Об оскорбленном 15-летии, “янебоюсьсказать” и “простом как мычание”

не

..не удивлюсь, если следующим флешмобом белорусских женщин будет демонстрация любви к национальному флагу в формате, когда в “критические дни” женщины откажутся воспользоваться прокладками, а пойдут на улицу в белых платьях и юбках. С достойно вздертым подбородком, – мол, а что, это же природные соки самой жизни. Почему нет? После “Янебоюсьсказать”, кажется, не осталось ни одного отверстия женского тела, не достойного флешмоба.

Правда, почему нет? Поэт Славомир Адамович регулярно признается в сети в приверженности к женщинам, которые не пользуются духами, не бреют ноги и подмышки, –  это “нравится” уйме женщин, которые, –  уверена, – ноги бреют.

Мужчин, которые мэйк секс немного не там и немного не так, знают, помнят, обычно, по фамилиям, – Немцов, Клинтон … ну и Наумчик тоже. А вот женщин, что при них, обычно только по имени, и то со временем имя из полного написания превращается в сокращенное, а после – в обобщенную “прозывалку”. Почему так? Почему современные женщины, которые делают все, чтобы довести мужчинам, что они – не инструмент для секса, по крайней мере, не только инструмент для секса, сделали обратное: довели мужчинам, что мера их тождественности –  как раз секс, что только секс может всколыхнуть такие внутренние глубины эмоций, напомнить такие далекие и такие быстротечные происшествия, из-за которых мужчина ни за что не стал бы возвращаться к прошлому. Вряд ли большинство мужчин стали бы загоняться из того, что в юности женщина постарше шептала им  что-то о дырочке в трусах. По крайней мере, загоняться в формате неумелой флеш-исповеди.

Человек должен быть мужественным в некоторых вещах, по крайней мере, в том, что касается его тела. Но, хотя перформанс называется “Янебоюсьсказать”, – получилось плотное “мы”. Большинство историй впечатляют своей ни-о-чем-ностью, и вряд ли их авторы хотя когда стали бы их рассказывать, если бы не «коллективное сознательное». Прежде чем рассказать такую ​​историю по своей инициативе и индивидуально, пожалуй, каждая женщина задалась бы вопросом – “зачем я это делаю?”.

“Мы” – выдохнули женщины полной грудью, поощряя друг друга не боятся, и тут же нашли жертвенную овцу, совсем по-женски выпихнув  тут же одну из своих рядов, – мол, черпай за всех ложкой. Персонаж женский получился как раз флешмобный – средний. Если бы было – женщина роковая, с репутацией или без, со способностью красиво рассказывать о своей постели или хотя бы о хоть чем своем, – история потянула бы на художественную, и это бы испортило эффект. Но по факту в ход пошли каракули: “Поэтому угрозы, которыми угрожают эти уважаемые люди, не виртуальные, а вполне себе реальны. И боятся естественно. А то, что ты сможешь что-то доказать – призрачная надежда. У них сила, деньги, связи. Ты – никто, тебе никто не поверит. А жизнь они тебе испортить могут “. К сожалению, это тот случай, когда косноязычие нельзя не анализировал и не брать в расчет, потому что оно – “Простое как мычание”.

Возможно, женское лютование объясняется еще и завистью к Алексиевич – та, говорят, тоже донавыдумывала за своих простеньких, слишком простеньких героинь.

Нынешнее общество сознательно и прочно изгнало Бога из своей постели. Тогда, если Его нет, кто дает право навязывать свои чудовищные представления о сексуальности другим? Представления каждого человека о сексуальности – немножко чудовищные, разве нет? Откуда тогда “стерильная сексуальность”, которая утверждает, что в 15 – нельзя?

И еще о подлинности насилия. Большинство авторш флешмоба – образованные женщины из “мира белых”, известные мужчинам в сети и реале как поставщики ярких мыслей и ежедневной эстетики, не говоря уже, что часть их – банально литераторы, общественные деятели, творческие люди. Истории их обидны до невозможности – “он мял мою ногу, а я молчала, как  оплеваная, потому что в моем мире хорошей музыки и хороших мыслей никто не учил меня, – как вести себя, если чмо подошло настолько близко”. Но сейчас же знают. Знают, что и как делать, чтобы чмо не подходило так близко. Знают, потому что тексты написаны успешными женщинами, – а, значит, знают.

Одновременно есть другие женщины, из мира грязного и низкого, который нам, “белым женщинам” – фуфуфу, где рождаются у пьющей пары, с детством без игрушек и книжек, без фейсбука и знания слово “насилие”, живя на социал или в приюте, где в 13 лет тебя начинают насиловать собутыльники отца, где тебе по старту закрыты дороги в бутики и университеты, где ты редко покупаешь новые трусы, причем всегда – самые дешевые.

Эти женщины не пишут в фейсбук, в лучшем случае – в “контакт” и одноклассники. И вряд ли они могут так гладко связно написать. Нет среди авторов воспитанниц детских домов, женщин-ЗК, женщин-простых рабочих-жен простых рабочих алкоголиков. Тогда во имя кого или чего флешмоб, который ни одной, ни одной из таких женщин не принесет облегчения, ведь те чмо-мужчины, которые мнут и рвут женское тело, не спрашивая имени, тоже сидят, в лучшем случае, в контакте или одноклассниках.

Что касается результата для “белых” образованных женщин, которые виртуально помахали трусиками инфантильности, “Янебоюсьсказать” стал очень таким себе прорелигиозным флешмобом, который продемонстрировал, насколько наши предки знали толк в жизни, ходя к исповеди. По крайней мере, исповедь – наиболее безопасная камера хранения, куда можно положить бремя страстей человеческих, которые нет сил нести.

Положить даже не насовсем, если есть желание работать со своими внутренними химерами, не скармливая им свое тождество. Если, конечно, на момент “насилия” тождество это уже было и базировалось не на сексе, – а с этим у сонма женщин, действительно, проблема.

Флешмоб не удался как подъем проблемы, так как не дал ответа на вопрос – почему в обществе, где можно если не все, то почти все, – нельзя трогать женщину.

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

210 (1)

Автор krynica.info, католичка, переводчик, мать двоих детей

17 июля 2016 | Блоги | Теги:



Блоги