Оборонительный союз. О результатах встречи Франциска и Кирилла

папа і патрыярх

Тонкости протокола и московское вызревание

В своих заметках не могу обойтись без насмешливого замечания: у Патриарха Кирилла в начале встречи с Папой Франциском было что-то не в порядке то ли с нервами, то ли со знанием церковных канонов и светского протокола. То, что в аэропорту “Хосе Марти” в Гаване он плюхнулся в кресло раньше епископа Рима, можно оправдать только волнением, нервным напряжением. Что ни говори, Патриарх Московский – нет Вселенский, не архиепископ Константинополя – Нового Рима. Да и константинопольский архиепископ, хотя согласно канонам и равен епископу Рима, знает, что честь ему принадлежит и отдается только после римского архиерея. Со светской же, общечеловеческой, точки зрения и вообще негоже младшему возрастом садиться раньше старшего. Наконец, с точки зрения протокола главе Московской Церкви следовало вместе с Всемирным архиереем просто попозировать перед фото-, теле- и киножурналистами. Так принято. Совершив ошибку, Кирилл продемонстрировал свою провинциальность.

Не могу не съязвить и над журналистской (как бы это помягче сказать?) некомпетентностью. В СМИ пришлось не один раз встретить утверждение “впервые за тысячу лет”. Например, одна из передач российской службы Радио Свобода так и называлась: “Папа и Патриарх: впервые за тысячу лет”.

Во-первых, тысячу лет назад, не было Московской Церкви – была Русская (Киевская). Предстоятель этой Церкви – митрополит Исидор, резиденция которого была в Москве, – встречался с предстоятелем Римской Церкви Евгением IV в 1438-1439 гг. в Ферраро, где начался знаменитый Ферраро-Флорентийский, он же XVII Вселенский Собор. О Флорентийской унии писать здесь не буду, а только напомню, что она в какой-то степени была причиной того, что в 1448 года епархия отделилась от Киевской митрополии и стала самостоятельной. Но до признания самопровозглашенной Московской Церкви всем Православием понадобился 141 год. Только в 1589 г. Московия вырвала из рук Вселенского Патриарха Иеремии II и признание автокефалии своей Церкви, и согласие на поставление на Москве патриарха. Таким образом, Московский Патриархат существует (с большим перерывом) 426 лет, а нам говорят о тысяче.

Можно сказать, что Московская Церковь и ее предстоятель по сравнению с другими поместными церквями и их предстоятелями опоздала на встречу с Папой. А можно сказать, что они слишком долго думали.

Тут такая тонкость. Когда Папа Иоанн XXIII созвал в 1962 г. II Ватиканский (ХХІ Вселенский) Собор и пригласил на него представителей Православия, Вселенский Патриарх Афинагор после консультаций с поместными Церквами решил воздержаться от посылки делегатов на Ватиканский холм. Зато Московская Церковь послала своего представителя – митрополита Никодима (Ротова). Есть основания утверждать, что владыку Никодима, который умрет на руках у Папы Иоанна Павла I, в Ватикан послали не Синод и не Патриарх, а президиум ЦК КПСС и советское правительство. Однако ни ЦК КПСС, ни советское правительство, во главе которых стоял Никита Хрущев, не додумались послать на встречу с Иоанном XXIII и его преемником Павлом VI предстоятеля Московской Церкви Алексия І. Инициативу перехватил Фанар, и в январе 1964 г. в Иерусалиме состоялась историческая – первая после 1439 г. – встреча римского епископа и константинопольского архиепископа, Павла VI и Афинагора. Два патриарха взаимно сняли проклятья, которые прозвучали в 1054 г. из лексикона Католической Церкви окончательно было удалено слово “схизматики” в отношении православных, и с тех пор встречи римских епископов с архиепископом Нового Рима стали обычным явлением. А потом состоялись встречи понтификов с предстоятелями других автокефальных православных церквей. Иоанн Павел II посетил все «православные» страны. Исключение составили лишь Россия и зависимая от нее Беларусь. Но наконец и Москва дозрела до встречи с римским епископом.

Колоды на дороге

Встречи Патриарха Московского с римским епископом мешали московские предрассудки. Не говорю здесь о претензиях Московского Патриархата на исключительное место в Православии. С тех пор, как обрушился коммунистический режим и религиозные объединения перестали держать в ежовых рукавицах, РПЦ начала претендовать на исключительное место среди христианских вероисповеданий в России. Появился тезис о канонической территории, и РПЦ вместе с российской властью всяко мешала развертыванию структур Римско-Католической Церкви в России. Показательным примером может быть эксцесс с владыкой Ежи Мазуром. У монсеньора Ежи, который с 1998 служил в Сибири, в апреле 2002 года российские пограничники забрали паспорт. Ему сообщили, что он значится в списке лиц, которым запрещен въезд в Россию. На место монсеньора Ежи Ватикан отправил минского суфрагана, епископа Кирилла Климовича. (Здесь, говорят, не произошло и без интриги: кое-кому в Беларуси хотелось избавиться владыки Кирилла.)

РПЦ длительное время обвиняла и Ватикан, Римско-Католическую церковь в России в прозелитизме: мол, перетягивает к себе нашу паству. Опаснейшим из инструментов ватиканского прозелитизма, по мнению деятелей РПЦ, является униатство. Подавленное, оно после краха коммунистических режимов начало восстанавливаться практически во всех странах бывшего советского блока. Особенно встревожил Москву выход из подполья Украинской Греко-Католической Церкви и возвращение в ее лоно множества приходов, которые после Львовского лжесобора 1946 г. Москва считала навеки своими. Позже возмущение Москвы вызвал и факт переноса должности Верховного архиепископа УГКЦ из Львова в Киев, что символизировало переход Церкви из состояния региональной в состояние национальной.

Ватиканский реверанс

Чтобы успокоить РПЦ и наладить с ней диалог, Ватикан уже в 1993 г. совершил, так сказать, кардинальную уступку Православию, в первую очередь Москве. В 1993 г. в Ливане, в Баламандском монастыре Антиохийской Православной Церкви, была завизирована декларация, в которой откидывается униатство как способ поиска единства православных и католиков, потому что это, мол, “противоречит общей традиции наших Церквей”.

Хотя Баладмандская декларация так и не стала юридическим документом, хотя против определенных ее пунктов выступили как православные, так и униаты, хотя РПЦ не считает ее обязательным документом, Ватикан довольно последовательно придерживается ее положений. Он так и не решился назначить отдельного епископа для российских греко-католиков. Их ординарием стал западносибирской латинский епископ Иосиф Верт. Это смешновато, но это факт: владыка Иосиф латинскую литургию служит в одном облачении , а византийскую – во втором.

Результатом ватиканской политики стало и то, что епископа не получили и белорусские униаты. Белорусская Греко-Католическая Церковь – это воображаемая структура, ведь, как известно, Церкви без епископа не бывает.

Чтобы не раздражать руководство РПЦ, Ватикан избегает наименованию римо-католических епархий в России от названий главных городов церковных областей. Так, архиепархия с центром в Москве – не Московская архиепархия, а архиепархия Божией Матери, епархия из центром в Саратове – имени Святого Климента, с центром в Иркутске – Святого Иосифа, а с центром в Новосибирске – Преображения Господня.

Москву раздражало то, что две из четырех латинских кафедр в России занимали выходцы из Беларуси (“польско-белорусская католическая агрессия”). И Ватикан поставил в Москву на место митрополита Тадеуша Кондрусевича итальянца Павла Пецци. И хотя архиепископ Павел занимает кафедру уже восемь лет, он так и не возведен в сан митрополита.

С другой стороны, Ватикан способствует РПЦ в Европе. Предоставляет в пользование или даже передает Московскому Патриархату храмы, дает возможность православным семинаристам и священникам учиться в католических учебных заведениях. Были случаи, когда католические богословы преподавали в российских православных учреждениях (известно, что в РПЦ недостаток высококвалифицированных кадров).

Два понтифика: неслучайность встречи

Надо отдать должное Ватикану. Свою политику сближения с Москвой он настойчиво ведет с XV в. Иногда римский епископ забывает, что он глава Католической, а не только Римско-Католической Церкви, поэтому довольно часто игнорирует интересы католиков восточных традиций. Здесь видится и тайно желание, чтобы католики из восточных обрядов переходили в латинский. Скажем, Ватикан довольно стоически принял весть о ликвидации унии в Российской империи, в первую очередь в Беларуси. Он много потерял, но зато и выиграл: десятки, если не сотни, униатских приходов перешли в латинство.

Вселенскими Соборами І тысячелетия за римскими епископами было признано первенство в христианском мире. От этого статуса они не отказываются и сегодня. Природа же Церкви – миссионерская. Своими книксенами Ватикан старается создать как можно более благоприятную атмосферу и почву для работы римо-католических структур в России.

В прошлом году мы не понимали, чем объясняются скандальные заявления Франциска о военных событиях в Украине. Вслед за Кириллом он назвал эту войну братоубийственной. Он призвал не рассматривать события в категориях поражения или победы и заявил, что единственно правильным словом для выхода из ситуации является слово “мир”. Не было уточнено, какой мир – справедливый или любой ценой? Дошло до того, что ватиканские сановники давали по поводу высказываний Папы объяснения украинским дипломатам.

Папа, как мне помнится, ни разу не высказался просто и однозначно о бедственном, даже трагическом положении украинских греко-католиков или протестантов в оккупированных Крыму и Донбассе.

Можно сказать, что встреча с патриархом Кириллом – результат всей предыдущей политики Ватикана в отношении России, политики уступок.

С другой стороны, Кирилл известен как ученик митрополита Никодима, которого я уже упоминал. Кроме того, не может не броситься в глаза, что глава РПЦ пытается организовать работу центральных церковных учреждений на образец римской курии, выработать для каждой из них регламенты и уставы. Иной раз Кирилл уже называют московским понтификом.

Нельзя не принять во внимание, что политика клерикализации, которую ведет РПЦ, встречает в России сопротивление. Руководство РПЦ несет также имиджевые потери. Чего стоят бывшие скандалы вокруг панк-рок-группы “Pussy Riot” и постановки оперы Рихарда Вагнера “Тангейзер” в Новосибирске. А истории с часами Кирилла и с нанопылью, когда обнаружилось что у монаха Кирилла есть квартира в городе, в котором живет какая-то женщина?

Встреча с папой-аскетом (Франциск в большей мере актер и популист, чем скромный человек) нужна была Кириллу и для престижа, для улучшения своего имиджа.

Не исключена и политическая составляющая встречи. Путину и его окружению нужно как-то выйти из изоляции или полу-изоляции, в которой они оказались. И добиться снятия экономических санкций, так как российская экономика оказалась в трудном положении. Помог же Ватикан коммунистическому режиму на Кубе.

Кстати о Кубе. Напрасно, что там в тюрьмах страдают десятки политзаключенных, напрасно, что народ живет на грани нищеты – Франциск и Кирилл назвали Кубу символом надежды для Нового Света. По-моему, это цинизм, политиканство. И очередная Ватиканская уступка Москве.

Ну и общие интересы не могли не привести к встрече римского и московского понтификов. Это и просто трагическое положение христиан на Ближнем Востоке, включая Северную Африку, это и наступление секуляризованного общества и государственных структур в Европе и Северной Америке на христианские ценности и на христиан…

Плюсы и минусы

Как и ожидалось, в совместном заявлении Франциска и Кирилла эти проблемы – бедствия христиан и последователей других исповедание на Ближнем Востоке и в Северной Африке, ограничение прав и даже дискриминация христиан в Европе и Северной Америке, нашествие на традиционные ценности – нашли свое отражение. В этом свете естественно прозвучал призыв к единству христиан Западной и Восточной Европы.

Жаль, что Франциск и Кирилл как-то упустили из виду кровавые расправы с христианами в других частях мира – например, в Нигерии и Индии. Тогда более обоснованно звучал бы тезис о необходимости межрелигиозного диалога.

Нельзя не обратить внимания и на то, что Вселенский Архиерей и предстоятель поместной Церкви высказали мнение об угрозе новой мировой войны.

Вот и все то религиозно-церковное в совместном заявлении Франциска и Кирилла, что вызывает понимание и даже сочувствие.

Вместе с тем нельзя не отметить, что совместное заявление в Гаване подписывал теперь не глава Католической, а глава Римско-Католической Церкви.

“С нашего многолетнего опыта можно сказать: если Ватикан и Москва устраивают встречи или подписывают какие-то совместные тексты, то нам не надо ждать от этого чего-то хорошего”. Так сказал Верховный архиепископ УГКЦ Святослав.

Как и предсказывали многие, в Гаване повторился Баламанд. В заявлении Франциска и Кирилла читаем: “Сегодня очевидно, что метод “униатизима” прежних веков… не является путем к восстановлению единства”.

Правда, дальше записано, что “общины (сообщества), которые появились в результате исторических обстоятельств, имеют право существовать и совершать все необходимое для удовлетворения духовных потребностей своих верующих, стремясь к миру с соседями”.

Означает ли это, что греко-католики Беларуси и России получат наконец своих архиереев? Или все-таки назначение епископов будет воспринято Даниловым монастырем как акт агрессии?

Последнее предложение в цитированном абзаце (“Православные и греко-католики нуждаются в примирении и в нахождении взаимоприемлемых форм сосуществования”) можно воспринимать как пустое дополнение, которые не дает ответа на предыдущий вопрос. Это предложение можно объяснить и так: если вы, униаты, хотите жить в мире с православными, сидите и не рыпайтесь, и даже не думайте о своей иерахии и учебные заведения в Беларуси и России. А ватиканские чиновники согласно будут кивать головами.

Еще две победы Москвы

Подтверждение в совместном заявлении Франциска и Кирилла антиуниатского положения Баламандскай декларации – безусловная победа РПЦ.

Победила Москва и тогда, когда в заявление вписывался пункт об Украине. Уже само слово “противостояние” в этом пункте вызывает вопрос: кто кому противостоит? Бандиты Украинскому Государству или Россия, которая поддерживает бандитов?

Еще интереснее в следующих предложениях. Франциск и Кирилл призывают структуры РПЦ и Католической Церкви (римо- и греко-католиков) “воздерживаться от участия в противостоянии и не поддерживает дальнейшее развитие конфликта”.

Как я понял, Папа и Патриарх призывают своих верующих стать дезертирами, а церковным общинам советуют отозвать из украинского войска капелланов и перестать собирать для воинов медикаменты и экипировку, включая бронежилеты, не покупать для национальной гвардии и вооруженных сил реанимобили. Ведь если будете все это делать, можно прочитать в заявлении, конфликт будет развиваться. Или все-таки Ватикан и Москва дадут дополнительные разъяснения на этот счет?

Если Ватикан не может назвать агрессора агрессором и призвать его прекратить поддержку бандитов, вернуть Украине Крым, то лучше было бы не затрагивать украинские проблемы в этом заявлении. Достаточно было бы выразить скорбь по причине того, что происходит в Украине. И уж совсем не стоило бы Ватикана высказываться насчет межправославных раздоров в Украине и подыгрывать Москве словами о преодолении раскола “на основе существующих канонических норм”. Знаем мы, как Москва трактует каноны.

А что для Беларуси?

 

Митрополит Тадеуш Кондрусевич, как и полагается церковному функционеру, в восторге от гаванской встречи. Он назвал это свидание встречей тысячелетия. Не слишком? Все-таки была встреча Евгения и Исидора, которая привела на наших землях к Унии. Все-таки была Иерусалимская встреча Павла и Афинагора, встреча, положившая начало католическо-православным контактам нового времени на уровне предстоятелей Церквей… А вот оптимизма у митрополита Тадеуша маловато. Его оптимизм осторожный, так как ему только “кажется, что визит Папы в Беларусь сегодня настолько близок, как никогда перед этим”.

Конечно, хорошо было бы, если бы Кирилл разрешил гражданам якобы независимого государства Беларуси приветствовать на своей земле римского епископа. Здесь у меня есть определенный расчет. Приехав в Беларусь, глава Католической (а не только Римско-Католической) Церкви волей-неволей должен встретиться с греко-католиками. А встреча не совсем встреча без литургии. И где будут служить ту литургию, когда в Минске нет греко-католического храма? Так, может, к приезду Папы построят в нашей столице униатский храм с тремя или пятью куполами? Может, и епископа к тому времени поставят? А то что за литургия в присутствии Папы, которую служит не-епископ?

Перспектива

Православная Церковь, как в Беларуси, так и в России исчерпала возможности и резервы роста. Кроме того, РПЦ потеряла тысячи приходов в Украине. Рано или поздно Московский Патриархат потеряет и Украинскую Православную Церковь. Конечно, не всю, но большую часть. Новый ее предстоятель, митрополит Онуфрий, сам того не желая, немало делает для этого.

Рано или поздно остро встанет вопрос о возвращении Православных Церквей Латвии и Литвы под омофор Патриарха Константинопольского.

В перспективе – потеряв большинство приходов в Украине, Латвии и Литве – РПЦ, по некоторым оценкам, будет насчитывать до 50 млн. верующих. Другие же пишут, что потеряв и Беларусь, РПЦ будет насчитывать верующих меньше, чем Румынская Православная Церковь.

Надо думать, что Ватикан знает эти прогнозы. Знает он о росте процента мусульман в структуре населения России. Знает ли он, что какие-то надежды на рост имеются и у протестантов. Знает ли он, что рост Католической Церкви в России уже проблематичен. На что же тогда он надеется, совершая реверансы перед РПЦ? Думается мне, Ватикану нужен союз с РПЦ только для того, чтобы удержать свои позиции в России. И позиции ортодоксального христианства (то есть православия и католицизма) вообще.

Для решения глобальных задач, возникших перед ортодоксальным христианством, Ватикану требуется диалог на высшем уровне с вселенским Православием. С почти всеми Церквями этот диалог уже ведется. Теперь к нему присоединяется и РПЦ.

По-моему, для ортодоксального христианства и в Восточной Европе, в Евразии, также наступает пора или глухой обороны, или глубокого реформирования. Мир меняется – должно менятся и ортодоксальное христианство.

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

сідарэвіч

Белорусский историк, политолог, философ. Один из инициаторов возрождения социал-демократического движения в Беларуси. Председатель БСДП в 2010-2011 годах.




Блоги