Ликвидатор Леонид Гришук: «Бог оставил меня в живых, чтобы я свидетельствовал»

Годовщина Чернобыля. Пандемия коронавируса. Две черных беды.

Это все очень похоже – как и тридцать четыре года назад. Невидимая катастрофа, героизм людей и ложь власти.

 «Крыница» взяла интервью у чернобыльского ликвидатора, евангельского верующего из церкви «Иоанн Креститель», художника и христианского демократа Лявона Гришука.

Леонид, расскажите, пожалуйста, когда и как вы оказались в чернобыльской зоне?

Примерно через месяц после аварии на станции пришла повестка – я был военнобязанный. Они вызвали, объяснили, что в зоне аварии человек заболел, и заменить его некому, и он сможет вернуться домой только после замены. Все, говорят они, зависит от меня. Так и поехал.

И где, в каком месте вы были?

Людвиново под Брагином. Теперь это отселенная деревня. Когда мы прибыли, у меня заболело горло, сказали, щитовидная железа. Фурацеллиновые полоскания не помогли. Мне сказали, наберёт радиацию и перестанет. Боль прекратилась, но, конечно, радиации схватил. Занимался дезактивацией оборудования, работавшего в зоне аварии. Замеряли и мыли машины, вода сливалась в специально вырытую яму.  Вода фонила, рыли новую.

А потом?

А потом сам Чернобыль. Мертвый город Припять. Пошли с напарником, обычный город, только пустой. Качели на детской площадке. Вошли в одну квартиру, она была не заперта, а там одежда, обувь, все – как будто хозяева вышли и вот-вот вернутся. Людям сказали, на три дня, вернётесь. Они никогда не вернулись. Я помню детские сандалии. Блокнот с карандашами на столе. Просто провел пальцем – слой пыли. Уже тогда я сказал своему напарнику – послушай, здесь что-то не так, не все говорят нам.

А вас отправили на работу на разрушенный четвертый энергоблок?

Да. Нас вызвали сбросить графит с крыши станции… На крыше было от 20 000 до 30 000 рентген. В немецких роботах микросхемы сгорали через пять минут. Так что послали людей. Генерал, контролировавший работу, понял, что он отправляет людей на смерть, и боролся со своим начальством за временный стандарт – сколько минут человек может провести на этой крыше. Он снизил норму до двух минут. Просто спас людей. Однако излучение там было настолько сильным, что до сегодняшнего дня из тех, кто был в нашей партии, по милости Божией, остался жив только я.

Что Вы делали?

Сначала готовились. Шлемы, респираторы… Дали нам свинцовые листы, мы сами делали такие пластины, чтобы защитить организм от радиации. И трусы на подвязках. Но где там, все получили облучение. Первый раз мы пошли на крышу бригадой из четырех человек. Прошли через всю станцию по ​​стрелкам: там, где можно, пешком, где только бег, где можно отдохнуть. Генерал сидел на станции в комнате, заполненной мешками, по-видимому, со свинцовой дробью, от пола до потолка, показывал на экране крышу станции. Видишь, кувалда, лом. Лопаты. Мы отбивали куски графита и сбрасывали в яму реактора. Звонок – возвращаемся.

Я был с кувалдой, бил по этому графиту, он, как бетон, едва отбил кусочек. Бросая в яму, говорили мне, не смотри вниз, но где ж не посмотришь… Тридцать этажей высоты, черно. И хотя жара стояла – сильный холод. Холодный ад. Звонок. Бегом назад.

Когда мы возвращались, нас всех рвало, кровь из носа. Слабость. Везли нас на обед (там хорошо кормили), но какой там обед. Затем пошли на крышу во второй раз. А потом нас отправили домой.

Вы художник. Что-то рисовали там?

Да, были этюды. Но я должен был их выбросить. Радиация. Один латвийский журналист умер, потому что носил свою чернобыльскую записную книжку на груди, а она фонила страшно. Мои зарисовки в моем доме висели на стене. Выбросил.

Вы смотрели сериал “Чернобыль”?

Да.

Похоже?

Да, очень. Правда, заметил момент неправды. Водка там не раздавалась. Люди тайком добывали, пили. А так очень похоже.

Скажите, что было после Чернобыля…

Потом после Чернобыля пошли болезни. Аксаковщина. Больница.

Так, через больницу, я пришел к Господу. В 1994 году был госпитализирован. Те, кто был там со мной, умирали. А я не хотел умирать. Я думал, если кто-нибудь может помочь – только Бог. Просто подумал – и Господь услышал меня!

Как это было?

Ребята пришли в больницу, чтобы раздать Библию. Но тогда мое сердце все еще чёрствое было, сказал им, что вы раздаёте мне свои сказки? Они молчали. Но завтра они снова пришли. И я взял. Начал читать. И вот Господь послал мне верующего брата. Милиционера. Он входит в палату, и с порога – слава Богу! Я говорю ему, что ты хвалишь Бога, пришел в больницу. И он говорит – я молился, чтобы Бог послал в такую палату, чтобы не мешали молиться.  А тут брат верующий! Это он увидел Библию на тумбочке. Я, говорю, неверующий. Будешь верующим, говорит он.

И вот, в 1995 году он пригласил нас в церковь «Благодать». Мы пошли с моей женой. Заходим в зал. Аёй, я думаю, ни креста, ни иконы, какая церковь, надо бежать отсюда. И они молятся громко!.. Убегать… Но они начали петь, я думаю, подожди, дай споют, тогда уйдём. И тогда выходит пастор и начинает говорить. И все слова – как будто про меня.

Так взяло за душу. И, в конце концов, я помню, вышел вперёд и вся церковь молилась за меня.

Сейчас я в евангельской церкви “Иоанн Креститель”. Я рисую. Я свидетельствую. Господь сохранил меня в живых благодаря Своей великой благодати – чтобы я мог свидетельствовать.

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги