Накануне Пасхи

Так душе няёмка…белорусское слово, а что оно значит – не могу точно перевести. Русское – неймется – не совсем то. Неудобно, тоскливо, печально. Так жалко всех, себя тоже. Иисуса жальче всего…

Утром сегодня встала – глазам больно. Отмытые вчера окна – как увеличительные стекла. Выжигает солнце глаза. И душу. А жизнь идет дальше, и вокруг так много того всего, что не дает блаженствовать – но никто ведь рая здесь не обещал…

Душа просит – чего? Радости? Да вот же она – радость: нашла новую для себя писательницу, от книги которой рыдала прямо на остановке…Господи, прости мне все мои прегрешения, все мои мысли дурные, все слова мои обидные, и вообще – прости мне жизнь мою не как у святой…

Аш булсын – говорят не помню кто перед началом трапезы. Пусть будет пищей. Пусть. И пусть вода будет водой, воздух – воздухом, еда – едой. А человек – человеком. Пусть будет так, как надо, как положено.

Ну вот сказали мне как-то: а перекрестись левой рукой. Подначивали. Давно, лет тридцать назад. Типа – если ты такая православная, то ничего и не случится, и никакое это не богохульство. И только теперь я поняла наконец, почему ушла тогда от тех людей навсегда. Интуитивно. Просто ушла. Я поняла сегодня – Богу, в принципе, все равно. Он вечный. Вездесущий. Совершенный. И ему от этой моей левой руки какой ущерб? Ущерб – мне. Моей душе. Был бы. Если бы я тогда это сделала типа в шутку, типа – подумаешь.

Все – внутри меня.

А с собой разве шутят?

Как-то довелось попасть в родовое гнездо Огиньского. Промысел Божий – именно в те дни был там и его пра-правнук. Или даже больше пра-, не суть. Легкие пальцы британского пианиста порхали над клавишами провинциального домкультуровского рояля, и это был запредел – пианист, похожий на автора «Прощания с Родиной » как …ну, как его портрет (можно было бы про каплю воды, но вопрос – похожи ли капли одна на другую?). На улице шел дождь, в усадьбе Михала Клеофаса наконец начиналась реконструкция, в пруду плавали белые лебеди, и вода из этого пруда уходила по бетонному руслу куда-то очень вниз – в зеленые влажные дебри. А в его доме из случайно распахнувшейся двери внезапно вывалилась на меня такая глобальная темнота! И что там холодок по спине – холод вечности вышиб воздух из легких, сердце дрогнуло и замерло, как заяц с поднятой лапой посреди поля бурой травы…и в самом деле вечность мелькнула – вот музыка, вот гений, вот его дом, а вот его потомок – тоже пианист… здесь было все правильно.

А в жизни реальной редко бывает так, чтобы было правильно.

И жалко всех до того, что сердце пляшет в ритме непонятной капоэйры.

Жалко парня, который женился на генеральской дочери – и сразу попал в чуждую среду. Эта его жена его не любила, а ведь он был – сплошное обаяние, гитара, песни, шутки, вот и ее взял неуемным ухаживанием-обхаживанием. Ну, жили как-то, он тянулся изо всех сил, был лучшим в городе программистом, а потом упал с елки, куда полез за шишкой для дочери. Сломал позвоночник. Жена его с облегчением бросила – вернее, выперла из генеральской квартиры. И он ютится у сестры в своем кресле…

Жалко девушку – язык не поворачивается назвать ее женщиной. Влюбилась она в актера одного намертво. А он – ни в какую. Хотя она – как былинка, волосы там, глаза, душа трепетная, таланты всякие еще. Ну, родила она от него сына. А тот тогда просто канул. Сын вырос, красавец, похож на него – внешне, на нее – талантами. Тот его уже не отрицает, даже уже гордится, сын этот у него вообще один ребенок оказался, но жениться на ней и не думает. А годы прошли, как горы под крылом самолета, она так и прожила жизнь в честь своей любви и ради сына, и вот уже все равно в старость вступила, хоть и девушка по-прежнему по всем почти параметрам, и все равно одинокая…и любит его по-прежнему!

Жалко очень всех, кому Бог не дает детей – а ведь всегда есть надежда, вон родила же в Ульяновске тетя первенца в пятьдесят шесть лет! Дай Бог ей здоровья. И тому мальчику. И мне – такого мальчика…

Жалко девочку Алесю, которую с сестрой отдали в детдом от живых пропойц, и они там были, как два ангела. А потом выросли – и скатились в дебри человеческие, откуда есть выход, но кто их вытащит, кто им руку подаст? У меня сил нет на это. Прости меня, Алеся…

Вообще жалко всей прошлой жизни – когда Одесса была самими заманчивыми отпускными райскими кущами, и жизнь на чужом балконе помнилась потом весь год. В той моей Одессе ворковали горлицы в пыльных акациях, и на стене пятиэтажки висела металлическая табличка «С балконов не трусить», и молочник будил с рассветом криком «Молоко-молоко-молоко»… А у подруги-одесситки море случалось в ее жизни раз в год – только когда я приезжала, в другое время времени на море не было… она на балкончике варила мне медленно кофе в джезве, и медленно готовила «синеньких-под-грибы», и приносила в десятилитровой канистре шампанское прямо с завода, и куском килограммовым шоколад – с фабрики. Мы жарились днем на пляже «Аркадия», а вечера просиживали в неспешных разговорах на этом ее легендарном балкончике, пристроенном прямо вдоль квартиры. Это время ушло – вместе с той безграничной страной…

Но подаренная подругой кофейная чашечка с надписью «Морфлот» ездит со мной по всему свету много лет, а это значит, что далеко не все и в этом мире тленно!

Хотя – разве я о чашечке?

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

tamara

Уроженка города Сарны Ровенской области (Украина) – после окончания факультета журналистики БГУ получила должность собственного корреспондента Белорусского радио, где 12 лет работала, одновременно для радиоканала «Маяк» делала получасовые еженедельные программы о Беларуси. Работала политическим обозревателем в межгосударственной телерадиокомпании «Мир», первым заместителем председателя ТРО Союза. Автор и ведущая телепрограмм «Кофе-пауза с Т.В.», , «ТРАССА М-1», «Панорама с Тамарой Вятской». Автор десятка документальных телефильмов.
Издан авторский сборник стихов и прозы «Спасибо всем» (2005г.), сборники стихов «Вариации на вечную тему» (2000г.), «Последняя женщина дона Хуана» (2014), рассказы и стихи печатаются в украинских, российских и белорусских периодических изданиях, член Международной Академии телевидения и радиовещания. Живет в Минске.
Нелюбимая фраза из жизни: “Не напрягайся”
Любимая цитата: “Жить проще – лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет – как случится: это и есть жить проще.” (Амвросий Оптинский)

11 апреля 2015 | Блоги | Теги: , , , ,



Блоги