Философия доброты. Сказочный пастор

Весной текущего года, перед печальной датой 30-летия трагедии на Чернобыльской атомной станции при поддержке немецкого посольства в Минске вышла в свет книга журналиста Александра Томковича “Философия доброты. От катастрофы – до сада надежды “, которая сейчас готовится к печати на немецком языке.

Александр решил познакомить читателей Крыницы с некоторыми лицами, которым посвящена книга
На минскую презентацию из Цюриха прилетел один из героев книги пастор Андреас Герли. С него и начнем.

 1-Tschernobylkinder 026 Сказочный пастор

Нет сомнений: если бы кто-то посчитал, сколько среди тех, кто занимается помощью чернобыльским детям, священников, – цифра получилась бы довольно солидная. И это было бы вполне логично.

Андреас Герли – пастор реформистской церкви, которую считают одним из ответвлений церкви протестантской, однако главное не в названии христианской конфессии. Во время работы над этой книгой мне встречались и католики, и евангелисты, и православные, причастные к чернобыльским дел. Словом – христиане по духу, и доброта сердец была главной для всех. А еще то, что, несмотря на различные препятствия, они умеют хранить эту доброту.
2-DSCN7883
Андреас Герли родился на юге Германии, в Равенсбурге. Там же пошел в школу и гимназию. С детства хотел стать учителем, поэтому начал учиться в Мюнхене. В Равенсбурге его Миропомазанием руководил пастор Пауль Дитрих, который в то время переехал в город Ульм. Когда пришло время служить (либо в армии, либо альтернативно), Андреас обратился к нему за помощью – и он пошел навстречу.

Два года Андреас работал в социальном центре, что был при церковной общине. Исполнял там все работы, связанные с организацией быта гостей из разных уголков мира. Отношения с разными людьми позволяли глубже познакомиться не только с их национальными культурами (Эфиопия, Южная Америка, Азия и т.д), но и понять, что, если радуются люди – по-разному, то страдают – очень похоже.

3-_MG_6096 В это же время Андреас Герли узнал, что Пауль Дитрих решил помогать детям Чернобыля и организовал соответствующую инициативу.

Поскольку суть религиозной общины уже стала ему более понятной, Андреас вскоре решил изменить свои жизненные ориентиры – и стал студентом теологического факультета.

После того, как Герли сдал выпускные экзамены и получил соответствующий диплом, выяснилось, что его духовный учитель Пауль Дитрих получил повышение. Перед тем, как уехать, тот предложил своему протеже взять на себя руководство домом встреч и заняться делами общины. И делать это, пока не найдется человек, который постоянно его не заменит.

Так Андреас Герли стал “временно исполняющим обязанности”.

В том числе и по всем чернобыльским делам.

В 1991 году в его жизни состоялась поездка, которая помогла понять смысл этой работы более глубоко.
Маршрут Минск-Могилев-Славгород позволил хорошо представить, какая ситуация сложилась в Беларуси после Чернобыля, – и понять, что, несмотря на вероятные кадровые пертурбации (через полгода), от чернобыльской работы он не отказаться.

Вскоре в Минске Андреас познакомился с Евой и Владимиром Галынская, которые в то время работали в Фонде, а сейчас живут в США.

После того, как Паулю Дитриху нашли замену, Андреаса Гёрлиха в 1993 году направили служить в Швейцарию, в Иланц, где он быстро создал инициативу – “Чернобыльская помощь Сурсельвы”. В ее составе смогли объединиться все тамошние христианские конфессии. Они начали ежегодно приглашать на отдых и оздоровление сорок детей из Добруш Гомельской области.

4-P1050105 Сегодня этой инициативой управляют Беат и Иоланда Эрб. Беат – священник Новоапостольской церкви, а его жена Иоланда – владеет частной аптекой. Благодаря ей, инициатива смогла подготовить гуманитарной помощи более чем на миллион швейцарских франков.

А первый гуманитарный конвой Андреас сопровождал лично и во время той поездки понял, что для того, чтобы работа была более эффективной, нужно изучать язык. Поэтому перед отправкой второй части гуманитарной помощи он на четыре недели приехал в Минск, где член правления фонда “Детям Чернобыля” Марина Казакова стала его персональной учительницей.

Потом Андреас Герли был переведен в маленький город Глатбруг, который находится в семи километрах от Цюриха. Священник и там решил создать чернобыльскую инициативу и, чтобы познакомиться с ситуацией, как говорится, на месте, снова организовал экуменическую поездку в Беларусь. Разумеется, в нее отправились верующие из разных религиозных конфессий, что еще раз подтвердило способность людей объединяться ради общей цели.

5-P1070051 Поездка была очень успешной, и уже через несколько недель новая инициатива подготовила первый гуманитарный конвой.
Чтобы не складывалось впечатления, что все здесь “просто и легко”, далее речь пойдет о той самой “ложке дегтя”, которую официальная пропаганда обычно называет “отдельными недостатками” и оставляет “за скобками”. На мой же взгляд, речь идет о системе созданной за советские годы человеческой хитрости; даже “ухищрений” с лицемерием. Систему, которую сейчас называют “социально-ориентированной”.

Во время формирования гуманитарной помощи новая инициатива полностью учла то, что попросили ее будущие потребители. То есть, швейцарцы привезли в Беларусь только то, что заказали белорусские медики. Акцентирую внимание на этом специально, потому что очень трудно понять, что же было дальше.

Гуманитарный груз, который подготовили в Глатбругу, был собран из лекарств, значительную часть которых составляли так называемые опиаты – изготовленные на основании опиума лекарства, которые обычно используются при тяжелых формах рака для уменьшения боли и страданий больного. Стоил он довольно дорого – более пяти тысяч швейцарских франков. Заказала лекарства больница в Лунинце (партнеры новой инициативы).

Такой была стратегия Фонда. Если кто-то новый начинал сотрудничать с Беларусью, минский офис “выводил” его на регионального партнера. Получался своеобразный треугольник партнерства: иностранцы с их желанием и возможностью помочь, организация в пострадавшем от радиации регионе и фонд “Детям Чернобыля” с его опытом, переводчиками, возможностями, контактами.

Здесь следует отступить и добавить, что с Беларусью на данный момент работают более десяти различных швейцарских инициатив. Не все из них поддерживали контакты с фондом «Детям Чернобыля» – некоторые предпочитали местным властям, однако попытки объединить их в некий совет спикеров, как это было в Германии, потерпели фиаско вовсе не по этой причине. Как уже было сказано, швейцарцы по натуре своей – индивидуалисты. Объединить их в нечто общее не способны даже священники, ведь, как говорит пастор Герли, “церковь в Швейцарии кончается там, где кончается ее забор».

Гуманитарный конвой из Глатбруга Андреас лично не сопровождал, поэтому был очень удивлен, когда через месяц в Лунинце узнал, что груз так и не передан адресату. Более того, грузовик с лекарствами и одеждой был вскрыт.
Оказалось, проблема в том, что среди лекарств есть запрещенный в Беларуси наркотик… Самое интересное, через границу “запрещен наркотик” прошел без помех и только в Лунинце, куда приехал с “проверкой” представитель Департамента по гуманитарной помощи, неожиданно нашлась “контрабанда”, которую ранее заказали местные врачи.

Как говорят в таких случаях, следите за пальцами: лунинецкие врачи объясняют, что больные страдают от рака и просят швейцарцев привести то, что может уменьшить боль, однако, как только дефицитный препарат попадает в Лунинец, из Минска приезжает человек и объявляет его запрещенным “наркотиком”. При этом препарата не было в нужной для таможни декларации, так как такого требования не существовало, и поэтому как в Минске могли знать, что конкретно привезли из Швейцарии, можно только гадать. Во всяком случае, никаких объяснений швейцарцы на этот счет так и не услышали…

Если кто-то подумал, что уже попал в зазеркалье, то он глубоко ошибается. Зазеркалье было дальше, когда “контрабанду” изъяли и “уничтожили”. “Сожгли” без свидетелей и без оформления соответствующих документов. Причем только один “контрабандный” препарат, который был самым дорогим.

Не будем утверждать, что это был банальный случай отечеством коррупции, что “сожженное” потом продали “своим” людям, так как подобные обвинения способен давать только суд, который в Беларуси стабильно-честный. Однозначно лишь то, что первый гуманитарный конвой из Глатбруга стал последним …

И вообще. В ходе многочисленных контактов с иностранцами я не раз удивлялся их терпению: люди помогают, жертвуют своим временем, финансами, и постоянно сталкиваются с попытками их обмануть.
Андреас Герли рассказал еще о нескольких случаях; два из них хотелось бы вспомнить здесь.

Например, в Добруше представителям инициативы предложили “обойтись” без минских контролеров в виде фонда “Детям Чернобыля”, а работать “напрямую”. Очень скоро выяснилось, что нужно привозить только кем то заказанные презенты, а в группы на отдых в Швейцарии стали попадать те, кого, если сказать очень мягко, трудно было назвать самыми бедными: дети местных начальников, милиционеров и даже бизнесменов…

Вторым “примером” был Славгород, точнее, местный православный приход, где также предложили избавиться от внешнего контроля. Мол, зачем швейцарским деньгам, за которые славгародцы будут покупать для себя лекарства, проходит еще и через Минск? В качестве “убойного” аргумента православный священник рассказал о необходимости срочно помочь Дому престарелых.

Протестантский священник Герли поверил своему православному коллеге и передал ему десять тысяч швейцарских франков.
Когда Андреас приехал в следующий раз, выяснилось, что “батюшка” уже забыл, на что просил те деньги и перед всем приходом поблагодарил швейцарцев за прекрасный купол на церкви, который за деньги швейцарцев стал поистине золотым.

Как говорят в таких случаях – no comment

Здесь, может, стоит пояснить. Фонд «Детям Чернобыля» нельзя рассматривать в качестве банальной “прокладки”, как это делают приближенные к власти структуры (что им более понятно и привычно). В данном случае речь не об обычном посредника, а о равноправном партнере. Партнере, который сам никогда не обманывал и мешал это делать другим.

Андреас Герли это понял, что называется, благодаря собственному опыту. Как и то, что коррупция – явление международное. В последнее время он плотно занимается помощью сирийским беженцам.

Именно сирийским и именно беженцам, так как, на мой взгляд, среди тех, кто сейчас пользуется заботой различных эмигрантских (государственных и общественных) структур, далеко не все знают, что такое настоящая война …
6-DSC_4051 С мая 2013 г. он сотрудничает с фондом, который занимается правами человека, и реально помогает сирийским беженцам. Три-четыре раза в год Андреас Герли бывает в иракском городе Эрбиля, что на юге этой страны и где находятся созданные ООН лагеря сирийских беженцев, а также в тех деревнях, где в рискованных условиях живут христиане.

Как и в Беларусь, пастор привозит туда гуманитарную помощь, но не отдает ее соответствующим структуры ООН, так как те в значительной степени коррумпированны, а имеет дело с надежными партнерами, как говорится, на месте. 

Другими словами, опыт, который он получил в Беларуси, хорошо работает и там. Те же чеки, “платежки”, квитанции. Только другой язык…

P . S . Когда статья готовилась к печати, стало известно, что пастор Андреас Герли оставляет швейцарский приход и на два года едет работать в Ирак, в лагерь сирийских беженцев.

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

Томкович

Журналист, публицист, писатель
Самая нелюбимая фраза: “Журналисты должны”. Считает, что журналисты как раз никому и ничего не должны. Особенно политикам.
Самая почитаемая цитата – из книги французского писателя Луи Арагона: “Женщина – будущее мужчины”.

26 июля 2016 | Блоги |



Блоги