Искусственные цветы

cvetiАнюта Бокова поломала мне жизнь… так ошарашено думала я, выйдя тогда из ее прокуренной насквозь мастерской.

Ой, ну конечно, я, как всегда, преувеличивала. Даже и вовсе выдумывала. Но все равно думалось именно этими словами: Анюта Бокова поломала мне жизнь – ведь я до неё была уверена, что разбираюсь в людях! Оказалось – совсем нет. Потому что :

а) она была совсем не неформалка, как я о ней всегда думала;

б) она была намного интереснее, чем я всегда о ней думала;

в) а я в этой истории оказалась полной дурой, чего я о себе никогда не думала – по крайней мере, в такой превосходной степени.

А по порядку и рассказывать нечего. Меня с ней познакомили давным-давно на какой-то околокультурной тусовке, и тогда я сразу отметила про себя некоторую восточноватую брутальность этой то ли девочки, то ли женщины – вспомнился почему-то Баку и лунолицые тамошние гортанноголосые красавицы с талиями в необъятных темных одеждах ( есть, конечно, и другие , типа горные серны, но про них в песнях, а не у меня). Я , впрочем, таких женщин-защитниц-своего по определению всегда боялась до дрожи, потому что однажды стала невольным мимоидущим свидетелем разборок с европейкой, на которую на рынке обратил внимание муж одной такой кавказской ханум…о, как это было жутко! потому что необоснованно, громко, обидно… в конце концов, муж тот был совсем пузатый и носатый…кому он был нужен? Уж совсем не той нежной прозрачнокожей приезжей ленинградке…

Так вот Анюта при первом с ней знакомстве показалась мне сумрачной какой-то, молчаливой, в балахоне непонятного происхождения, при этом в бусах, перстнях и браслетах, в ботинках милитари и с челкой темных прямых волос ниже глаз. Представили? Ну да, сложно понять и полюбить сходу. Но вот меня она сразу почему-то выделила, и ходила за мной с бокалом темного вина, ничего не говоря. Я отрывалась от нее в том многолюдии, пыталась у общих знакомых что-то о ней узнать – узнала, что она очень известна, очень талантлива, очень креативна… Сопоставить все эти сведения с ней самой мне было сложно тогда – о, что мы вообще понимаем в людях кроме себя? Смотрим и не видим, слушаем и не слышим, думаем и не вдумываемся…

Потом мы сталкивались с Анютой на выставках, я не совсем активно с ней общалась и вообще боялась чего-то не совсем приличного с её стороны…о, какая же я была дура! Как поспешно судила и как неоправданно неохотно шла тогда с ней на контакт…до сих пор переживаю…

А потом таки зазвала Анюта меня в свою мастерскую. Бойлерную-бройлерную, как она её называла. Смешно, да? Художница, чьи работы раскуплены по всему свету, создавала их в закутке, отвоеванном у жэка, в полуподвале полутёмном, но там и воздуха было немного – не только света. Полувоздух, полусвет. И много красного. И много штучек каких-то, шариков, дощечек, пуговичек, всякой живописной ветоши, имя которой – рабочий материал Анюты.

И оказалось в долгом разговоре под армянский коньячок с густым карамельным запахом, что у неё пятеро детей! и муж замечательный! и верующая вообще с молока матери православная семья – то есть не неофиты, а само собой!

Ну, не дура я? Вот ведь и получается, что судила вообще по стереотипам дремучим, а оно вон как оказалось – совсем нетипично, а ведь и радостно, что так.

С некоторыми своими детьми она меня познакомила при случае. Дочь старшая была словно подсолнух – пушистая, нежная необыкновенно, тихо творящая акварельную красоту. А старший из сыновей – пропирсингованный где только можно было продырявить, компьютерный такой мальчик, наскакивал на меня как петушок и говорил, что он историк и всё уже в этом знает, причем говорил как пулемет – у меня мозг просто не успевал за выкрутасами его мысли.

Сама Анюта, впрочем, часто сбегала от этого семейного своего благостного житья к своим же тряпочкам и пёрышкам – всё же семья не выпивала-высасывала все её силы, хватало Анюты и на то, и на это. И творила из этого разного хлама с блошиных рынков дивной красоты цветы, и давала им имена, и дарила им характеры, и создавала из них спектакли – вот такая была уникальная Анюта.

Но если вы думаете, что истории с Анютой на этом и конец, поскольку все счастливые семьи одинаково неинтересны – так нет!

Как-то наездом попала я на её очередную выставку – и восхитилась. Потому что даже не предполагала такой красоты, хотя уже привычно считала и называла всегда вслух Анюту гением. Что-то появилось совсем новое, совсем свежее в её уникальных работах, о чем я и написала ей в книге отзывов.

А, встретив ее потом случайно опять же на тусовке – не узнала. То есть всё исчезло, и ничего не было в ней от той Анюты, которой я только из-за таланта прощала некоторую творческую диковатость. Это была совсем другая Анюта, совсем новая. Cветлая, прозрачная какая-то, как воздух весной, стильная до гламура. И просто красивая, понимаете?

А потому что ужас – прошептала мне она. И под огромным секретом рассказала, что у нее случилось сумасшествие – любовь. Взаимная. И у обоих семьи. И обе семьи страдают. И страдают они оба тоже – поскольку грешно, оба верующие, у обоих блок на близость, и этой пресловутой близости попросту нет…

Но любовь-то есть! И потому они рядом всё время, какое могут себе позволить. Два художника, два творца, два человека, но – мужчина и женщина…и нет выхода, кроме самой любви – и этих вот цветов…

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

tamara

Уроженка города Сарны Ровенской области (Украина) – после окончания факультета журналистики БГУ получила должность собственного корреспондента Белорусского радио, где 12 лет работала, одновременно для радиоканала «Маяк» делала получасовые еженедельные программы о Беларуси. Работала политическим обозревателем в межгосударственной телерадиокомпании «Мир», первым заместителем председателя ТРО Союза. Автор и ведущая телепрограмм «Кофе-пауза с Т.В.», , «ТРАССА М-1», «Панорама с Тамарой Вятской». Автор десятка документальных телефильмов.
Издан авторский сборник стихов и прозы «Спасибо всем» (2005г.), сборники стихов «Вариации на вечную тему» (2000г.), «Последняя женщина дона Хуана» (2014), рассказы и стихи печатаются в украинских, российских и белорусских периодических изданиях, член Международной Академии телевидения и радиовещания. Живет в Минске.
Нелюбимая фраза из жизни: “Не напрягайся”
Любимая цитата: “Жить проще – лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет – как случится: это и есть жить проще.” (Амвросий Оптинский)




Блоги