян и монахов, согласно благословению Святейшего Вселенского Патриарха Варфоломея» [4], хотя другие СМИ дали более полную информацию уже вечером 13 декабря. [5]

Объединительный собор

Вопреки всем пессимистическим прогнозам, давлению со стороны МПУ и Москвы, объединительный собор все же состоялся, как и было заявлено, 15 декабря в Киевской Софии. Проходил он в поместном формате, который был разработан в Константинополе. Перед началом собора его делегаты от УПЦ КП и УАПЦ подписали акты о роспуске этих юрисдикций, а представители МПУ — о вхождении в состав ПЦУ.

Особенностью Киевского объединительного поместного собора было то, что, наверное, со времен Вселенских соборов, в президиуме находился глава государства — президент Украины, наделенный особым статусом приглашенного на собор, а также сразу жестко была запланирована продолжительность собора — один день. Главными целями собора были: избрание Предстоятеля Православной Церкви Украины через рейтинговое закрытое голосование, а также предварительное принятие устава, разработанного синодом Константинопольского Патриархата. Оба вопроса были успешно решены.

Безусловно, одной из главных интриг объединительного собора было избрание нового Предстоятеля. При этом даже с учетом того, что УПЦ КП на архиерейском соборе 13 декабря предложила своим кандидатом митрополита Епифания, все было очень неоднозначно. Ведь уже на архиерейском соборе выявилось расхождение, когда часть (по некоторым данным 15 архиереев) поддержала кандидатуру управляющего Волынской епархией УПЦ КП митрополита Михаила. Кроме того, часть УАПЦ и даже УПЦ КП была согласна отдать свои голоса за митрополита Симеона, правящего архиерея Винницкой епархии МПУ. Обстановка была настолько критической и непредвиденной, что уже вечером 15 декабря в социальных сетях появились критические замечания участников собора относительно процедуры выбора, а уже в воскресенье, 16 декабря, волынский депутат областного совета Николай Булыга, который был делегатом собора, раскритиковал позицию патриарха Филарета и части епископов УПЦ КП в деле поддержки кандидатуры митрополита Епифания: «Филарет путем шантажа президента и церковников добился, чтобы поставили 39-летнего «юнца» Предстоятелям новой Церкви. Он проявил себя как политикан. Президент проявил себя как государственный муж, так как не мог потерять томос для Украины. Президент был вынужден уговаривать владыку Михаила, чтобы тот отказался. И владыка проявил мужество и государственный подход, и для того, чтобы Украина не потеряла томос, снял свою кандидатуру. В процессах такого уровня всегда участвовало государство. Президент Украины сыграл главную роль в получении томоса. А Филарет ими всеми «воспользовался», грубо говоря» [6]. Правда, это пока наиболее критическое выступление участника собора.

Следует отметить, что митрополит Епифаний победил с минимальным перевесом, а растановка будущего Синода, где постоянными членами будут только три представителя от УПЦ КП, УАПЦ и МП, а другие подлежат ротации каждые полгода, делает возможность установления диктата одной из бывших юрисдикций минимальной. Кроме того, как отмечают некоторые эксперты, управление владыки Епифания, который имеет очень хорошее образование, знает несколько языков и не относится к внутренним мощным группам влияния, может придать спокойствие во время становления новой Церкви.

Также хорошим знаком является принятие в качестве основы устава, который был предложен Вселенским патриархатом, так как его главные положения, согласно имеющейся информации, включены в томос, который будет получен предстоятелем ПЦУ в Константинополе 6 января.

При этом принятие выбора объединяющего собора Константинопольским патриархом и поминовения Предстоятеля ПЦУ среди других руководителей Поместных Православных Церквей во время воскресного богослужения Вселенского Патриарха уже 16 декабря беспрекословно свидетельствует о создании новой канонической автокефальной Церкви в Украине.

Выжидательная позиция представителей МПУ

Многие задаются вопросом о достаточно ограниченном участии представителей МПУ в объединительном соборе. Ведь, несмотря на предыдущие прогнозы, только два ее архиерея пришли на собор. Мы попытались выяснить позицию тех православных священников МПУ, которые явно не отмечались преданностью «русскому миру», но, тем не менее, отказались явиться на объединительный собор. В процессе обмена мнениями обнаружилось несколько наиболее серьезных аргументов:

— Недоверие успешности самого объединительного собора. Ведь в течение последних 18 лет это была уже, как минимум, пятая попытка объединения УПЦ КП и УАПЦ. Участие в соборе, который мог закончиться провалом, оставлял священников МПУ в «подвешенном состоянии», так как реакция на их участие со стороны МПУ была полностью предсказуема.

— Осторожность в вопросе «жизнеспособности» новой Церкви, так как объединялись архиереи и священники, которые много лет были антагонистами. Много священников МПУ хотят понаблюдать за новой Церковью и убедиться в ее прочности.

— Проблема личного восприятия архиереев, которые должны возглавить епархии новой Церкви. Не секрет, что некоторые владыки УПЦ КП и УАПЦ не пользуются большим уважением и авторитетом в своих областях.

— Ожидание предоставление и оглашения самого томоса об автокефалии. Также реальной деятельности Вселенского патриархата по защите архиереев и священников МПУ, которые решили присоединиться к ПЦУ, но подверглись за это наказуемым санкциям МПУ.

Таким образом, малое присутствие представителей МПУ на объединительном соборе не является критическим фактором. Процесс присоединение к ПЦУ будет активизироваться с ее становлением. Именно это имел в виду новый Предстоятель ПЦУ, когда заявил, что «двери новой Церкви открыты для всех» [7].

Выводы

Новая каноническая автокефальная Православная Церковь Украины, несмотря на бешеное сопротивление не только Московского Патриархата, но и руководства Российской Федерации, состоялась. Вскоре она получит официальный томос об автокефалии из рук Константинопольского патриарха, но уже де-факто вошла в состав Вселенского Православия. Но это только первый шаг. Всех ее верующих, архиереев, священников и мирян ждет большая жертвенная работа по обустройству новой Православной Церкви и установлению ею собственной идентичности.

1. Вселенський патріарх таки просив голів УАПЦ й УПЦ КП не висуватися на посаду / https://www.pravda.com.ua/news/2018/12/14/7201226/

2. В надії на мудрість Константинополя / https://zbruc.eu/node/85254

3. Сюрпризы Собора. Почему Филарет бросил вызов Вселенскому патриарху / https://www.religion.in.ua/zmi/ukrainian_zmi/42051-syurprizy-sobora-pochemu-filaret-brosil-vyzov-vselenskomu-patriarxu.html

4. Відбувся Архієрейський Собор УПЦ Київського Патріархату / https://www.cerkva.info/posts/vidbuvsia-arkhiiereiskyi-sobor-upts-kyivskoho-patriarkhatu

5. Собор КП підтримав на очільника нової церкви ставленика Філарета — джерела / https://www.pravda.com.ua/news/2018/12/13/7201192/

6. “Філарет їх всіх попользував”, – волинський депутат про обрання Епіфанія / https://konkurent.in.ua/publication/34058/filaret-ih-vsih-popolzuvav-volinskiy-deputat-pro-obrannya-epifaniya/

7. Митрополит Епіфаній: Двері церкви відкриті для всіх/ https://www.pravda.com.ua/news/2018/12/15/7201353/

прот. Сергей Горбик

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги