Объективная справедливость

Есть ли вообще справедливость? Я имею в виду справедливость как универсальную категорию. Мы часто используем это слово, когда оцениваем события и действия с точки зрения справедливости или несправедливости произошедшего. Справедливость заключается в понимании добра и зла. Но всегда ли мы способны отличить это самостоятельно? Очень трудно судить справедливо, не стремиться, хотя и неосознанно, к выгоде для себя или мести для другого. Всегда хочется избежать тяжелого для себя пути, поддаться желанию облегчить себе жизнь, не перекладывать лишнюю ношу на свои плечи.

Быть справедливым иногда означает соглашаться с чем-то неприятным для себя, признавать, что это справедливо, и не радоваться чему-то приятному, потому что оно получилось несправедливо. И как трудно отстаивать справедливость, если она не касается лично вас, и твердо сказать: это так несправедливо, так быть не должно!

Иногда я думаю, что было бы хорошо начать любой серьезный разговор с выяснения того, что другой человек считает хорошим и плохим, справедливым и несправедливым, чтобы увидеть, совпадают ли наши системы координат и можем ли мы вообще понять друг друга. Вроде бы универсальных норм этики не существует. Из того, что в средние века люди иногда считали справедливым, у наших современников кровь в жилах, и теперь европеец будет в ужасе, прочитав о привычках племени с островов Полинезии, которое, празднуя победу над соседним племенем, делает это. не чураясь  пообедать этими неудачниками…

Такое мышление не редкость в современном цивилизованном мире. Уроженец Полинезии убежден, что есть сердце врага — это справедливо, и бессмысленно доказывать ему, что это не так. Но также бессмысленно, например, что-то говорить начальнику, который вместо объективно квалифицированного специалиста ставит на хорошую должность своего родственника. Бессмысленно убеждать в чем-то бабушку, которая, скажем, переписывает свою квартиру внуку алкоголика, потому что «жалко его, бедняжка», и забывает о другом внуке, который заботится о ней и помогает, потому что он такой хороший, он в порядке». Это досадно до отвращения, но таких примеров много, куда ни глянь, начиная с наших собственных проблем и заканчивая ситуацией целых стран. В результате мы соглашаемся, что жизнь несправедлива, и отчаялись вообще искать справедливости в этом мире.

Мне кажется, что чувство справедливости наиболее размывается, когда мы начинаем делить мир на «свой и чужой» и соответственно судить.

Как в старых фильмах: есть наши разведчики и чужие шпионы. По сути, они делают то же самое и выбирают те же средства, но разведчик смел и изобретателен, а шпион коварен и коварен. Однако, конечно, для нас и «наших», и кто с этим не согласен, тот «чужой». Поэтому «честно», если наши победят, а «другие» проиграют. Почему так? А потому что «наш». Какие еще аргументы здесь нужны?

Вы думаете, что так судят только дети? Вовсе нет, потому что взрослый мир построен по тем же правилам, только строже, потому что не в фильмах и не в играх, а в реальной жизни люди делятся на «наших» и «не наших». Хуже того, когда мир в чьем-то сознании начинает выглядеть как «я и другие» — тогда человек живет верой в то, что «другие» всегда будут жульничать, брать что-то, обижать, и поэтому их нужно защищать всеми средствами и с помощью все средства. И в этом будет его справедливость, его жизненный принцип: думать исключительно о своем благе.

Несправедливость ранит каждую чувствительную душу. Так или иначе, каждый поступок мы подсознательно взвешиваем на весах справедливости, сравниваем с какой-то внутренней мерой. Как работает этот механизм, я не смогу объяснить, но в том, что он существует, я не сомневаюсь. Христиане объясняют это просто: поскольку человек создан по образу и подобию Бога, он «встроен» в Божий закон нравственности. Да, вы можете попытаться задушить это в себе, а точнее — перенастроить внутренний механизм, сместить акцент на «свою» справедливость и правду, но никак не оценивать, избавиться от того внутреннего чувства, о котором мы говорим на события и поступки как на добро и зло, справедливо и несправедливо мы на это не способны. Далекие от христианства люди, стремящиеся жить достойно, не задумываясь об образе Бога в себе, не отвергают существование некоего внутреннего «эталона добра», невольно вспоминая слова Канта о звездном небе над нашими головами и моральном законе внутри нас.

Наша задача — научиться настраивать этот тонкий механизм, чтобы весы были взвешены правильно, чтобы линзы, через которые мы смотрим на мир, не расплывались.

Христианам проще: у нас есть четкий пример и руководство, даже если для большинства они остаются недостижимыми. Однако нам еще труднее читать, особенно когда наши души так уязвлены очевидной несправедливостью: «Вы слышали, что сказано: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага». Но я говорю вам: любите врагов ваших и молитесь за преследующих вас, чтобы вы были детьми Отца вашего Небесного. Ибо он повелевает своему солнцу взойти над плохим и хорошим и посылает дождь на праведных и неправедных. Если вы любите тех, кто любит вас, какая у вас награда? Разве мытари не поступают так же? И если вы приветствуете только своих братьев, что вы делаете больше других? Разве язычники не поступают так же? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5: 43-48).

Как бы болезненно это ни было, как бы мы ни были уверены в своей правоте, мы всегда должны помнить, что мы всего лишь грешные люди, и только Бог милостив и справедлив. Независимо от того, насколько внимательно мы смотрим на реальность, мы все же иногда видим ее через тусклое стекло телескопа, поэтому для тех из нас, кто ограничен человеческим зрением, этот узкий телескоп неспособен увидеть всю картину, справедливость должна быть неотделима от покаяния и милосердие. Это единственный способ смотреть сквозь все три линзы, надеясь правильно настроить фокус вашей «камеры».

Таким образом Бог показывает нам, и таким образом Он будет судить нас. Вспомним примеры, которые сразу приходят в голову: притча о блудном сыне и предательство апостола Петра. Вспоминая эти сцены, я вспоминаю сразу две картины: «Возвращение блудного сына» Рембрандта ван Рейна и «Покаяние св. Петра» Хосе де Рибера. Покаяние, справедливость и милосердие неразрывно связаны в двух историях: отец считает справедливым милосердно принять своего сына, который, раскаявшись, падает к его ногам. Христос считает справедливым милосердно принять предавшего Его апостола и сразу же глубоко сожалеет об этом. Художники трогательно показали это в деталях своих картин: вся бездна покаяния — в беззащитных босых ногах блудного сына и в слезах, медленно текущих по щеке Петра; вся бездна милосердия находится в нежных руках отца, обнимающего своего сына, и во внезапном всепоглощающем небесном свете, который нисходит на Петра, вырывая его из тьмы, в которой он оказался.

Чтобы быть поистине справедливыми, наша справедливость должна основываться на покаянии и милосердии. Человек может творить зло и может в нем раскаяться, получая таким образом шанс на милость. Пока есть надежда на покаяние, нельзя никого судить, не глядя на него глазами милосердия. Каждый, кто творил зло и всем сердцем сожалел о нем, всей своей жизнью стремясь исправить это, имеет право на божественное и человеческое милосердие. В этом принципе у нас есть шанс превратить правосудие в реальную объективную силу.

Юлия Косова,  Ave Maria

Дорогие читатели! Krynica.info является волонтерским проектом. Наши журналисты не получают зарплат. Вместе с тем работа сайта требует разных затрат: оплата домену, хостинга, телефонных звонков и прочего. Поэтому будем рады, если Вы найдете возможность пожертвовать средства на деятельность христианского информационного портала. Перечислить средства можно на телефонный номер Velcom: +375 29 6011791. По интересующим вопросам обращайтесь на krynica.editor@gmail.com




Блоги