И я отпускаю тебе грехи

споведзь

Коленки трясутся, сердце бьется в два раза чаще, в голове полная каша. Ты перебираешь последние моменты из жизни, стараешься вспомнить, что сделал не так. Потом обвиняешь себя, что не записал все это на бумагу, сейчас бы просто прочитал и был бы спокоен. И вот дыхание набирает темп, все пути к бегству заблокированы, и … вдруг! Ты слышишь «тук, тук, тук» — так, пришла твоя очередь на исповедь.

Кому из католиков незнакомый такой момент? В детстве, когда после Первого Причастия прошло не более года, Таинство Покаяния казалось чем-то страшным и неизведанным, даже хуже самостоятельной по математике. В школе на геометрии ты покорно высчитывал запутанные задачки, никто тебя не цеплял и не просил рассказать, почему ты так и не выполнил свои домашние обязанности. В костеле все иначе — смирением и молчанием не всего добьешься — нужно еще и в своих грехах священнику (!) признаться.

Я могу утверждать, что исповедь в детстве никогда не давалась мне легко. Мне не страшно было сказать то, что я должна была сказать. Вся проблема была в священниках моего родного прихода, которые, как мне казалось, сохраняют все мои «тайны», но, увидев меня позже, сразу вспоминают. Смешно, правда? Только ребенку в 13 лет не смешно, ему жутко и неуютно.

Теперь, когда мне скоро исполнится 22 года, с точно этим же Таинством все выглядит лучше. Мне не страшно довериться даже самому близко знакомому священнику, потому что я твердо знаю, что он — обычный посредник. Я работаю над тем, чтобы не «выбирать» себе исповедника в соответствии с собственными пожеланиями и симпатиями. Все детские ужасы в детстве и остались, а на их место пришел т.н. привкус.

Да, я знаю, кто-то может сказать, что исповедь и строится на том, чтобы оставить потом некое чувство незаконченности, которую можно найти в постановлении исправиться. Однако я говорю о другом. Вспомните, наверняка, когда-то с вами случился такой случай, когда, отходя от исповедальни, вам хотелось вернуться и выяснить все до конца, или сходить к исповеди еще раз, но уже к другому священнику.

После исповеди оставался привкус, вы словно и очистились, а словно и загрузились еще больше. Настроение оказалось испорчено на весь день, надежда на Воскрешение вообще исчезла. Что не так?

Вот, о чем я хочу сказать: священники в конфессионале — это определенные врачи душ. Люди не приходят исповедоваться весело, не рассказывают со смехом последние новости и не делятся шутками. Нет, люди приходят с ранеными душами, проблемами и тревогами; приходят с сильным постановлением измениться и хоть на шаг приблизиться к Господу. Поэтому логично, что на той стороне деревянной сети они ждут понимания и поддержки, которые выльются из уст священника. Вправе ли этот священник право понизить эту личность, чтобы она чувствовала свою неполноценность, чтобы она думала, что она не имеет права быть любимым Божьим ребенком? Согласно моей позиции, которую я стараюсь в этой статье донести — нет.

Это как речи настоятелей больших приходов на важные праздники в храме. Некоторые из настоятелей считают, что лучшая стратегия — это атака. Поэтому можно услышать поучительные проповеди, во время которых священник из года в год обращается огульно к собравшимся верующим, критикуя их за «оказиянальность» пребывания в тот день в храме.

А люди не любят такой жесткой критики, и особенно они не ожидали ее услышать в таком месте. Кто знает, может такому человеку мешок смелости стоит оторваться от своих ежедневных обязанностей и наступить себе на горло, придя на какое-либо торжество в костел.

Мой посыл прост.

Уважаемые священники, будьте хорошими. Помогите нам чувствовать милосердие Божие в жизни, Его прощение и милость. Будьте добрыми и уравновешенными, как Иисус, который любил грешников, но не любил грех.

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

ткачук

Происхожу из Лиды, но получаю знания по журналистике в Варшаве. Пока что отношу себя к поколению 20-летних. Люблю котиков и задавать странные вопросы. Пишу лучше, чем разговариваю.

28 октября 2015 | Блоги | Теги:



Блоги