Старый Новый год

кадр из фильма А.Тарковского "Ностальгия", kinopoisk.ru
кадр из фильма А.Тарковского “Ностальгия”, kinopoisk.ru

Ну почему Мусин вагон всегда в противоположном конце поезда? Почему у попутчиков – всегда каменные лица, не отвечающие на ее попытки улыбаться? Почему даже духи перестали на ней пахнуть?

Мусе было плохо. И что ей это море, подаренное ей на старый Новый год – теплое, как бассейн с подогревом? И эти итальянцы, говорящие одновременно сплошным потоком друг с другом – о том, как там дома их собачки-кошечки. И этот пляж – синий от отельных полотенец. И эта личная свобода, когда думаешь лишь о том, что бы еще такого съесть. Не поесть, а именно съесть – с наслаждением от каждого малюсенького кусочка. Как ту вчерашнюю клубнику, вкус ее – как у мамы с грядки. Но – январь же! И этот странный чешуйчатый плод эшта, у которого внутри нежнейший сливочный пудинг, а снаружи на нем растет детка, такая же чешуйчатая…

Кроме собственно самих итальянцев, облюбовавших этот же отель, все было совсем не так, как в Италии, где была она много лет назад по работе. Море – чище и солоней, сервис – лучше многократно. Но крепка в памяти Италия была потому, что за эти годы ничего более яркого в ее жизни и не было. Жизнь была так себе – работа, дом. Дом, кстати, Муся с мужем построила совсем южный – яркий, с цветами на стенах и окнами по максимуму. Было, правда, холодновато осенью-зимой-весной, но красиво же! И альпийские горки вместо огуречно-картофельных грядок – жила, жила в Мусе неизбывная тоска по красоте окружающего мира! Откуда взялось в ее педагогической душе: эти веера в спальне, и зеркала где только можно, и во дворе качели с навесом, и кофе как ежедневный сладостный ритуал?

Но здесь Мусе нравилось все. Правда, в первый день она с привычной для нее в последнее время капризностью пыталась найти что-нибудь не такое, как в любимой и пестуемой ее памятью Италии, но потом все же расслабилась – и поплыла по аквамариновым волнам завтраков-обедов-ужинов, где было солнце-солнце-солнце, и Мусино тело просто всасывало его в себя, как аккумулятор фотоаппарата – электричество. Потому что именно от нехватки солнца в ее неяркой повседневности были и депрессийки, и аллергии, и раздражительность, и мелочность – короче, то, что казалось ее сутью. А это просто солнца не хватало! На самом деле Муся была улыбчивой и радостной, и помимо солнца сейчас вбирала жадно в себя и этих январских бабочек, и эти цветы и цветочки разнокалиберные, и это море синевы хрестоматийной – ей казалось, что вот она вынырнет на бережок из этой синьки, и будет сизой, как русалочка. И это было счастье.

От этого соленого до горечи моря пахло не йодом, а рыбой. Странно было бы есть эту рыбу – с желтыми, зелеными и даже сиреневенькими плавниками, но вчера была именно такая на ужин, с утыканной беспорядочно зубами-шипами пастью. И мясо ее было не как у полюбившегося ей в Италии тунца – почти говядина, а совсем другое на вкус, такая курочка морская. Хотя и куры разные бывают – мама отдала ей тушку домашней пеструшки, которую грызанула за посягательство на ее будку в мороз домашняя их незлая собачка. И мясо этой курочки было нежное и плотное. А эта зубастая рыбища была белая и нежная, и таяла во рту, как какой-нибудь бройлер.

Не думайте только, что еда для Муси – главное. Она здесь и вовсе собиралась худеть и очень сначала обрадовалась весам в номере. Готовила потому что сама превосходно – и комплексовала от каждого грамма вне параметров… но все равно ела. А в самолете, прилипнув к иллюминатору и вдыхая озон от этого стекла, отделяющего от минус пятьдесят за бортом, решила для себя, что возвращаться будет загорелая и поджарая. Но здесь так много сразу было непривычных вкусов, что Мусина решимость растаяла в небе, где не было ни облаков, ни птичек. Птички ходили по бережку, перламутрово-серые, Мусе хотелось такого цвета платье из тяжелого шелка, и она знала, что теперь оно в ее жизни будет – раз уж случилось это море на старый Новый год. Потому что всегда бывает то, чего ты хочешь – когда хотеть отчетливо и крепко. Бывает такой массаж – отчетливый и крепкий. Бывает и другой. Ей подарили такой на Новый год. Испанский. Она намечтала себе чуть ли не тореадора в плаще и с мулетой. Была же – нежная Марина, втирающая час в ее настывшее на морозе тело ароматное масло. Тело благоухало и блестело. Но это все равно был не массаж, не мечта…(Образ, конечно, спорный, но не всему же быть прозрачным?).

Вообще-то Муся работала психологом. И так ее все и воспринимали, потому что она умела слушать, и все несли к ней все свои несчастья, и вокруг нее кучковались отнюдь не счастливые люди, а и вовсе даже наоборот. К Мусиной груди хотелось приткнуться, ей завидовали даже и вслух, потому что на фоне их, неудачных, одиноких, бездетных, или с мужьями, но пьяницами, жизнь Мусина была почти библейски прекрасной.

Говорят в таких случаях – все, как у людей. Однако у этих у людей было плохо, а у нее все было хорошо. Внешне. Дом, муж, дети.

Но как-то вдруг началось время, странное и неприятное ее знающему сердцу. Нежная Мусина натура вдруг взбунтовалась (а натура, к слову сказать, была до того нежная, что Муся, как постоянно беременная женщина, окружала себя сознательно и подсознательно только красивыми вещами, картинами, музыкой, говорила тихо, чтобы не заглушать тихий перезвон внутри, и на пятнадцатом году семейной жизни все еще писала мужу записочки в стихах…).

А тут Муся стала грубить, да и вообще просто орать, пунцовея своим прекрасным лицом. Ей перестал нравиться ее непьющий-некурящий муж, и даже стала она мучить чем ни попадя глазастых своих детей, и язык ее язвительный отвадил от дома подружек и родных – кому охота вместо привычно ожидаемого душевного тепла вдруг заметаться бестолково, чувствуя себя ненужным в Мусиной жизни?

Но плохо сейчас Мусе было не только поэтому. Муся пережила страх. Да что там страх – впервые в жизни Муся пережила ужас, когда, в очередной раз с замиранием от восторга осторожненько опустилась в эту синьку, но что-то вдруг случилось, и доплыть до понтона не стало сил, и тянуло ее вниз, в пучину бездонную. Она загребала безвольными руками, оставаясь на месте, и понимала, что море ее не держит, как ему положено, а всасывает…. Никому, кстати, и в голову не пришло, что среди дайверов кто-то просто тонет…

Выплыла все же как-то, отлежалась. Объяснили ей потом, что это большая медуза, вытянутая отливом из коралловых зарослей, обожгла ее, и от болевого шока наступил недолгий паралич ( Мусе все же приятней было думать и говорить потом, что это был электрический скат – ну какая должна быть медуза, чтобы половина тела покрылась ожогом?).

А в зашторенном тихом номере, переживая этот свой адреналин от отчаянной борьбы за жизнь, Муся вдруг так же отчаянно захотела домой. У нее уже, как любил говорить ее муж, чесались руки – высадить дома натыренных здесь отростков и семян, сочинить из чего-нибудь мозаичный светильник, и сделать, наконец, камин в углу гостиной. Чтобы в доме снова стало тепло.

Мнение авторов блогов может не совпадать с мнением редакции Krynica.info

tamara

Уроженка города Сарны Ровенской области (Украина) – после окончания факультета журналистики БГУ получила должность собственного корреспондента Белорусского радио, где 12 лет работала, одновременно для радиоканала «Маяк» делала получасовые еженедельные программы о Беларуси. Работала политическим обозревателем в межгосударственной телерадиокомпании «Мир», первым заместителем председателя ТРО Союза. Автор и ведущая телепрограмм «Кофе-пауза с Т.В.», , «ТРАССА М-1», «Панорама с Тамарой Вятской». Автор десятка документальных телефильмов.
Издан авторский сборник стихов и прозы «Спасибо всем» (2005г.), сборники стихов «Вариации на вечную тему» (2000г.), «Последняя женщина дона Хуана» (2014), рассказы и стихи печатаются в украинских, российских и белорусских периодических изданиях, член Международной Академии телевидения и радиовещания. Живет в Минске.
Нелюбимая фраза из жизни: “Не напрягайся”
Любимая цитата: “Жить проще – лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет – как случится: это и есть жить проще.” (Амвросий Оптинский)

13 января 2015 | Блоги |



Блоги