Опять про власть и от кого она

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из [страха] наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь. Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай [чужого] и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя. Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона».

Друзья, в толковании этого фрагмента (Рим.13:1-10 ) уже кто только не упраж(зд)нялся (и это хорошо: мне нравится, когда люди спорят о Писании). Сегодня я тоже хочу – сделать одно простое замечание об одном обстоятельстве, которое многие упускают в своей экзегезе. Это обстоятельство касается исагогики текста: выяснения культурно-исторического контекста его появления. И в самом деле, с чего это вдруг апостол Павел, уже огребший от римской власти и в будущем имеющий быть убитым ею, вдруг ни с того ни сего впрягается за римскую власть?

Дело в том, что среди иудеев того времени были очень противоречивые отношения к нееврейской власти над евреями.
Все иудеи считали подлинным Владыкой Вселенной только Бога. В праздник Рош-аШана евреи особенным образом прославляют Царственное достоинство Всевышнего, чьими подданными они себя считают и на чей суд полностью себя отдают.
Но евреи признавали еще и ту власть, которая «библейским образом» происходила от Бога: власть израильского царя и власть санхедрина. В своих мечтах евреи видели себя неподсудными для гоев, и даже кое-где, кое-когда, кое в чем добивались для себя этой неподсудности, но… обычно реальность для иудеев оборачивалась другой стороной…

Отдельная тема в иудейской полемике – отношение к власти неблагочестивого иудейского царя, который формально имеет право на престол Давида. Праведных царей было меньше, чем неправедных. Иудейский царь, который вместо того, чтобы представлять собой Величие Бога, даровавшего Тору Израилю, сам отступал от Торы, считался великим наказанием для народа Божьего и в некотором смысле являлся чем-то более позорным, чем власть иноплеменника.
Некоторые зилоты отказывали в повиновении такой власти и не считали ее властью вообще. Иное им виделось противоречивым: поскольку авторитет царя полностью основан на Торе, то тот монарх, который попирает Тору, лишается и преимуществ, обеспеченных ему Торой. Разумеется, у таковых о признании римской власти – власти оккупанта – в качестве законной власти речи быть не могло. Большинство просто молча сжимало зубы и продолжало молиться об избавлении Израиля, относясь к враждебной власти как отягчающему обстоятельству жизни, принимать во внимание которое заставляли только интересы общины или соображения личной безопасности. Но некоторые из самых непримиримых становились на пусть саботажа и вооруженного сопротивления: партизанско-террористической борьбы или открытых восстаний.
Сегодня мы спорим, может ли белорусский патриот иметь карту поляка или российский паспорт, но и в описанные времена наличие римского гражданства у апостола Павла могло вызывать некоторые недоумения у ревнителей Божественных Обетований – даже у тех, кто видел их реализацию в Иисусе Христе, живя в самом логове врага, в Риме.
Несмотря на то, что ненависть к оккупантам воспитывалась повсеместно, а способность показать голую задницу в след уезжающему римскому автозаку считалась хуцпой, талмудисты, являющиеся наследниками евангельских фарисеев, мыслили более глобально: наличие даже неправедной власти лучше, чем полное отсутствие власти вообще.
В Пиркей Авот (один из трактатов Мишны, содержащий в себе изречения танаев — еврейских старцев, живших между III веком до н.э. и III веком н.э.) : «Молись о благополучии верховной власти; ведь если бы не страх перед ней, люди поедали бы друг друга живьем». Это считается верным как для периода правления еврейских благочестивых царей, так и не благочестивых, не еврейских и даже для эры галута (рассеяния). Маараль из Праги (1512—1609) так объясняет эту идею: человек в Раю был призван к господству над миром, но, оказавшись вне Рая, для человека понятие «мир» и «господство» повредилось. Человеческое стремление к власти и господству стало мотивированным не любовью к заповеди, а падшим эгоизмом, который в свою очередь возникает из того, что человек, в отличие от других животных, был изначально создан не парой, а одиночеством. Динамика райских условий, в которых появление Евы становится неизбежным, словно схлопываются в обратном направлении, возвращая человека к одиночеству, как чему-то предпочитаемому. Эгоисту одному хорошо. Как категория господства в Раю была ограничена смыслополаганиями Рая, так и теперь государство необходимо именно для того, чтобы сдерживать неистребимое стремление человека властвовать над другими людьми – оПРЕДЕЛять власть и господство в нынешних условиях. Сравните это с «удерживающим теперь» в 2 Фес.2:6.

Талмудический иудаизм, если речь не шла о Торе, уходил от идеи прямого сопротивления «неправильной» власти, полагая, что теперь восстановление Израиля – дело Бога, в не человеков. Среди харедим и сегодня сильно неприятие того Израиля, который появился благодаря людям: сначала Машиах, а потом Израиль, и никак не наоборот. ООН и прочие некошерные сборища здесь ничем помочь не могут. Но под любой властью, будь то Римская, Советская или еще какая, такие евреи старались соблюдать местные законы, по возможности прямо либо косвенно влияя на правителей удержанием их от неправедных действий. Основанием для такого отношения были слова Господа, приведенные пророком Иеремией: «Заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир (Иер.29:7). Раши (1040 -1105) даже приводит мидраш, в котором сказано, что Бог заповедовал Моисею и Аарону уважительно относиться к фараону, и это не единственное место, где этот автор говорит об уважительном отношении ко «всякой власти», если вернуться к терминологии ап. Павла.
Талмудизм воспитывал уважительное отношение к власти, даже если она притесняла евреев, и особенно – в тех случаях, когда она, напротив, не препятствует изучению Торы. Евреи делают ставку на то, что их уровень благосостояния зависит от аналогичного показателя народа, среди которого они «рассеяны».
В Талмуде (Брахот 58а) сказано: тот, кто увидит еврейского царя, должен произнести благословение: «Благословен Ты… Бог… Поделившийся Своей славой с богобоязненными». А если человек видит правителя гоев, он должен произнести благословение: «Благословен Всевышний, Давший от Своей славы людям».

Знаю, вам будет интересно, но раби Радваз (1480 – 1574), считает, что не всех нееврейских владык можно приветствовать этим царским благословением, а только тех, кто обладает следующими характеристиками: он уважаем и почитаем, как царь; он судит и выносит смертные приговоры; он является последней инстанцией, его слова и указы не обсуждаются и не оспариваются. Я знаю лично одного раввина, который валидизирует власть в нашей стране наличием у нас смертной казни, но не знаю, с ссылками ли на Радваза, или нет.

Раби Каф аХаим (1867—1939) учит, что всякий еврей, завидев нееврейского правителя, должен произнести указанное благословение и тут же помолиться о том, чтобы удостоиться увидеть и еврейского Машиаха и произнести соответствующее благословение, которое у иудеев тоже приготовлено для данного момента. Т.е., любой правитель – напоминание о Машиахе.

Тема очень интересная, ее можно было бы продолжить, но всего приведенного нам достаточно для того, чтобы понять мотивы апостола Павла. Разумеется, мы не можем современный талмудизм полностью отождествить с фарисейством эпохи апостола Павла, но, исследуя последовательность развития талмудической логики в обратном направлении, обращенном ко времени апостолов, мы можем с необходимыми допущениями и оговорками реконструировать мотивы Павла – бывшего Савла, фарисея и сына фарисея (Деян.23:6), уже полностью решившего для себя проблему Спасения Израиля. Павел дистанцируется от тех, кто пытался использовать имя Иисуса как для проповеди «анархизма» (типа, “мой царь – Христос, идите все лесом”), так и для мобилизации еврейских повстанческих настроений. Ну, не революционер он, простите его.
Возможно это показалось кому-то сущим кошмаром, но послание апостола в Рим, как и все другие его послания куда бы то ни было, были написаны не на

Лепин

о. Сергей Лепин

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги